Главная / Обзоры и мнения / Сделано в Латвии. Ette Tete: как из подвала дойти до рынка США
ette tete mopitri deti lestnica

Сделано в Латвии. Ette Tete: как из подвала дойти до рынка США

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Простое семейное предприятие Ette Tete (точнее, ООО Snores, работающее под этим брендом) делает простые вещи… которые за неполные три года работы успели найти клиентов в более чем сорока странах. За это время компания пережила полноценный  кризис, восстановилась и сейчас готовится к переселению в более просторные помещения, потому что спрос на ее детскую мебель высок, а на нынешнем месте увеличить производство невозможно.

Ette Tete родилась не в стильном коворкинге, не в аккуратном офисе, а в подвале обычного частного дома в Икшкиле. Готовясь к появлению первого ребенка, супруги Шноре, Кришьянис и Линда, обошли мебельные магазины в поисках кроватки и пришли к выводу, что все не то: или материал не устраивал, или внешний вид, или цена. Тогда Кришьянис, решил, что раз подходящее купить невозможно, придется сделать самому. Набросал эскиз, начертил на фанере и ушел пилить и скручивать.

Колыбелька получилась кривоватой, но достойно выдержала полгода интенсивной эксплуатации. И, главное, сам факт ее появления запустил длинную цепочку размышлений, которая в конце концов привела к мысли, что можно попробовать поработать на себя, делая, детскую мебель – скажем, те же кроватки, только посимпатичнее.

Сейчас-то можно более-менее уверенно сказать, что мысль была неплохой. В 2016-м молодое ООО Snores выпустило два хита –  стул-стремянку для малышей Step up и ее «младшего брата» стул-стол-стремянку Step’n’Sit – и уже в первый полный год работы достигло оборота в 330 тыс евро, в нынешнем ожидается около 800 тысяч, а в следующем – уже более миллиона евро. При этом в самой Латвии продается не более 2% пока немногочисленных продуктов Ette Tete, а будет еще меньше просто за счет того, что почти все уходит в США и Европу и более экзотические регионы (нашлись клиенты даже во Французской Полинезии).

«Когда мы только запускали наш бизнес, мы, конечно, надеялись на успех, очень много работали, но уж точно не рассчитывали, что все вот так полетит», – признается Линда Риекстиня-Шноре.

Был только семейный бюджет

ette tete krovatj deti_opt

Впрочем, на старте, осенью 2016-го, когда только что созданная фирма стала делать кроватки, ничто не предвещало такого успеха. Станков для фигурного выпиливания из фанеры у супругов, понятное дело, не было – приходилось ездить на не очень загруженное производство неподалеку, владелец которого за плату разрешал попользоваться станком с ЧПУ (т.е. с программным управлением), после чего детали доставлялись во все тот же подвал дома, где Кришьянис их красил, шлифовал, а Линда покрывала некрашеные детали горячим маслом с воском. И так до трех ночи, а в девять – подъем и все по новой. «Слава богу, мои дети – совы»,– говорит она.

Это не было просто. Руки у Кришьяниса растут из правильного места, на прежней работе он делал конструкции для наружной рекламы, Линда десять лет продавала медицинское оборудование, но никто из них до запуска своего бизнеса не занимался ни деревообработкой, ни тем более организацией производства, ни сайтостроением, ни финансовым планированием. Всему этому, а потом и заполнению таможенных деклараций  и многому другому пришлось учиться уже в процессе – и очень-очень быстро, потому что, как говорит предприниматель, у Snores не было никакого инвестора, только семейный бюджет.

«Мы были замечательной такой командой: я в декретном отпуске и безработный муж – он как раз ушел с оплачиваемой работы. Еще до регистрации фирмы мы рисовали, экспериментировали, в какой-то момент взяли паузу, но потом вернулись к этой идее, понимая, что делать все равно что-то надо. Ну и все время была мысль: сколько можно работать на кого-то, если можно попробовать самому? Мы вроде бы предприимчивые, с руками… Знаний, конечно, не было, но это мы компенсировали энергией. А с появлением второго ребенка еще больше сконцентрировались на том чтобы создать условия, когда можно не возвращаться на работу по найму», – рассказывает Линда.

