Сделано в Латвии. Gamechanger Audio: с рижской кухни – на сцену к Rolling Stones

Полтора года назад латвийские инженеры из Gamechanger Audo отправились на крупнейшую в мире выставку музыкального оборудования в статусе «никто и звать никак», а вернулись оттуда восходящими звездами. И вот уже легенда рока Кит Ричардс из Rolling Stones просит прислать несколько сделанных ими педалей.

«Пожалуйста, менее 400 долларов!»

gamechanger vystavka_opt
Уже в этом году Gamechanger Audio на летней NAMM попали в категорию Best in Show – Company to Watch

«Нас спасла наивность и оптимизм. Сначала думали, что сейчас начнем делать и через три месяца наша будем в магазинах. Начали, прошло три месяца… Так, кажется, нужно еще столько же. Прошли и они – давай до рождества поднажмем… Ну ладно, в мае-то точно будет… Так прошли два года.

Когда у нас а руках наконец появился прототип нашего Plus, который хоть как-то звучал, поехали в январе 2017-го на NAMM (одна из двух крупнейших в мире выставок музыкального оборудования; проводится в Анахайме, – Ред). Как какие-то парни из деревни – всего две штуки было с собой», – рассказывает один из основателей Gamechanger Audio Илья Круминьш (на снимке в центре) краткую историю стремительного взлета латвийского проекта.

Решение потратить последние деньги на поездку в Анахайм оказалось не просто верным, а прям-таки судьбоносным. Никому не известная команда с претенциозным названием, у которой и стенда-то своего не было (спасибо друзьям из Nartiss – латвийского же бренда духовых инструментов: пустили к себе) за несколько дней превратилась в восходящую звезду индустрии. Пробовать необычную гитарную «примочку» приходили музыканты, работающие с Rolling Stones , с Дэвидом Гилмором, Red Hot Chilli Peppers и другие серьезные люди (а на NAMM обычных посетителей не пускают – только профессионалов, связанных с отраслью).

На популярных Youtube-каналах торговцев инструментами появились репортажи про Gamechanger Audio Plus, а под ними комментарии вроде

«Пожалуйста, менее 400 долларов, чтобы моя невеста не убила меня! Мне это нужно!»,

«Одна из самых крутых вещей, что я видел на NAMM», «Прошел мимо них дважды, потому что они были в секторе медных инструментов. Заметил, когда один из людей на стенде продемонстрировал педаль с тромбоном. А когда попробовали ее с гитарой, это было нечто. Определенно самая удивительная педаль, когда-либо виденная… Предварительно заказал!».

В Ригу  Gamechanger Audio вернулись с несколькими предварительными договорами с онлайн- и офлайн-торговцами и пониманием, что два года разработок потрачены не впустую. Участники проекта поувольнялись со своих работ, на своем сайте разместили объявление о сборе денег на серийный выпуск педали, моментально получили около тысячи предварительных заказов, которые позволили снять деревянный сарайчик возле корпуса RISEBAA H2O в Задвинье и оплатить сборку первой партии, и сосредоточились на своем проекте. В октябре 2017-го Plus (собираются они в Вентспилсе на заводе Hansa Matrix) отправились к своим владельцам.

«Люди получали, радовались, показывали  – и так за первой волной последовала новая, и мы уже можем производить побольше педалей, поставлять их в магазины и держать хотя бы какой-то запас», – говорит Илья.

Заполняя пустоту

Gamechanger Audio Plus 3_opt

Что-ж такого чудесного сделали Gamechanger Audio? Plus – это лупер (от англ loop – «петля»), т.е. эффект, позволяющий музыканту в режиме реального времени записать кусочек звука, пустить его бесконечно воспроизводиться («запетлить»), чтобы что-то наигрывать поверх.

Вообще на рынке устройств подобного типа – огромный выбор. Но Plus явно выделяется из общего ряда. Обычные луперы предназначены для манипуляций с ритмическими или мелодическим отрезками. С ними одинокие музыканты могут зазвучать, как целая группа (некоторые добились в этом впечатляющего мастерства). Но вот «повесить» ноту или аккорд, чтобы она красиво и печально тянулась в бесконечность, не прерываясь противными щелчками,  со стандартным лупером не выйдет.

А с Plus – выйдет. Взяв ноту и зажав похожую на фортепианную педаль, вы запускаете хитрый алгоритм. Встроенный анализатор, как объясняет Илья, моментально определит, где у пропущенного через него звука был самый громкий и ровный резонанс, и «запетлит» его, соединяя следующую «петлю» с предыдущей не встык (что сделал бы обычный лупер), а как бы внахлест. Благодаря чему и получается тот самый красивый, натуральный бесконечно тянущийся звук, который впечатлил мировое сообщество музыкантов.

(Справедливости ради надо сказать, что тянущийся звук позволяет получить и Electro-Harmonix Freeze, но у Plus принцип работы другой и возможностей намного больше).

И звучит это так:

Как заметил знаменитый продюсер и звукорежиссер Боб Овински, для соло-музыкантов или для power trio (распространенный формат группы: гитара, бас, барабаны, как The Police и ZZ Top, например) это вообще идеальный способ заполнить пустоты в саунде.

За несколько месяцев педаль оказалась в коллекции Джоша Клингхоффера (гитарист Red Hot Chilli Peppers), Coldplay, Трента Резнора (бессменный лидер Nine Inch Niles, обладатель «Оскара» за саундтрек к фильму «Социальная сеть» и вообще один из самых интересных музыкантов нашего времени), Криса Чейни (басист Jane’s Addiction), Дэррила Джонса (басист Rolling Stones, в разное время играл с Питером Гэбриэлом, Мадонной, Стингом, Майлзом Дэвисом).

