Экономист: средние показатели скрывают двухскоростную Латвию

Фото: Flickr - Katina Rogers

Безработица в Латвии быстро снижается, занятость наоборот – быстро растет и в целом рынок труда на фоне стран ЕС и ОЭСР выглядит прилично. Однако, достойные средние показатели скрывают проблему Латвии «двух скоростей», пишет в своем комментарии экономист центробанка Олег Красноперов.

«Никогда еще с момента восстановления независимости страны (за исключением короткого периода в 2006 – 2007 гг) рынок труда не благоволил работникам так, как сейчас», – утверждает Олег Красноперов.

Он отмечает, что уровень безработицы (фактической, а не зарегистрированной) находится на среднеевропейском уровне, занятость трудоспособного населения, взлетела очень высоко, и этот показатель в Латвии сейчас лучше, чем в среднем по ЕС.

«Однако, эти средние данные скрывают «двухскоростную Латвию», – считает эксперт Банка Латвии. – В то время, как одна часть общества жалуется на нехватку рабочей силы, перегрев экономики, опережающий производительность рост зарплат и слишком быстрое увеличение минимальной зарплаты, другая часть населения только дивится нашим среднестатистическим показателям, не чувствуя роста благосостояния».

«В некоторых краях Латгалии каждый пятый житель имеет статус безработного. Это значит, что фактическая безработица кое-где (выраженная в процентах от экономически активного населения и включающая в себя и незарегистрированных безработных) близка к 30%. Это сегодняшние данные, а не 2009-2010 гг, как кто-то мог бы подумать», – пишет он, отмечая, что, несмотря на стереотим, что «на селе остались одни старики», очень больших различий в возрастной структуре задекларированных жителей между краями нет.

Олег Красноперов ссылается на данные Службы госдоходов: каждый четвертый в частном секторе получает «минималку» или даже меньше. «Многие совершенно правильно видят в этих показателях большую долю теневой экономики, неуплату налогов, несоблюдение правил честной конкуренции. Я же вижу в первую очередь непозволительное разбазаривание человеческого капитала», – пишет он.

Экономист поясняет, что, находясь в тени, предприятия как правило работают с устаревшими технологиями, их возможности привлечь финансирование в виде кредитов и/или еврофондов существенно меньше, чем у «нормального» бизнеса. Соответственно, инвестиции в развитие у них меньше, чем у конкурентов, работающих в «белой зоне».

При этом такие предприятия обычно не заинтересованы в повышении квалификации своих работников, поскольку, достигнув определенного уровня, те станут конкурентоспособными и в «белой зоне» и с большой вероятностью покинут полулегального работодателя. Из-за чего последний мирится с низкой производительностью, платит мизерные зарплаты и имеет очень ограниченные возможности для развития.

Для решения структурных проблем, которые определяют развитие «двухскоростной Латвии» требует структурной политики – целенаправленной работы с конкретными территориями и группами населения (которая не ограничивается трансфертами и социальными пособиями). Поддерживающая рост денежно-кредитная политика (продолжающаяся эпоха очень низких процентных ставок) может дополнять структурные реформы, но не заменит их.

«Независимо от того, сколь низкими будут процентные ставки, если в стране не хватает прибыльных инвестиционных проектов или если предприниматели считают, что в другом государстве бизнес-среда лучше, инвестиции все равно будут недостатчными. В этом случае мечта о приближении к среднеевропейскому уровню жизни так и останется недостижимой», – заключает он.