Спасение утопающего: скорость реакции и деньги на развитие

116

3.09.2014

Министр экономики РФ Алексей Улюкаев признал: Россия вступила в «в негативную стадию экономического цикла». Возможно, опыт Латвии по преодолению кризиса будет полезен и Москве.

В конце 2008-го – начале 2009-го о Латвии в стране и за ее пределами рассуждали, как о потенциальном failed state (несостоявшемся государстве вроде Сомали). Спустя три – четыре года ее уже приводили в пример Южной Европе в качестве образца по преодолению невзгод с помощью не особо популярных мер.

По просьбе smartlatvia.lv экономисты и эксперты из предпринимательских организаций попытались оценить, какие шаги по преодолению кризиса в Латвии были сделаны верно, а какие оказались ошибкой.

Эдмунд Рудзитис, эксперт по социально-экономическим вопросам SEB banka:

edmund_rudzitis_SEBЛатвия –маленькая, Россия – огромная, поэтому вряд ли какие-то наши решения приведут к аналогичному эффект там. Но если говорить о принципе, то в плюс нам можно поставить то, что болезненные решения принимались и реализовывались довольно оперативно. Да, сначала резко становится хуже, но и восстановление происходит быстрее.

У нас были значительные сокращения кадров и в частном, и в публичном секторе. Поначалу, конечно, это создало давление на бюджет из-за резко выросших пособий по безработице и других расходов, но в за довольно короткий срок значительная часть уволенных нашли себе вакансии.

Ну, и конечно, нам очень помогли еврофонды и то, что правительство не стало сокращать расходы на софинансирование проектов с их использованием. Так, что даже в самый тяжелый период деньги на развитие были. Учитывая то, какую долю в экономике России занимают доходы от добычи ископаемых, ей явно стоит вкладывать в развитие других секторов. Тем более, что поле для маневра у нее гораздо шире, чем было у Латвии с нашим латом, жестко привязанным к евро.

Петерис Лейшкалнс, эксперт по социальным вопросам Латвийской конфедерации работодателей:

peteris_leishkaln_LDDK_smaller1Главной ошибкой в годы кризиса стало сокращение социальных гарантий наименее защищенным группам населения, в том числе семьям с детьми. Что не дало никакого особого выигрыша с точки зрения фискального пространства, зато создало риски отчуждения этих групп. Ну, и если человек не может прокормить семью здесь, он едет работать в другую страну. В краткосрочной перспективе для государства в тяжелый период это может даже хорошо: не надо платить пособие. В долгосрочной – беда: люди уехали и возвращаться не спешат. Ну, и безусловно ограничение соцгарантий не укрепляет веру в систему социального страхования.

Другое неверное решение было допущено в 2008-м о надбавке за стаж до 1996 года ко всем пенсиям, хотя изначально предполагалось увеличить только маленькие пенсии. В итоге сократить разрыв между маленькими и большими, конечно же, не удалось, а расходы бюджета выросли на 80 млн. латов (114,2 млн. евро).

Зигурд Вайкулис, главный экономист банка Citadele:

09.03.2009 Parex. Foto:Ilmars ZnotinsЧестно говоря, мне не кажется, что во время кризиса правительство действовало как-то очень проактивно – скорее оно реагировало на события внутри страны и вокруг нас. Конечно это была тяжелая и неприятная работа, но называть ее образцовой я бы не стал. Слава богу, не допустили каких-то больших глупостей. Что само по себе не мало.

Безусловно правильным было сохранение государственного софинансирования для освоения еврофондов: бюджетные средства не поедались, а шли на развитие. Позитивными можно назвать решения, которые упростили жизнь малому бизнесу и начало предпринимательской деятельности: снизили расходы на регистрацию предприятий, появилось «ООО за лат», налог с микропредприятий. Это все не гигантские шаги и их надо было сделать гораздо раньше, но в каком-то смысле кризис сыграл на руку: заставил принять необходимые решения.

Но главная заслуга в преодолении ямы принадлежит все-таки не правительству, а предпринимателям. Они быстро поняли, что для сохранения бизнеса им надо переориентироваться на внешние рынки и сумели туда пробиться. В итоге сегодня доля экспорта в латвийском ВВП чуть ли не вдвое больше, чем до кризиса.

Илмар Османис, член правления Латвийской ассоциации электронной и электротехнической промышленности и председатель правления Hanzas Elektronika:

osmanisИз ошибок я бы выделил спасение государством банка Parex. Остальное – повышение налогов, урезание расходов – было неизбежно. Ну, и еще налог на жилую недвижимость следовало вводить раньше, а не в разгар кризиса.

Но определенные процессы пошли экономике явно на пользу. Сокращения в госсекторе и спад в строительной отрасли привели к тому, что на рынке впервые за много лет появились люди, заинтересованные в работе как таковой. Хорошо, конечно, что приняли законы, которые позволили быстрее развиваться и выходить из серой зоны малому бизнесу. Это еще одно позитивное проявление кризиса: политики и чиновники вдруг оказались вынуждены прислушаться к бизнес-сообществу, использовать его идеи и быстро принимать решения.