На работу вместо бара

А началась эта история с травмы. Зарабатывавший до этого музыкой гитарист Илья Круминьш (на барабанах в их группе был Матис Тазанс, который сейчас отвечает за пиар молодой компании) из-за перелома руки на полгода выбыл из игры в буквальном смысле слова. «Такая травма – месяцев на шесть. И вот сидишь, думаешь: чем заняться? А какие-то технические мысли у меня и раньше были, а тут появилось время, чтобы ими заняться. И как-то эта тема меня зацепила: за одной идеей последовала другая, третья… Но когда возникла концепция Plus, я понимал, что без нормальных инженеров реализовать ее невозможно. Но как раз в тот период мне такие инженеры повстречались», – вспоминает Илья.

«Нормальные инженеры» – это Мартиньш Мелькис и Кристап Клява, которые вместе с Ильей и Дидзисом Дубовскисом стали основателями Gamechanger Audio. Он отмечает, что нынешние достижения компании – результат коллективного творчества:

«Два года мы по вечерам вместо того, чтобы идти в бар, собирались у меня на кухне и работали над продуктом».

Как звучит высоковольтный разряд?

Начав продажи только прошлой осенью, Gamechanger Audio в 2017-м достигли оборота в 240 тыс. евро, а сейчас компания готовится к запуску второго своего продукта – Plasma. Который, по словам Ильи, в отличие от Plus получился очень быстро: «Когда делали Plus, пришлось всему учиться – от разработки продукта, макетирования, до заказов деталей, маркетинга и вообще всего рабочего процесса. С Plasma все было намного быстрее – мы ее сделали за 3-4 месяца».

К разработке новой педали приступили в сентябре прошлого года, уже в январе с прототипом – и с собственным стендом – поехали на NAMM – 2018. Там латвийская команда снова получила массу отличных отзывов, ролики в Youtube и попала в список Company to watch, который составляют отраслевые эксперты по итогам выставки.

На сей раз латвийские разработчики решили произвести удивить гитаристов фуззом. Вообще-то очень нетривиальная задача, если учесть, что этот эффект для получения характерного искаженного звука известен с середины 1960-х. Но и к ее решению латвийские инженеры подошли нетривиально и получили вызывающе грязное звучание.

«Он звучит, как высоковольтный разряд. Да это и есть высоковольтный разряд.

Здесь интересен чисто физический принцип – он очень необычный. В фуззах для получения искажений в качестве активного элемента ставят транзистор – германиевый, кремниевый или LED-диоды. Мы же используя трансформатор, разгоняем сигнал до 3 500 вольт. Это как если бы мы решили из Риги в Цесис поехать через Даугавпилс», – объясняет Илья, чем Plasma отличается от десятков, если не сотен других фуззов.

Опытные инженеры подтвердили smartlatvia.lv: выбранный принцип работы новой педали действительно  очень нестандартный. Судя по тому, что кампания по привлечению средств для запуска Plasma в производство на популярной платформе Indigogo собрала 290 тыс. долларов (922% от требовавшейся суммы!), Gamechanger Audio удалось убедить, что звук высоковольтного разряда  в уникальности продукта не только технарей.

«Это было сильно!»

Собственно, с Plasma связан один из символически ярких моментов в короткой истории латвийской компании.

«Во время первого нашего NAMM нас нашел басист Rolling Stones. Plus ему очень понравился. А когда у нас был готовы первые экземпляры Plasma, мы через него связались с менеджментом «роллингов» – мол, не хотите ли попробовать? Нам ответили: в июне будем в Европе, давайте, подъезжайте.

И вот мы приехали в Берлин, раздали несколько «плазм», объяснили, что и как с ними можно делать. Но никто не обещал, что им найдется применение . А потом стоим на концерте и я слышу: Кит Ричардс играет рифф Satisfaction – на нашей педали. Это было сильно!

Потом-то,  после концерта мы получили информацию, что Киту Ричардсу Plasma понравилась, но она ему не очень интересна, потому что в течение всего сета он берет звук просто с усилителя, а фузз использует только на Satisfaction. Но при этом он попросил отослать четыре Plus. Мы, конечно, отослали», – вспоминает Илья.

«Из нашей практики я понял, что все эти крутые музыканты, гранды, — они намного более доступны, чем часто думают. Просто не надо бояться, надо выходить на контакт. Вот у нас есть такая вещь – хотите попробовать? Кто-то говорит «да», но потом не отвечает на мейлы, кто-то говорит «да» и приглашает на концерт и все происходит. А кто-то сам приходит к нам на сайт и делает заказ – как Трент Резнор, например», – делится он своим наблюдением.

Индукция во сне и наяву

Тестовые экземпляры Plasma уже готовы, в Gamechanger Audio, которая за год из четверки энтузиастов превратилась в небольшую компанию с 15 сотрудниками, готовятся запускать ее в серию (производство снова обеспечит Hansa Matrix) и уже обсуждает идею для следующего продукта.

Илья неопределенно говорит, что «наверное это будет что-то с электрическими моторами». На просьбу уточнить он отвечает, что уточнять еще особо нечего:

«Это все, что я могу пока сказать, потому что еще сами толком не знаем, будет ли это педаль, студийный модуль или вообще инструмент. Как только появится прототип, будем его показывать, но мы только приступили к экспериментам. Тема – электромагнитная индукция. Идею, что с ней можно сделать, Мартиньш принес. Говорит, она ему во сне явилась».