Народная республика. Вихри враждебные в докладе МВФ про нас: депопуляция, старение, сокращение рабочей силы

Фото: Flickr - Neil

Сокращение населения, уменьшение предложения рабочей силы, снижение продуктивности и растущие расходы на пенсии и здравоохранение – вот что, по мнению Международного валютного фонда, в ближайшие тридцать лет ждет Центральную и Восточную Европу, включая страны Балтии. Остановить депопуляцию и уменьшить ее влияние на экономику, по мнению экспертов МВФ, теоретически возможно, но добиться этого будет непросто.

«Латвийская экономика успешно развивается, а рост числа рабочих мест способствует сближению с более развитыми экономиками. Согласно двум новым докладам ОЭСР, усилия следует сосредоточить на сокращении неравенства, реагируя на проблемы, связанные со старением населения <…>»,— говорится в майском пресс-релизе Организации экономического сотрудничества и развития.

Это очень типичный пассаж. Последние несколько лет зарубежные рейтинговые агентства и другие коммерческие и некоммерческие организации, располагающие аналитическим аппаратом и время от времени разглядывающие нас, пишут примерно одно и то же: быстрый рост экономики (а с 2011-го по прошлый год включительно рост ВВП Латвии в среднем превышал 3% — по меркам Европы это довольно много), безработица падает, банковская система стабильна, но вот демографическая ситуация может создать проблемы.

К этому хору присоединился еще один громкий голос — Международный валютный фонд. В конце июня эксперты МВФ выпустили докладную записку. В ней они в целом о состоянии латвийской экономики отзываются лестно: «Латвийская экономика стала значительно более устойчивой после мирового финансового кризиса. За последние 10 лет рост в среднем превысил 3,5 процента; нет значительных экономических дисбалансов; внешний и государственный долг снижаются; и баланс частного сектора продолжает улучшаться». Но тут же замечают, что население страны продолжает сокращаться и что демография в Латвии – проблема.

А в середине июля МВФ выпустил доклад «Демографические встречные ветра в Центральной и Восточной Европе». Огромный – на 100 с лишним страниц документ, как следует из названия, посвящен целому большому региону Центральной и Восточной Европы, куда включили и страны Балтии (несмотря на то, что по классификации ООН мы – Северная Европа), а также Россию, Беларусь, Молдову, Украину, Албанию, Боснию и Герцеговину, Македонию и Турцию.

И хотя, как отмечают авторы, опираясь на прогнозы ООН, у каждой включенной в обзор страны есть свои особенности и обстоятельства, почти всех их объединяет общая беда.

«Ожидается, что население стран Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы (ЦВЮВЕ, CESEE), за исключением Турции, значительно сократится в течение следующих 30 лет, что обусловлено низким или отрицательным естественным приростом населения и отрицательным сальдо внешней миграции. Эти изменения будут иметь серьезные последствия для роста, уровня жизни и финансовой устойчивости», — предупреждает группа авторов в первом же абзаце.

Сокращение населения прогнозируется для всех стран региона (как сказано выше, единственное исключение – Турция), но Латвия выделяется на общем фоне: ожидается, что к 2030 году жителей по сравнению с 2017-м станет примерно на 10% меньше, а к 2050-у по сравнению с тем же 2017-м страна потеряет примерно пятую часть населения. В этом плане хуже выглядит только Болгария, где, согласно используемому МВФ прогнозу, к 2050 году население сократится почти на четверть.

Четыре кита депопуляции

Откуда такие прогнозы? Если коротко, то на изменения численности населения влияют четыре основных фактора: половозрастная структура, рождаемость, смертность и миграция.

Возрастная структура Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы такова, что здесь много 25-34-летних и людей в районе 55-64 лет, в группах же младше 24 лет — явный спад. (Ровно то же самое наблюдается и в Латвии: по данным Центрального статуправления, в 2018-м 20-24-летних было почти на 40 тыс меньше, чем 25-29-летних и почти на 33 тыс. меньше по сравнению с 60-64-летними. В группах младше 20 лет спад еще более глубокий).

Уровень рождаемости в ЦВЮВЕ не сильно отличается от Западной Европы и, по прогнозам ООН и МВФ так оно будет и через тридцать лет.


