Народная республика. Прогноз для Латвии: одновременно простых, приятных и полезных решений не будет

«Если ситуация будет развиваться так же, как в последние годы, примерно к 2040 году население Латвии сократится до 1,58 млн., а рынок труда будет терять около 11 000 человек ежегодно. Экономика, вероятно, застрянет в стагнации», – прогнозирует бизнес-консультант Гатис Павилс. Когда-то разработав модель для прогнозирования числа детей в детских садах самоуправлений, сейчас он решил применить ее, чтобы оценить, что будет с населением страны в обозримом будущем. И получил довольно мрачную картину.

Как признает сам Гатис Павилс, демографом он не является, но по работе ему не раз приходилось участвовать в разработке документов планирования для самоуправлений. Вентспилс, Лиепая, Огре, Юрмала, Иецва – всего таких клиентов было по меньшей мере полтора десятка.  

Гатис Павилс

«Самоуправления покрупнее часто просили оценить, что делать с детскими садами.  Потому что, говорят они, сейчас у нас очередь, 20% не попадают в сады. Есть ли смысл строить новый?», — рассказывает он.

Чтобы отвечать на такие запросы обоснованно, говорит собеседник smartlatvia.lv, он разработал модель на основе доступных статистических данных.  Несколько лет дорабатывал, вводя туда новые переменные и выкидывая лишние.

«Смотрим на текущую ситуацию и видим: число учащихся в средних школах в вашем городе за несколько лет сократилось, скажем, наполовину. Рассчитываем, сколько детей у них может появиться, когда они достигнут фертильного возраста, вводим некоторые другие переменные и понимаем, что по сравнению с днем сегодняшним число будущих детей через пять-десять лет еще сократится. Нет, отвечаем мы самоуправлению, новый детсад строить не надо – через несколько лет он будет стоять пустой», — продолжает Г. Павилс.

Пару лет назад Гатис сменил сферу деятельности, но интерес к теме сохранился. Любопытства ради он решил применить свой подход, чтобы оценить, как может измениться население не одного самоуправления, а всей страны в течение ближайших двадцати лет с учетом: числа родившихся мальчиков и девочек, возрастной структуры населения, возрастных коэффициентов рождаемости и смертности, сальдо миграции и примерного распределения мигрирующих по пятилетним возрастным группам.

Что же получилось?

Базовый сценарий: нас станет меньше

По мнению Г. Павилса, в базовом сценарии сохранятся нынешние тенденции. Это значит, что продолжительность жизни продолжит постепенно увеличиваться, а с ним и средний возраст матерей (если в начале 1990-х больше всего детей появлялось у женщин в возрасте 20 – 24 лет, то сейчас самые активные группы – 25-29 и 30-34-летние), суммарный коэффициент рождаемости (среднее число детей у женщины фертильного возраста) стабилизируется  — возможно, на нынешнем уровне в 1,61.

Сальдо миграции в Латвии: базовый сценарий

Сальдо миграции в течение нескольких лет впервые с момента восстановления независимости Латвии выйдет в небольшой плюс – предположительно в 2022 году. И если тенденция сохранится, в следующем десятилетии число въезжающих может быть на 2-4 тыс больше, чем отбывающих.

«Уровень жизни в стране, что бы люди ни говорили, как бы ни жаловались, объективно вырос. А если мы посмотрим с середины 1990-х, то вырос очень существенно. Мы достигли той точки, когда баланс миграции в принципе может измениться в положительную сторону», — полагает Гатис.

Население Латвии: базовый сценарий

Но из-за половозрастной структуры жителей страны это не остановит депопуляцию, потому что смертность будет по-прежнему  выше рождаемости. Из-за этого к 2040 году население сократится с нынешних 1,92 млн. до 1,58 млн. человек.

Население сократится во всех группах, но самая быстрая убыль ждет людей в возрасте с 19 до 64 лет, т.е. трудоспособных: от сегодняшних 1,15 млн от них останется около 930 тысяч. Ежегодно рынок труда будет терять в среднем 11 тыс. человек и к 2040 «убыток» в этой категории составит еще 20,6%.

