Главная / В фокусе / Сделано в Латвии. Labietis: пиво со вкусом латышской культуры
labietis pivo stakan 2 640_opt

Сделано в Латвии. Labietis: пиво со вкусом латышской культуры

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Когда Рейнис Плявиньш поставил вариться первую партию своего собственного пива, друзья и родственники крутили пальцем у виска: «На что ты тратишь время? В магазинах – полные полки».  Потом все выпили, конечно. Из той первой варки родилось хобби, а из хобби – один из самых интересных и «истинно латышских» новых брендов – Labietis.

«До этого я десять лет прожил на пляжах – у меня была школа кайт-борда. Но когда родился ребенок, когда я купил первые три упаковки памперсов и увидел, насколько это дорого, стало понятно, что надо как-то увеличить доход. Начал смотреть, что мне нравится делать, что я умею делать и что из этого можно превратить в деньги. Так, перебрав варианты, остановился на пиве. Тогда стал искать деньги, место, нашел партнера – такого же домашнего пивовара Эдгара Мелниса и начал рисовать стратегию», – вспоминает Рейнис.

labietis pivo bar 1 640_opt

Хотелось сразу построить целое производство, но денег хватало только на совсем маленькую варочную линию и на бар. «И слава богу», – признается он. Так в 2013-м в стороне от центра Риги появилось заведение, которое быстро стало своего рода экспортным продуктом. Говорят, туристы иногда целыми автобусами заезжают, чтобы попробовать сваренные здесь же необычные даже по нынешним «крафтовым» временам  сорта с добавлением различных трав и других нетипичных ингредиентов.

А после открытия «настоящего» завода под Адажи в 2016 году ООО Zlaukts – так называется стоящая за брендом фирма – стал экспортером уже в самом прямом смысле слова и без всяких натяжек. Сейчас бутылки со стилизованным изображением серьезного мужчины (labietis – это что-то вроде древне-латышского боярина) отсюда уезжают в Литву, Эстонию, в Нидерланды, Скандинавию, а после успешного сотрудничества с Бакуниным – и в Россию.

«Когда мы открылись, в Латвии не было никаких маленьких пивоварен, не было «большого брата», у которого можно было спросить совета, приходилось разбираться во всем самостоятельно. Мы были одними из первых маленьких и независимых во всей Балтии. Не считая Valmiermuižas alus, конечно, но у нее все-таки другая философия», – говорит Рейнис.

Нарушая закон о чистоте

labietis pivo bar 2 640_opt

Стол для «пивной дружины»

Своя философия есть и у Labietis. Как поясняет совладелец, компаньоны с самого начала хотели сделать бренд с неким ощущением латышской культуры, точнее даже культуры дохристианских времен – своего рода представление о полулегендарном золотом веке латышей. С этой мыслью спланирован бар (вот возвышение, где сидит правитель, вот стол, где собирается дружина; дуб, металл – все сделано очень основательно). С этой мыслью пивовары подходят и к своим рецептам.

«В Латвии – очень давняя традиция использования всевозможных трав – для лечения и вкуса. И мы ее продолжаем в пивоварении. Да, можно добиться очень разных интересных вкусов за счет комбинирования сортов хмеля (у нас главный специалист по этой части Эдгар), но что мешает сделать то же самое, добавив туда, скажем, еще и тысячелистник?», – описывает концепцию собеседник smartlatvia.lv.

labietis pivo butylka emerald dagda 640_opt

Копченый на торфе солод, стручки ванили, полгода выдержки в бочке из-под виски.

Ничто не мешает. В результате в «меню» пивоварни (а оно состоит примерно из 50 позиций) наряду с сортами с относительно традиционным составом появляются эли с тем же тысячелистником, с мятой, с кошачьей мятой, с лабазником, с можжевеловыми ягодами, с добавлением вишневого и малинового сока, брагу на брусничном соке и пр. На первых порах травы компаньоны из Labietis собирался сами; сейчас им помогают цыганские таборы, с которыми у пивоваров с улицы Бриана сложились хорошие отношения.

Пуристы, могут сказать, что пиво должно состоять из воды, солода и хмеля и именно хмель придает напитку характерный вкус и аромат, а остальное – от лукавого маркетинга. И в понимании Райнхайтсгебот – баварского закона более чем 500-летней давности о чистоте пива, который позволял использовать только воду, ячмень и хмель  – будут правы.