CE = Центральная Европа; CESEE = Центральная, Восточная и Юго-Восточная Европа; EE = Восточная Европа; SEE EU = страны Юго-Восточной Европы, входящие в ЕС; SEE non-EU = страны Юго-Восточной Европы, входящие в ЕС, не входящие в ЕС; TUR= Турция; WE = Западная Европа

Но вот уровень смертности в рассматриваемом регионе и в странах Балтии существенно выше аналогичного показателя в Западной Европе и, что важно, выше уровня рождаемости. И, как ожидается, он будет только расти.

CE = Центральная Европа; CESEE = Центральная, Восточная и Юго-Восточная Европа; EE = Восточная Европа; SEE EU = страны Юго-Восточной Европы, входящие в ЕС; SEE non-EU = страны Юго-Восточной Европы, входящие в ЕС, не входящие в ЕС; TUR= Турция; WE = Западная Европа

Это не значит, что мы будем жить меньше. Наоборот: продолжительность жизни и в Латвии и во всем рассматриваемом регионе растет и, по прогнозам ООН и МВФ, разница по этому показателю между ЦВЮВЕ и Западной Европой будет сокращаться.

Но базовый коэффициент смертности (тот самый, который показывает количество смертей в пересчете на жителя), как подробно объясняла smartlatvia.lv здесь, самым непосредственным образом зависит от возрастной структуры населения, потому что по достижении определенного возраста вероятность смерти человека с каждым годом возрастает. В обществе, где мало молодых и много пожилых, смертность не может быть низкой, несмотря на то, что возрастные коэффициенты смертности (которые как раз не зависят от структуры общества) могут падать за счет более здорового образа жизни, более эффективного здравоохранения и др.

Остается миграция. «Большинство стран ЦВЮВЕ с 1990-х пережили значительный миграционный отток. Поскольку большинство эмигрантов как правило моложе тех, кто остался, постоянная эмиграция усилила демографическое давление и ускорила старение; миграция, вероятно, продолжит играть важную роль в регионе», — пишут авторы доклада. Ссылаясь на ООН, они допускают, что миграционные потоки могут оставаться более-менее стабильными на протяжении всего рассматриваемого периода, то есть до 2050-го. Предполагается, что Латвия по миграционной убыли останется одной из худших в регионе, уступив пальму первенства только Албании.

И потому с учетом сказанного выше о рождаемости и смертности прогнозируется, что половина стран региона будет испытывать как негативный естественный прирост населения, так и его убыль из-за отрицательного сальдо миграции.

Почему депопуляция — это не здорово?

В этом месте оптимистично настроенные граждане могут пожать плечами: «Ну сокращается население, но ведь экономика растет, технологии позволяют меньшими человеческими ресурсам достигать большего. В чем проблема-то?»

МВФ отвечает на этот вопрос. Во-первых, поскольку население будет не только уменьшаться, но и стареть, у стран региона вырастут расходы, связанные с этим процессом — на здравоохранение и пенсии. Особенно если последние будут в соответствии с рекомендациями Международной организации труда обеспечивать ушедшим на покой не менее 40% дохода, который те получали во время трудовой жизни.

Во-вторых, сократится предложение рабочей силы. Сокращение ожидается и в Западной Европе, но в Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европе оно вероятно будет более быстрым. В странах Балтии число людей трудоспособного возраста к 2050 году по сравнению с 2015-м уменьшится, как ожидается, примерно на 30%.

При этом рабочая сила, как и все население в целом, будет стареть и, соответственно, будет расти демографическая нагрузка, т.е. соотношение продуктивного и непродуктивного населения.

Как отмечает МВФ, разные исследователи по-разному оценивают влияние старения работников на общую продуктивность — некоторые отмечают положительное влияние опыта, другие замечают, что физические и ментальные изменения могут негативно влиять на продуктивность. Кроме того, развитие здравоохранения и медицины и продление срока здоровой жизни может постепенно отодвигать тот порог, переступив который работник считается пожилым. Тем не менее, замечают авторы доклада, эмпирические исследования показывают отрицательную связь между старением рабочей силы и производительностью. Производительность труда обычно увеличивается до 40 лет, а к концу трудовой жизни снижается.