Возрастная структура трудоспособных тоже изменится. До 2024-го число более молодых (до 39 лет) будет уменьшаться быстро, сокращение тех, кто постарше (40 — 64 года), пройдет более плавно. Но итог, как сказано, один: трудоспособных станет меньше.

Правда, число пенсионеров тоже пойдет вниз и с 0,39 млн. достигнет 0,32 млн. То же произойдет и с числом детей, потому что при стабильном суммарном коэффициенте рождаемости  в Латвии будет меньше женщин в фертильном возрасте. (Собственно, и зафиксированный в 2018-м показатель в 1,61 очень далек от необходимого для замещения поколения уровня — 2,1). Если в 2018-м здесь появилось 19,3 тыс. новорожденных, то в 2040-м родится около 16,8 тыс детей.

Но так как население будет сокращаться во всех возрастных группах, нагрузка на социальный бюджет скорее всего существенно не вырастет из-за чего повышение пенсионного возраста, по мнению автора прогноза, не понадобится.

Тем не менее, прогнозируемый спад сулит проблемы для всей экономики страны.

«Экономика Латвии базируется на человеческих ресурсах, поэтому сокращение числа рабочих рук будет очень болезненным для общей эффективности экономики страны. Текущий уровень развития страны при таком демографическом сценарии, вероятно, будет сохранен и даже немного увеличен за счет повышения производительности труда, но в этом сценарии Латвию скорее всего ждет долгая стагнация», — пишет автор.

Кризисный сценарий: нас станет намного меньше

Базовый сценарий выглядит невесело, но у автора есть кое-что похуже. Кризисный сценарий предполагает, что вместо продолжения экономического роста (а он продолжается с 2011-го) будет у нас кризис (наверное не такой жестокий, как в 2009-м), а потом годы вялой рецессии или в лучшем случае застоя.

«Сценарий совершенно не фантастический. Можно посмотреть на Италию – там, может быть, нет такого глубокого кризиса, но и нормального роста нет уже более десятилетия. Или Греция: за кризисом конца нулевых – годы рецессии или стагнации. Есть и другие страны, которые очень долго не могут выйти к устойчивому росту»,— сказал Г. Павилс smartlatvia.lv.

По его словам, нехватка рабочих рук сама по себе при не самом удачном стечении обстоятельств может стать источником замедления или даже прекращения роста в Латвии.

«Важно, конечно, что Латвия из последнего кризиса сумела выйти, сохранив способность к развитию и значительно повысив эффективность работы. Это очень-очень важный момент, потому что могло быть и по-другому: с отъездом образованных и активных людей продуктивность могла еще упасть и спад или стагнация затянулись бы на годы. Но сохранять рост продуктивности при постоянном сокращении числа рабочих рук вряд ли можно бесконечно», — полагает он.

Население Латвии: кризисный сценарий

Население продолжит сокращаться – быстрее, чем в базовом сценарии.  К 2040 в Латвии останется только 1,35 млн человек. Баланс миграции останется отрицательным (хотя и не таким, как во время последнего кризиса).

Среди совсем юных и трудоспособных убыль будет больше, чем среди достигших пенсионного возраста. В результате трудоспособных останется только 0,79 млн, а рынок труда будет терять 17 000 человек ежегодно, а в сумме потери в этой категории за двадцать лет составят 32,5%.

Сальдо миграции в Латвии: кризисный сценарий

«Сокращение населения трудоспособного возраста на 32% создает огромные проблемы для развития национальной экономики. Возможно, повышение эффективности труда сможет компенсировать этот спад: за восемь лет, с 2010 по 2018 год, эффективность работы в Латвии выросла на 27,5%, что, по данным ОЭСР,  стало одним из лучших  результатов во всей Европе или даже мире. Однако, тот факт, что повышение эффективности лишь «компенсирует» сокращение числа рабочих рук, означает, что экономика страны скорее всего будет стагнировать», — полагает исследователь.

