Внешняя торговля Латвии резко замедлилась. Насколько это серьезно?

367
Фото: Flickr - Matt Roberts

В июне внешнеторговый оборот Латвии в фактических ценах составил 2,19 млрд евро – на 10,3% меньше, чем годом ранее. И хотя полугодовые данные выглядят не столь ужасно, а основные причины спада стоит искать за пределами нашей страны, банковские экономисты предупреждают: если внешняя торговля по итогам года останется на уровне 2018-го, это уже будет большим успехом.

Центральное статистическое управление (ЦСУ) сообщает, что экспорт в июне в фактических ценах составил 982 млн евро, за год сократившись на впечатляющие 8,2%; спад импорта еще более глубокий – на 11,9% до 1,2 млрд. евро. Календарно и сезонно скорректированные данные, выглядят лучше: стоимость экспорта в текущих ценах — на 3,4% ниже, чем годом ранее, импорта – на 7,2%.

Если же смотреть на первое полугодие целиком, то внешняя торговля по сравнению с тем же периодом 2018-го остается в небольшом плюсе: стоимость экспорта выросла на 20,6 млн. евро или на 0,3% до 6,18 млрд, импорта – на 315,5 млн или 4,3% до 7,65 млрд. евро.

Тем не менее банковские экономисты констатируют, что ситуация стала неприятной.

«Примерно разделив товарные категории на товары местного производства и реэкспорт, видим, что в первом полугодии экспорт собственной продукции вырос приблизительно на 4%, а реэкспорт упал на 5%, а экспорт вырос на 0,3% в целом. Однако в мае и особенно в июне картина быстро изменилась. В июне экспорт товаров местного происхождения сократился примерно так же, как и общий экспорт, который был на 8,2% ниже, чем год назад.

Разворот можно объяснить в первую очередь изменениями на рынке изделий из древесины. Еще в январе их экспорт в годовом исчислении вырос на 20,1%, но в мае ушел в минус, а в июне спад составил уже 9,6%. В этой категории товаров доля реэкспорта невелика, поэтому влияние этих событий на экономику в целом может быть значительным. Известно, что падение экспорта отражает падение цен, а не объемов: производство продуктов деревообработки в июне даже выросло.

Поэтому пока от этих изменения страдают в основном владельцы бизнеса, на работников они практически не влияют. Однако, если нынешние тенденции сохранятся, во втором полугодии часть отраслевых предприятий может существенно сократить или даже приостановить работу, что может привести к локальному росту безработицы», — пишет экономист Luminor Петерис Страутиньш.

«Экспорт продуктов питания и напитков, которые тоже относятся скорее к «местным» товарам, в июне сократился. Экспорт продукции металлообработки и машиностроения в первом полугодии – тоже. В этих отраслях в предыдущие годы нередко наблюдалась ситуация, когда экспорт падает, а производство растет, поэтому пока их внешнеторговые показатели могут беспокоить не так сильно. Однако, если снижение цен на изделия из древесины в основном связано со специфическими отраслевыми событиями, то возможная общая слабость экспортных рынков может в первую очередь повлиять на металлообработку и машиностроение. Пока эта отрасль очень хорошо сопротивлялась холодным ветрам, но нет гарантий, что так оно и продолжится», — продолжает он.

П. Страутиньш полагает, что в товарном экспорте, как и, возможно, в промышленности ничего особо радостного не ожидается и пока основные надежды связаны с экспортом «неосязаемого» —в первую очередь информационных технологий, бизнес-услуг и туризмом.  

«Есть ощущение, что европейская экономика приближается к серьезным потрясениям с растущей неопределенностью на ключевых рынках. Если крупнейшей в мире экономикой руководит тот, кто ничего не понимает в экономике, вряд ли стоит ждать чего-то хорошего. Кроме того, приближается «жесткий» сценарий Brexit, влияние которого на экономику ЕС, по оценкам ОЭСР может составить 0,7% ВВП. Если в начале года можно было ожидать, что этот год будет похож на слабоватый 2016 год, то сейчас кажется, что может быть что-то хуже», — рассуждает экономист Luminor.

О внешней неопределенности говорит и Дайнис Гашпуйтис из SEB: «То, что прохладные ветры окружающей среды повлияют на ориентированные на экспорт отрасли, было ожидаемо. Тем не менее последние показатели выглядят неутешительно и говорят о том, что экспорт в этом году будет одним из главных факторов, тормозящих развитие. С ростом оптимизма могут вернуться позитивные тенденции, но пока нет никаких признаков, что большие державы в ближайшем будущем смогут найти надежное решение торговых конфликтов».

Он не исключает, что между США и ЕС могут возникнуть новые разногласия, которые отразятся и на латвийских предпринимателях. Кроме того, жесткий Брекзит может замедлить торговлю с Великобританией.

«Возможные сценарии для товарного экспорта — выраженно негативные. Это значит, что в нынешнем году достижением можно будет считать, если объем сохранится на уровне прошлого года. Пока основные ожидания связаны с экспортом услуг, который может компенсировать спад экспорта товаров», — считает Д. Гашпуйтис.