Более того, моделируя влияние сокращения рабочей силы в регионе и вероятного снижения продуктивности из-за ее старения, МВФ предполагает, что оба фактора могут очень существенно замедлить развитие экономики Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы и каждой входящей в регион страны, включая Латвию.

Для разных стран влияние каждого из двух упомянутых факторов прогнозируется разное, но итог один: в среднем с 2020-го по 2050 год регион будет терять 1,4 процентного пункта ВВП в год по сравнению со сценарием, где демографические показатели оставались бы стабильными.

Соответственно, за тридцать лет совокупный «недополученный» рост может достичь примерно 35%. Это не значит, что роста не будет, но выравнивание с Западной Европой, по прогнозам МВФ, существенно замедлится, и, хотя разница сократится, ни одно государство региона из-за демографического давления не сумеет достичь западноевропейских высот.

Впрочем, авторы тут же делают оговорку, что их оценки — ориентировочные и что неопределенность в долгосрочной перспективе велика. Тем не менее они продолжают список возможных негативных эффектов от сокращения населения региона: замедление инвестиций, снижение продуктивности (или «недополученные» инвестиции по сравнению с альтернативной реальностью со стабильными демографическими показателями), растущее давление на бюджеты, сокращение потребления домохозяйств в пользу накоплений.

Как спастись от пресса демографии

Все сказанное выше не означает, что результат жестко предопределен. Как отмечают в МВФ, с той же нехваткой рабочей силы можно бороться по-разному.

Поэтому эксперты Международного валютного фонда перечисляют другие возможные магистральные направления. Государства рассматриваемого региона могли бы, например, усилить вовлечение женщин и пожилых работников в рынок труда, повысить пенсионный возраст, сделать более доступным пожизненное образование и др. Для разных стран положительный эффект от перечисленных и других мер будет разным. К примеру, в Латвии уровень занятости пожилых уже выше, чем в Западной Европе, уровень занятости женщин также достаточно высок.

Авторы моделируют сценарии. В одном — правительства стран Центральной и Восточной Европы пытаются бороться с демографическими проблемами (и связанными с ними экономическими) с умеренной интенсивностью. В другом — занятость женщин быстро достигает уровня Западной Европы, а возраст выхода на пенсию к 2050 году повышается до 70 лет. (В докладе подчеркивается, что это не предложение для политиков).

«[Соответствующие] реформы могли бы существенно — но не полностью — компенсировать влияние демографических тенденций на предложение рабочей силы. <… >

Однако лишь в нескольких случаях реформы полностью компенсируют сокращение предложения рабочей силы, а в некоторых странах, таких как страны Балтии, меры не позволят значительно сократить этот спад»,– констатируют авторы доклада.

Правда, попытки залить демографические проблемы деньгами не обречены на успех. Даже если рождаемость и суммарный коэффициент плодовитости и удастся повысить (что вовсе не гарантировано), результат на рынке труда скажется очень не сразу. Но и в случае успеха естественный позитивный прирост населения не решит проблему нехватки рабочей силы.

Что еще, по мнению экспертов МВФ, поможет смягчить давление демографии на экономику региона и Латвии?

Например, развитие качественного дошкольного, начального, среднего и высшего / профессионального образования: между уровнем образования и темпами роста существует тесная взаимосвязь. Образование становится тем более важным из-за ожидаемого роста демографической нагрузки. Или развитие обучения уже работающих людей. Как отмечается в докладе, доказательств влияния пожизненного обучения не так уж много, но исследование ОЭСР показало, что страны Северной Европы (где высок уровень занятости и человеческого капитала) тратят на подобные мероприятия больше, чем другие страны. Или развитие госуправления и вообще институтов: люди – особенно квалифицированные кадры – эмигрируют не только из-за денег.

Среди многих факторов, которые могли бы смягчить давление демографии на экономику, естественно упоминается и иммиграция.

«Привлечение иностранных работников является одним из способов решения проблемы сокращения предложения рабочей силы. Во многих странах ведутся национальные дебаты о миграции, в том числе о ее социально приемлемых темпах», — констатирует МВФ, отмечая, впрочем, что у большинства стран стран Центральной, Восточной и Юго-восточной Европы нет долгосрочных стратегий относительно входящей миграции.