Нерезидент – еще не приговор: как латвийские банки должны оценивать клиентов

680
Фото: Flickr - Mike Mozart

Глава Комиссии по рынку финансов и капитала (FKTK) Санта Пургайле объяснила, почему латвийские банки не должны тратить много сил и денег на проверку большинства клиентов и на что они действительно должны обращать внимание.

FKTK вместе с Ассоциацией финансовой отрасли составила рекомендации для банковских систем внутреннего контроля, в том числе о том, как оценивать уровень риска конкретного клиента.

«Самый важный раздел справочника посвящен оценке уровня рисков клиентов. Банки должны иметь возможность тратить ресурсы там, где они должны быть потрачены, где существуют высокие риски, и не тратить там, где риски низки или их практически нет», — заявила Санта Пургайле в интервью Latvijas avīze.

Она приводит пример: пенсионеры или наемные работники, которые получают зарплату из одного понятного источника, а потом оплачивают счета и что-то покупают в магазине, — это клиенты минимального риска, и для их мониторинга не нужно тратить много сил и денег.

«На другом конце спектра риска – нерезиденты из стран с высоким уровнем риска или политически значимые лица из стран с высоким уровнем риска. Там риски намного выше и требуют многоуровневого внутреннего контроля, так называемого «принципа четырех глаз», – говорит глава ведомства

«Если транзакции понятны, если клиент может представить контракты для их подтверждения, если полученные суммы являются разумными и экономически оправданными, то это не увеличивает категорию риска, – продолжает С. Пургайле. Но если вы за один месяц получите 500 евро, а за другой — 20 тыс, то это повлияет [на оценку риска]».

По ее словам, уровень рискованности клиента может вырасти, если тот из наемного работника вдруг превращается во владельца консалтинговой или маркетинговой компании, так как в этих сферах нередко реализуются различные коррупционные схемы. Поначалу это неизбежно такое предприятие в более высокую категорию риска, но, опять же, если клиент может объяснить, чем будет заниматься, отношение банка к нему изменится.

Вообще, рассуждая о юридических лицах, С. Пургайле отметила, что подозрительность банка может напрямую зависеть от того, чем и где компания занимается и от структуры владельцев. Скажем, если владельцы какого-нибудь местного производителя с понятным продуктом — латвийские резиденты, которые указали себя в качестве бенефициаров и про которых можно найти информацию в Регистре предприятий, углубленный мониторинг в общем случае не нужен. Но если собственники — нерезиденты, особенно из «высокорисковых» стран, или скрываются за цепочкой юрлиц в офшорных зонах, банкам придется провести углубленное исследование.

«Само по себе это (владельцы — нерезиденты, – прим. Ред) не означает, что компания плохая, но связанные с ней риски будут выше, и необходимо будет провести дополнительное исследование — необходимо будет выяснить, кто является собственниками, не связаны ли они с политически значимыми людьми в других странах или нет.

Если удастся получить удовлетворительные ответы на все эти вопросы, у банков не будет проблем при обслуживании таких компаний – правда, надо будет следить, не появляются ли ранее нетипичные действия в деятельности компании», – пояснила Санта Пургайле

При этом, отмечает она, банки должны объяснять клиентам, если у тех повысился уровень риска и от них надо получить дополнительную информацию, почему это произошло (чего на деле нередко не происходит, из-за чего возникают конфликтные ситуации).

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке и Телеграме!