Ей самой в этот период, по сути, приходилось работать в две смены: утром и днем – занималась детьми, укладывала их спать под завывания шлифовальной машины из подвала, после чего занималась делами фирмы – писала письма клиентам, упаковывала товары, готовила документы, покрывала детали горячим маслом с воском, занималась финансовым планированием и так далее.

При этом кроваточный бизнес оказался не таким уж замечательным; доходов от него хватало, чтобы кое-как сводить концы с концами, но не более того. Так бы наверное это все и шло ни шатко ни валко и сегодня не о чем было бы рассказывать, если бы в одной родительской группе в Фейсбуке некая мама не поинтересовалась, не делает ли кто такие стульчики-стремянки, куда куда может залезть ребенок, чтобы подняться, скажем, до уровня кухонного стола с минимальным риском свалиться назад. Поиск показал, что действительно такую вроде бы совсем простую производят очень немногие, а в Латвии вообще никто. «Сделаем через неделю», – написала в комментариях Линда. И действительно через неделю прототип был готов, еще через пару недель Кришьянис с женой придумали как сделать такой стул, которую можно превратить в детский столик.

«Большинство мужчин наверное никогда не поймет, зачем такая вещь нужна. Но мамы… Когда ты делаешь какую-то работу по дому, ребенку это все интересно, он хочет видеть, а потом и участвовать. И вот он стоит внизу и ноет «покажи, покажи, покажи». А эта наш стульчик позволяет ему оказаться на одном уровне с тобой. Для мамы выигрыш в том, что ребенок видит, что мама делает, учится и даже может как-то поучаствовать, а у мамы руки свободны», – объясняет Линда.

«Мы могли не рисковать и остаться в подвале»

ette tete linda riekstina snore 3 640_opt

После того, как первые Step Up были проданы через тот же Фейсбук, оказалось, что они многим нужны и довольно быстро спрос на них оказался достаточно велик, чтобы под завязку загрузить остававшееся в подвале дома кустарное производство.

А тут как раз организация Zied Zeme и Служба поддержки села объявили очередной конкурс проектов для соискателей европейского финансирования, и Snores подали заявку на получение субсидии, которую собирались потратить на приобретение станка с ЧПУ для выпиливания деталей. Чиновники заявку предварительно одобрили. «Но покажите, где вы будете на нем работать», – сказали они.

«Перед нами встал выбор – не рисковать и остаться в подвале или все же рискнуть: взять заем (потому что , снять помещение с вытекающими отсюда дополнительными расходами и приобрести нормальное оборудование. На тот момент у нас уже были первые продажи, но ничего такого, на что можно было бы надежно опереться. В общем, пришлось быстро найти помещение и быстро в него въехать. И так мы оказались здесь», – Линда обводит рукой хозпостройкe недалеко от икшкильской железнодорожной станции.

У Ette Tete наконец появилось собственное оборудование, помещения и работники – благо Step Up и трансформер Step’n’Sit оказались востребована не только в Латвии: посыпались заказы с Etsy (большой американской платформы, напоминающей Ali Express для малых производителей) и с Amazon. Так с середины 2017-го маленькое семейное предприятие стало экспортером с быстро растущей клиентской базой, из-за чего вскоре понадобилось еще одно помещение на той же территории. Месячный оборот  по сравнению с 2016-м вырос  почти вчетверо…

Кошмар перед Рождеством

ette tete deti Step Up_opt

… и этот успех едва не оказался фатальным. Предрождественская лихорадка завалила фирму заказами и как-то незаметно «хорошо» превратилось в «слишком хорошо», а потом в «очень плохо».

«Я облажалась. Так радовалась тому, что дело наконец пошло, что не сопоставила количество принятых заказов с нашими мощностями. Когда очнулась, конечно, тут же приостановила прием новых, но было уже поздно: заказов было вдвое больше, чем мы могли произвести в разумные сроки», – признается Линда.

