Главная / Обзоры и мнения / Сделано в Латвии. Peruza:  протянули линии до Филиппин, Японии, Китая
Peruza Arnis Petrans_opt

Сделано в Латвии. Peruza:  протянули линии до Филиппин, Японии, Китая

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

«Мы – игроки второго плана. Конечный потребитель о нас не знает, но наши линии так или иначе участвуют в создании продуктов, которые стоят на полках  магазинов Латвии и многих других стран», – так Арнис Петранс (на снимке), один из создателей Peruza, описывает суть своего бизнеса. Который за почти 20 лет дотянулся до Великобритании, Франции, Турции, Филиппин, Индонезии, Китая, Японии и сейчас занимается развитием роботизированных продуктов для промышленности.

Откуда шпроты растут

Для обычного потребителя название Peruza не скажет ровным счетом ничего и даже в крохотных Муцениеках, где находится производство далеко не все в курсе о ее существовании. Конечно, трудно быть медиа-звездой, когда твоя специализация – оборудование для рыбной промышленности («Не только для рыбной. У нас проекты были во многих отраслях – вплоть до фармацевтики», – уточняет А. Петранс).

Тем не менее, вот факт:  возле Риги, прямо за центром приема беженцев работает машиностроительное производство, которое пережило все кризисы 1990-х и 2000-х, давно вышло за пределы Латвии и сейчас поставляет свое оборудование –  с некоторых пор сложное автоматическое, вплоть до роботизированных линий – не только на традиционные для местных экспортеров рынки , но и на совсем экзотические.

Peruza появилась, когда исчез СССР. В тот период в местной рыбоперерабатывающей промышленности, происходили большие перемены. Во-первых, заводам пришлось быстро переориентироваться с интенсивного планового производства, которое обеспечивало практически весь Советский Союз (по словам А. Петранса, 80% консервов для этого производилиось в Латвии, Эстонии и Калининграде), на нормальные рыночные условия:  нет больше приказов из центра, выпускаем только то, что можно продать.

Во-вторых, изменилась система поставок:  стало меньше сырья из Атлантики, больше местного балтийского. (Собственно, эти два фактора – спрос и доступность сырья – во многом и стали причиной, почему так много латвийских предприятий занялись выпуском шпрот). Это только кажется, что разницы никакой – мол,  там рыба и там рыба. На самом деле даже один и тот вид, выловленный в разных водоемах, будет обладать разными свойствами: разный вес, разная жирность, разная плотность чешуи и так далее, а при поточном производстве эти отличия имеют большое значение.

В третьих, уже чуть позже часть оборудования все равно надо было модернизировать или менять, потому что советское уже выработало свой ресурс, возникла потребность в более производительном, потребляющем меньше энергии и пр.

Так работавший до этого в системе рыбколхозов Арнис Петранс с несколькими коллегами обнаружил, что его навыки и знания востребованы в новых условиях.

«Первые пару лет мы ездили кругами по стране: только в Латвии рыбных производств было около 120 и многим нужно было что-то починить, что-то заменить.  А в отрасли ведь все друг с другом общаются, и если кто-то доволен твоей работой, другие из отрасли об этом узнают. Поэтому к нам стали обращаться заводы из Эстонии и России, которые находились практически в тех же условиях, что и наши», – вспоминает А. Петранс.

Все могло закончиться в 1998 году

peruza rabochij rabota proizvodstvo 5 640_opt

Поначалу задачи ограничивались обслуживанием и модернизацией, но уже где-то в 1994-м Peruza занялась разработкой и производством собственного оборудования, чему поспособствовал упадок постсоветских заводов: на рынке труда появились классные инженеры-конструкторы, и было грех не подобрать хотя бы некоторых. Через несколько лет в компании работали уже 50 человек, но все это могло закончиться очень скоро, потому что в 1998-м наступил российский дефолт, обвал рубля и несколько крупных проектов в России безнадежно повисли.

Российский дефолт наглядно продемонстрировал, что может случиться, когда  слишком полагаешься на какой-то один рынок. Поэтому с конца 1990-х латвийские машиностроители начали с помощью выставок и сарафанного радио искать клиентов в дальнем зарубежье – появились клиенты в Великобритании, Ирландии, Франции, Турции, Исландии (где рыболовство и переработка рыбы до сих пор остаются ключевой отраслью).

«С миру по нитке – голому рубашка. Удалось подписать несколько не очень больших контрактов в основном за счет того, что у Peruza в регионе уже  сложилась хорошая репутация. Например, был случай: хорваты хотели заказать оборудование у шведов, те сказали «именно это сделать не можем, но знаем, что в Латвии есть такая компания – поговорите с ними». И так за счет многих маленьких проектов этот кризис сумели пережить, хотя время было очень трудное», – рассказывает другой совладелец компании Роберт Длохи.

Помимо репутации выйти на новые рынки помогло то, что к тому моменту у Peruza был уже довольно длинный список выполненных проектов у себя дома и в соседних странах. «Регион Балтийского моря послужил нам своего рода лабораторией: когда мы начали ездить на международные выставки, у нас уже был опыт и было что показать потенциальным клиентам», – говорит А. Петранс.

Он поясняет: в машиностроении под заказ наличие выполненных проектов вообще крайне важно, так как клиент, подписывая договор (и выплачивая аванс), покупает не готовый продукт, а идею и ему важно воочию убедиться, что подрядчик действительно способен выполнить то, что обещает.