16 тысяч – это много

Но можно ли как-то избежать предсказанной депопуляции?

Ну, если мы хотим обойтись исключительно собственными силами и к 2040 году иметь те же 1,9 млн жителей, как сейчас, то женщины могли бы рожать по 3,46 ребенка…

Хотя нет, не могли бы. Необходимые 3,46  — это уровень Пакистана и Намибии, в Европе же, а тем более в ЕС ничего подобного даже близко нет (самые чемпионские по плодовитости страны Евросоюза достигают только 1,9).

«Сейчас  в Латвии на одну женщину фертильного возраста приходится 1,6 ребенка. Рассчитывать, что число резко вырастет до 3-4, нет вообще никаких оснований. Даже если сюда разом приедет большое число людей из мусульманских стран: как показывает опыт других государств, чаще всего приезжие быстро перенимают демографические привычки коренного населения принимающей страны.

Может быть, если будем очень упорно бороться, сможем достичь 1,8. Но все равно это ниже уровня, который нам нужен, чтобы компенсировать падение предыдущих лет», — предупреждает Г. Павилс.

Если же полностью положиться на приезжих, их число (точнее, положительное сальдо миграции) должно вырасти до 16 000 в год, подсчитал собеседник smartlatvia.lv.

«Думаю, если посчитать тех, кто в принципе не против переехать из России, Украины и более дальнего зарубежья и добавить еще планирующих вернуться домой латвийцев, скорее всего 16 000 в год наберутся. Но это на самом деле много. Сейчас, когда в Латвию иммигрируют 8-10 тыс. человек, экономика их абсорбирует и все хорошо. Но если это число быстро вырастет в полтора-два раза и приехавшие не будут иметь предварительных договоренностей с местными работодателями, они скорее всего просто не найдут достаточное количество вакансий с нормальными зарплатами», — опасается автор прогноза.

«Обществу надо объяснить, чем грозит депопуляция»

Гатис немедленно добавляет, что реплика направлена не против иммигрантов, а против отсутствия стройной и соответствующей нуждам экономики иммиграционной политики. Тем более, что, по его словам, оно может стать источником проблем на долгие годы.

«Представим ситуацию. Количество доступных рабочих рук падает (а если ничего не делать, это обязательно произойдет), правительство решает полностью открыть границы для иммигрантов; из-за недостаточного контроля прибывают в том числе не самые благонадежные элементы, происходит серия преступлений или, не дай бог, теракт. В ответ на это курс резко меняется: приехавших выдворяют из страны без разбора и закрывают страну на замок – никого не впускать.

Но рабочих рук-то становится меньше! И с сокращением местных трудоспособных и отказом от мигрантов страна становится менее привлекательной в том числе и для собственной молодежи, и она утекает еще быстрее и все это приводит к тому, что падает качество и разнообразие товаров и услуг», — рисует возможное будущее наш собеседник.  

Признавая, что у него нет вполне готовых решений, Гатис Павилс считает, что остановить депопуляцию крайне желательно, чтобы не лишиться будущих возможностей развития (без которых дистанция между Латвией и более развитыми странами вновь начнет расти).

«Очевидно необходима более активная и более продвинутая поддержка семьи, чтобы молодые люди легче решались заводить детей и меньше рисковали своим благополучием, и более активная и продуманная иммиграционная политика. И все это одновременно.

Потому что нет какого-то одного волшебного решения. И вообще, думаю, нет решения, которое одновременно было бы простым, приятным и эффективным. Если мы выбираем более щедрую поддержку семей, скорее всего у кого-то придется забрать деньги, чтобы ее профинансировать. Если мы выбираем более открытую иммиграционную политику, надо быть готовым, что наша привычная среда обитания постепенно будет меняться.

Но ничего не делать и сохранить хотя бы нынешний уровень жизни скорее всего не получится. Демографическая ситуация в Латвии действительно сложная, и политики обязаны разъяснить обществу, чем она может обернуться», — заключил Гатис Павилс.