А в исторической перспективе – нет.

При том, что какое-то пиво варили еще древние шумеры и египтяне, хмель в него стали добавлять сравнительно поздно: считается, что первое задокументированное применение этого природного консерванта в пивоварении относится к 822 году нашей эры. В то же время, как утверждает знаменитый археолог Патрик МакГоверн, специализирующийся на воссоздании исторических напитков, те же древние египтяне в своих рецептах не стеснялись использовать кориандр, тимьян, чабер и другие травы. Так что эксперименты Labietis можно воспринимать как отход от канона, так и наоборот – как возврат к совсем древним корням.

Как закалялся крафт

Тут придется сделать еще один небольшой экскурс в историю. При том, что Латвия –  «территория пива» с глубокими и давними традициями производства и потребления (на него приходится 72,6% реализованного у нас в 2017 году алкоголя), представление о нем до недавнего времени оставалось, скажем так, несколько ограниченным. Пиво было светлым и темным, фильтрованным и нефильтрованным.  И еще «живым» и «неживым».

А вот международная некоммерческая организация Beer Judge Certification Program (BJCP) описывает более 60 его стилей, американская Brewers Association – более 150, и все они различаются по типу брожения, плотности, горечи, используемым ингредиентам (и это могут быть не только хмель, солод и вода), цвету, аромату, крепости и пр. (Насчет расхожего представления, что после 5 «градусов» пиво перестает быть пивом, можно заметить, что для такого международно признанного стиля, как балтийский портер, крепость может достигать и 9%, для имперского стаута – 12%).

Но мы обо всем этом разнообразии имели весьма смутное представление. Полки магазинов были забиты в основном традиционными качественными, но скучноватыми «светлым» и «темным», вполне соответствуя представлениям о «правильном» напитке.

Движение в отрасли началось лишь в середине 2000-х с появлением Valmiermuižas alus, а в 2009-м с наступлением кризиса разнообразие и качество пива как-то выпали из списка приоритетов среднестатистического жителя Латвии.

labietis pivo bar 3 640_opt

Но именно тогда некоторые энтузиасты серьезно увлеклись этим вопросом – в том смысле, что сами занялись домашним пивоварением. За несколько лет, когда яма осталась позади, кое-кто них настолько набил руку, что оказался готов выйти из подполья.

В конце 2013-го по Риге поползли слухи о баре, где на месте варят какие-то невообразимые сорта, а в лексиконе латвийца средних лет стали появляться до того не очень привычные «эли», «IPA», «сэзоны», «биттеры». И, конечно, «крафтовое пиво» – едва ли кто-то понимал этот термин, но как бы подразумевалось, что это пиво явно выбивается из стандартного магазинного ассортимента и что варит его кто-то маленький и независимый. (О его строгом значении более-менее удалось договориться только в США. Возможно из-за расхождений в определении размер мирового «крафтового» рынка оценивается очень по-разному. Как бы то ни было, аудиторская компания Deloitte, ссылаясь на Grand View Research, пишет, что в 2015-м он составлял 85 млрд. долларов)

Так возникла латвийская «новая пивная волна», и Labietis, который и был «тем самым» баром, оказался на ее гребне.

«Где вас найти в Нидерландах?»

Для местных неизбалованных любителей наличие не-лагеров само по себе стало «фишкой», а туристов привлекала заявленная «латышскость» и «этно-травянистость», которые в конце концов открыла независимой латвийской пивоварне выход на экспортные рынки.

По словам предпринимателя, несмотря на опасения в бар – пивоварню приличный поток посетителей потянулся чуть ли не с первого дня.

labietis pivo bakunin 1 640_opt

Коллаборация с Бакуниным открыла Labietis выход на российский рынок.

«Мы довольно удачно попали, так как были по сути первыми местными крафтовыми пивоварами. При этом у первого есть преимущество: ему могут простить некоторые ошибки. А ошибки у нас, конечно, были. Но нам удалось очень быстро поднять качество».

Когда стало понятно,что заведение (как и появившийся чуть позже «филиал» Labietis на Центральном рынке) генерирует стабильный доход, компаньоны вложились в оснащение своей маленькой производственной линии, чуть-чуть повысили объем выпуска, достигнув фактически максимума, построили веранду, чтобы увеличить количество посетителей, которых мы можно обслужить за раз.  В 2014-м оборот фирмы по сравнению с неполным первым годом работы вырос впятеро, до 164,6 тыс. евро, потом еще в полтора раза, и стало понятно, что Labietis созрел для следующего шага – отдельного производства.