Входящий поток предприниматели вынужденно ограничили, чтобы не набирать новых долгов перед клиентами, но расходы остались прежними, из-за чего возник кассовый разрыв. Найти субподрядчика, готового сделать часть работы быстро и за разумные деньги, не удалось, поэтому пришлось с одной стороны увеличить срок выполнения заказа, а с другой – уговаривать  клиентов не поднимать крик. При этом надо было как-то расплачиваться с работниками, с арендодателем, с государством.

«Так сначала было опоздание в три недели, потом – две (отлично! почти вовремя!), потом неделя и в конце концов график вернулся в норму. Звучит забавно, но на самом деле это был очень сложный период с точки зрения финансов. Не могу сказать, что сейчас легко, но самое трудное, похоже, позади», – говорит она.

«Мы не будем делать то, чем не хотелось бы пользоваться самим»

ette tete proizvodstvo stanok 2_opt

Сейчас икшикльское производство, на котором работают 15 человек (по словам Линды, средняя зарплата на фирме выше средней по стране), выпускает в среднем 40 единиц продукции в день – этого хватает, чтобы выполнять текущие заказы и иногда формировать небольшой запас, чтобы справляться с будущими пиками продаж. Помимо Amazon и Etsy появились новые каналы распространения – магазины товаров для детей в нескольких странах Европы. Летом следующего года фабрика вероятно переедет в Тинужи – там нашлись помещения посвободнее, а в нынешних уже тесновато, к тому же Snores собирается приобретать новое оборудование.

В список продуктов несколько месяцев к стульям-стремянкам добавилась трансформируемая лесенка Mopitri (ее еще называют пиклером – в честь венгерского педиатра Эмми Пиклер, разработавшей собственную методику детского развития).

«Один наш партнер – дистрибьютор в Италии интересовался, нет ли у нас чего-то такого. У нас на тот момент не было, а делать обычные лесенки-треугольники мы не хотели, потому что на рынке таких уже достаточно. Мы долго думали, что тут можно еще придумать – ну простая ведь вещь, — и однажды решили, что можно сделать его не из двух, как все делают, а из четырех секций», – объясняет она.

В результате получилась лесенка с «фишкой»: за счет дополнительных секций ее можно превратить в одну высокую «горку», в две низкие, в подобие шведской стенки, поставить буквой «п». При этом задуманная для развития моторики ребенка конструкция выдерживает до 200 килограммов, так что даже если папа решит показать класс, она устоит.

Спрос на мебель от Ette Tete, как говорит Линда, стабильно растет; недавно молодые предприниматели побывали на своей первой международной выставке, начали общаться с потенциальными дистрибьютерами. И попутно думать над новыми продуктами, потому что цель Snores хотя бы раз в год выпускать нечто новое – причем, такое, что отвечало бы ценностям семейства Шноре.

«Нам нравится подход Монтессори (методика, разарботанная итальянским врачом Марией Монтессори, – прим. Ред) – его смысл в том, что не надо запрещать ребенку все подряд и защищать от всего на свете. Наоборот – надо давать, обучать, вовлекать, помогать набирать опыт, порой набивая шишки. Скажем, мне до сих пор никогда не приходилось прятать ножи от детей. И у меня двое детей, оба живы, все пальцы на месте и младший в свои два с половиной года может сделать себе бутерброд.

С этой мыслью о свободном развитии ребенка и делаем свои продукты. Скажем, мы точно не будем выпускать ходунки – на наш взгляд, они не нужны. Вообще еще когда бизнес только начинался, мы решили,  что не будем делать то, чем не хотелось бы пользоваться самим – так сказать, чтобы не совсем продавать душу. Отчасти поэтому мы до сих пор делаем колыбели в небольших количествах. Хотя они как раз на экспорт не очень идут – это что-то такое, что дорогое лично нам. Потому что с колыбели все началось», – заключает Линда Риекстиня-Шноре.


  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>