Народная республика. Население Латвии снова уменьшилось, но не так, как раньше

Фото: Flickr - Самоуправление Риги

В прошлом году население Латвии продолжило уменьшаться, констатировало Центральное статистическое управление (ЦСУ).  Но не так, как до сих пор: основной причиной сокращения стала не миграция.

На начало 2019-го (или на конец 2018-го) население Латвии достигло 1 919 379 человек, уменьшившись за год  на 14,4 тыс., сообщает ЦСУ. Единственным регионом, где жителей немного прибавилось, стали окрестности Риги (на 0,9% или 3,3 тыс. человек), быстрее всего их число сократилось в Латгалии (на 1,7% или 4,6 тыс. человек).

С одной стороны, минус 14 тысяч — это много. Чтобы оценить масштаб депопуляции, представьте, что исчез целый Цесис (население 15 тыс.) или Тукумс (16 тыс) или Мадона с Лудзой (примерно по 7 тыс.).

С другой стороны в абсолютных показателях прошлый год — наименее «убыточный» с момента восстановления независимости страны, а в относительных (изменения населения на 1000 жителей) — с 1992 года.

Как объясняла smartlatvia.lv в большой подборке графиков о демографической ситуации в Латвии и в подробной Истории депопуляции (здесь – первая часть, здесь – вторая часть), численность населения любой страны изменяется из-за естественного прироста (рождаемости и смертности) и из-за миграции (иммиграции и эмиграции).

Так вот, сальдо миграции в прошлом году осталось отрицательным (- 4,9 тыс. человек), т.е. уехавших по-прежнему больше, чем приехавших. Но тут есть хорошие новости. Число эмигрировавших (15 814 человек) оказалось наименьшим с 2007-го., а по числу иммигрантов и реэмигрантов (10 909) прошлый год оказался одним из лучших в новейшей истории. — больший входящий поток зафиксирован только в 1991-м (14,6 тыс.) и в 2012-м (13,3 тыс).

ЦСУ отмечает, что 4,9 тыс. приехавших – люди, имевшие связь с Латвией до этого: это граждане, неграждане или граждане других стран, но родившиеся здесь. Из чего можно сделать вывод, что примерно 45% иммигрантов – это на самом деле реэмигранты.

Соответственно, и само сальдо миграции – лучшее за двадцать лет.

И впервые за много лет миграция перестала быть основной причиной убыли населения Латвии. Точнее, в позапрошлом году ее влияние сравнялось с влиянием естественного прироста, а в прошлом году на первое место вышли рождаемость и смертность.

Собственно, пока подробных данных по рождаемости и смертности за 2018 год нет – есть только самые общие показатели , но и они могут кое-что нам рассказать.

В 2018-м число умерших латвийцев по сравнению с предыдущим годом почти не изменилось, но из-за общего сокращения населения смертность (число умерших в пересчете на 1000 жителей) немного выросла.

Что, впрочем, не должно нас ужасать. Как уже подробно объясняла smartlartvia.lv, этот показатель зависит в первую очередь от возрастной структуры населения: если в обществе много пожилых, то смертность при прочих равных будет выше, чем в обществе с большей долей молодых людей. В Латвии же как раз относительно много людей в категории «50 лет и старше», то есть в возрасте, когда вероятность умереть уже довольно высока, а молодежи и детей – мало.

Как отмечает ЦСУ, трудоспособное население продолжило сокращаться и в 2018 году (минус 16,5 тыс), а пожилое — росло (на 2,3 тыс).

При таком соотношении этот показатель не может быть низким.  (Это не значит, что его вообще нельзя снизить – можно, но для этого должны сойтись вместе разные факторы, включая массовый отказ от курения и других вредных привычек и существенное увеличение финансирования отрасли здравоохранения).

А что там с рождаемостью? Увы, ничего хорошего: снизилось и число новорожденных, и сама рождаемость (число новорожденных в пересчете на 1000 жителей). И это можно рассматривать как тревожный звоночек.

Потому что до сих пор этот показатель у нас в целом довольно явно зависел от состояния экономики: в периоды подъема ВВП рождаемость росла, во время кризисов — падала с небольшим временным лагом (см график).

Но последний кризис закончился почти десять лет назад, с тех пор не было даже минимальной рецессии. Последние же пару лет рост даже ускорился, но кривая рождаемости в 2018-м продолжила движение вниз.

И, судя по предварительным данным о рождаемости за первые четыре месяца, эта тенденция сохранилась и даже, возможно, усилилась и в нынешнем году. Одним словом, детей у нас больше не становится – даже при относительно приличной экономике.  

Возможно, дело в отмеченной ранее smartlatvia.lv тенденции: последние несколько лет в Латвии падает число первенцев  – иными словами, уменьшается количество семей / людей, решивших завести детей вообще. И хотя в стране растет и число, и доля третьих детей (для сохранения популяции на определенном уровне, нужно довольно-таки большое количество семей с двумя – тремя – четырьмя детьми), усилий «родителей-ветеранов» явно не хватает без адекватной поддержки со стороны «родителей-новичков».

Проверить, сохранилась ли эта тенденция или нет в 2018-м, можно будет в начале июня, когда ЦСУ опубликует более подробные данные по рождаемости.