Так, с помощью кредита от Altum и собственных средств, вложив 220 тыс. евро, компания открыла «настоящий» завод (но все еще очень небольшую в масштабах отрасли – мощность Valmiermuižas alus, которая тоже считается маленькой пивоварней, в разы больше) в Эймури в 25 км от Риги. В результате в 2017-м оборот вырос вдвое, до 550 тыс. евро.

Производство строили с расчетом на экспорт.

«Мы ездим по зарубежным фестивалям, и у нас регулярно спрашивают: где в Нидерландах можно купить ваше пиво? Где в Швеции?.. Германии?.. Раньше мы были вынуждены отвечать: нигде, приезжайте в Ригу.

Но было понятно, что можем рассчитывать на спрос за пределами Латвии»,– поясняет совладелец Labietis.

И хотя первые успехи новая пивоварня принесла как раз на местном рынке (сначала удалось попасть в сеть АЗС Statoil – нынешнюю Circle K, что сразу расширило внутреннюю географию сбыта, потом – в Rimi и Maxima), она действительно позволила Labietis начать экспорт.

labietis pivo reinis adazi 2 640_opt

«Хотим развиваться постепенно – в таком темпе, в котором нам будет комфортно и в котором мы сможем продолжать свои эксперименты».

«Сейчас лучший рынок – Норвегия. За последние полгода отправили туда 20 000 бутылок, выиграв в одной закупке монополии. Была крупная, но разовая поставка в Швейцарию, так что это можно не считать за экспорт.  Отправляем в Швецию, в Нидерландах у нас идет неплохо, в Литве – очень хорошо. В Эстонии – могло быть лучше. В России начало что-то получаться после того, как сделали совместный сорт с Бакуниным. У них своя сеть баров, так что в последнее время туда уходит довольно много, и это интересный, хоть и рисковый рынок. Договорились наконец с финнами», – перечисляет Рейнис большие и малые внешнеторговые достижения.

Попутно идут переговоры с США, Китаем, и вообще в Labietis рассчитывают, что этот год будет прорывным в плане экспорта.

Попутно компания надеется усилиться на местном рынке, открывая новые заведения в Риге и некоторых региональных центрах; в планах – целая сеть под названием Miezis un kompanija. Благо места для расширения производства в Адажи хватает: сейчас установлена варочная линия и 6 танков для брожения, к которым без перестройки ангара можно добавить еще по меньшей мере 9.

«На поиск вкуса можно потратить полгода, но это стоит того»

labietis pivo reinis adazi 1 640_opt

«И вся эта картина начинает у тебя ассоциироваться с неким ароматом и вкусом, и ты пытаешься этот аромат поймать и воссоздать»

Впрочем, как говорит собеседник smartlatvia.lv, их сейчас интересует не столько увеличение объема производства, сколько диверсификация портфеля клиентов и поддержание умеренного развития.

«Мы не настолько умные, чтобы справиться со взрывной динамикой, поэтому хотим развиваться постепенно – в таком темпе, в котором нам будет комфортно и в котором мы сможем продолжать свои эксперименты.  В крафтовом пивоварении, конечно, товаро-денежный обмен никто не отменял, но  коммерческая составляющая в этом бизнесе нужна для того, чтобы обеспечить ресурсы для творчества. У нас уже достаточно сортов, но не хочется делать одно и то же пиво.

Для нас пивоварение – своего рода искусство. Как появляются рецепты? Вот, скажем, ты проводишь летний день на Закюсале. Птицы поют, травы шелестят и пахнут, на пляже загорают девушки. И вся эта картина начинает у тебя ассоциироваться с неким ароматом и вкусом, и ты пытаешься этот аромат поймать и воссоздать – подбираешь зерно для сусла, сорта хмеля, травки всякие.

Делаешь первую варку – мимо. Учитываешь ошибки, делаешь вторую – о! уже ближе. Третью… Так в поисках того правильного вкуса и запаха полгода может пройти (тем более, что это вообще растянутый во времени процесс с учетом этапа брожения и созревания), но результат того стоит», – заключает Рейнис.


  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>