«Искусство, которое всегда со мной»: коллекция Михаила Барышникова в музее «Рижская Биржа»

213
В двух залах музея «Рижская Биржа» до 5 июля экспонируется коллекция работ художников, собранная Михаилом Барышниковым больше чем за сорок лет.

В двух залах музея «Рижская Биржа» до 5 июля экспонируется коллекция самых разных работ самых разных художников – американских, французских, русских, – собранная Михаилом Барышниковым больше чем за сорок лет.

От русских имен так и вовсе кружится голова: Леон Бакст, Александр Бенуа, Иосиф Бродский, Наталья Гончарова, Мстислав Добужинский, Михаил Ларионов, Филипп Малявин, Илья Репин, Николай Рерих, Сергей Судейкин, Михаил Шемякин… Стили представлены всевозможные – под стать именам: реализм, импрессионизм, авангард, сюрреализм, советский нонконформизм… «Ослепительная в своем разнообразии, коллекция ведет нас по многим направлениям одновременно» , – отмечает Джон Э.Боулт, директор Института современной русской культуры при Университете Южной Калифорнии и кавалер российского Ордена Дружбы за популяризацию русской культуры в США.

Все объединил вкус танцовщика, и, по сути, работы, собравшись в достаточно разнородную и оттого безумно интересную компанию, стали коллективным рассказчиком о собирателе. Название выставки переводят по-разному: «Искусство, с которым я живу», «Искусство рядом со мной», «Искусство на моей стороне». Как ни назови – это искусство, которым живет и с которым не расстается именно он. Непростой, непредсказуемый Барышников.

Михаил Барышников родился в Риге, начинал в нашем хореографическом училище. Потом были Ленинградское хореографическое училище, Ленинградский театр оперы и балета имени Кирова. 1974 году артист поселился в Нью-Йорке, а в 1975 году уже приобрел первые работы, давшие старт собирательству, – портрет Дягилева, выполненный Жаном Кокто, и эскизы Берара для «Моцартианы» Баланчина. «В отеле я развернул их и разложил на столе, как гордый отец. Кажется, несколько недель я провел, разглядывая эти рисунки и пытаясь осознать, что теперь они действительно принадлежат мне», – вспоминает Михаил Николаевич.

Позже были покупки, которые он мог делать всюду, где бывал. Были подарки: к примеру, рисованные костюмы Клаве для «Кармен» достались ему от Ролана Пети. «Эти произведения стали для меня друзьями, которых всегда можно было взять с собой. Они упаковывались и снова распаковывались, когда в очередной раз менялся мой адрес».

Восторг перед увиденным, ностальгия по родине, профессиональный интерес ко всему, что связано со сценическим существованием: собрание скреплено эмоцией, а не холодным расчетом коллекционера. Это не просто рисунки, акварели, эскизы или законченные работы на холсте, – это друзья выдающегося человека, в круг которых мы получили доступ.

Когда-то коллекцию Михаила Барышникова увидела директор Государственного музея изобразительных искусств имени Пушкина Ирина Антонова и стала убеждать владельца: это необходимо показывать другим. Спустя несколько лет Анатолий Беккерман, владелец галереи АВА в Нью-Йорке, предложил выставить коллекцию у себя, и с тех пор она то оседает в США, то колесит по миру. В Ригу собрание удалось привезти благодаря латвийскому Центру современного искусства kim?, Арт-центру Барышникова в Нью-Йорке, секретариату президентства Латвии с Совете Евросоюза, Министерству культуры Латвии, Рижской думе, ABLV Charitable Foundation. Список неполный.

Иллюстрация: Наталья Гончарова. Без названия.