«У нас была возможность провезти клиента по латвийским, эстонским предприятиям и показать, как все работает. Плюс в тот момент было, конечно, ценовое преимущество: мы могли делать все то же, что конкуренты в Западной Европе, но за счет разницы зарплат – существенно дешевле, чем они. Теперь-то по зарплатам мы выравниваемся: ты не можешь платить мало, потому что инженеры и рабочие с руками и головой всем нужны.

Поэтому мы уже какое-то время делаем акцент не на цену, а на репутацию и ноу-хау: мы разработали устройства, которых нет у конкурентов, у нас есть патенты, и сейчас это наше основное конкурентное преимущество. То есть мы еще немного дешевле западноевропейских коллег, но цены уже вполне сопоставимы», – сообщает Арнис.

В Азию воткнули флажок

peruza rabochij rabota proizvodstvo 2 640_opt

В 2000-х Peruza осваивала Европу, а несколько лет назад открыла для себя рынки, куда латвийские предприниматели забираются крайне редко. Так, с 2015-го одним из главных направлений экспорта стала Юго-восточная Азия. Как говорят компаньоны, в 2013-м им нанес визит один филиппинский рыбопромышленник, впечатлился увиденным, заказал несколько машин, получил желаемое, а следом за ним в очередь выстроились другие. А за ними – еще и их коллеги из Индонезии, поскольку их заводы работают практически в тех же условиях, что и филиппинские: та же рыба, тот же климат, во многом те же экономические условия.

Закрепившись в этих двух странах, Peruza пошла дальше по региону: уже в этом году были поставки в Японию, Китай, Таиланд, а буквально на днях сотрудник прислал Арнису SMS из Вьетнама: будет заказ!

«Сейчас мы, можно сказать, воткнули флажок в этом регионе и будем искать там новые ниши. Рыбопереработка там очень хорошо развивается за счет аквакультуры – эта отрасль во всем мире растет, а в Юго-Восточной Азии особенно. И теперь, разговаривая с ее представителями, у нас есть возможность прямо на месте показать свое оборудование», – замечает Р. Длохи.

А Арнис Петранс связывает успехи в Азии с тем, что, несмотря на расстояние,  проблемы коммерсантов во многом похожи на наши:

«В Азии, как и у нас,  в рыбопереработке в основном работают люди в возрасте от 40 лет. Более молодое поколение ищет работу поинтереснее, почище, желательно за компьютером. Поэтому производители там во многом вынуждены автоматизировать свои процессы – тем более, что с монотонными процессами машины действительно хорошо справляются».

И даже в Китае с его вроде бы неисчерпаемым человеческим ресурсом проблема та же: молодые люди в переработку рыбы и похожие отрасли идти не хотят, зарплаты там растут довольно быстро, поэтому часть рутины там оказывается выгоднее поручить машинам.

Роборыба

peruza robot_opt

Роботизированный манипулятор с компьютерным зрением уже разбирается в рыбе.

За эти годы латвийская компания сумела автоматизировать множество процессов, связанных с сортировкой, разделкой, фасовкой пищевых (и не только пищевых) продуктов, а последние несколько лет ее инженеры пошли еще дальше – в роботизацию и компьютерное зрение.

«Автоматикой, роботизацией мы занялись сравнительно недавно – первые тесты начали лет пять назад. Поначалу были откровенные неудачи, но мы анализировали ошибки, исправляли, шли дальше и сейчас окрепли и у нас уже есть коммерческие проекты, где мы применяем такие решения. Один в Финляндии, несколько в Латвии, будут и другие», – утверждает Р. Длохи.

Так, машину научили распознавать, где у лосося или другой крупной рыбы голова, где хвост и манипулятором правильно ориентировать ее в пространстве перед отправкой на разделку.  Это может звучать не очень впечатляюще, но «рыбные» разработки Peruza в последнее время быстро распространяются и по другим отраслям. Так, компания в ближайшее время начнется производство линии по заказу одной работающей на европейский автопром латвийской компании, где сборку деталей будут выполнять роботизированные манипуляторы под присмотром компьютерного зрения.

Последние несколько лет компания стабильно держится на уровне 3-5 млн. евро оборота в год и, по словам компаньонов, в обозримом будущем способна увеличить его вдвое. В том числе за счет развития направления автоматизации и роботизации, которое дает компании новые возможности для работы с «не рыбными» отраслями. Помимо упомянутой пластмассовой линии роботы Peruza уже стоят на Cēsu alus и вскоре появятся еще как минимум на двух крупных латвийских предприятиях.

Как говорит А. Петранс, рассуждая об этической стороне автоматизации и роботизации, она не означает непременно, что  стоявшие у конвейера рабочие после модернизации будут стоять на бирже труда. «Мы видим, как это происходит на Филиппинах:  работодатель ставит нашу линию, соответственно, на каком-то участке работа ускоряется, а людей там надо меньше. Но он не увольняет лишних, а переставляет на какую-то другую операцию, увеличивая там пропускную способность».

А Роберт Длохи считает, что это процесс неизбежный и необходимый:

«По всей Центральной и Восточной Европе, да и в других регионах перед производителями стоят задачи, которые они не могут решить одним человеческим трудом: или не хватает людей нужной квалификации или без роботизации невозможно удержать конкурентоспособный уровень цен. Всем ведь нравятся, скажем, когда печенье дешево и  одновременно вкусно. Но не стоит тогда ждать, что каждую печеньку будут лепить заботливые женские руки – или рук не хватит, или печенье станет золотым».


  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>