Народная республика. С человеческим лицом: как Латвия пытается вернуть своих уехавших людей

Фото: Flickr - Artotem

Пять специалистов пишут письма тысячам уехавшим соотечественникам, разбираются с их запросами, вникают в проблемы и помогают найти информацию, необходимую для возвращения домой. За первый год работы с их участием вернулись 200 семей, но реальное их число может быть больше.

«По разным оценкам за последние десять лет Латвию покинули 250 000 человек. То есть даже по самой скромной оценке выходит целый регион», — говорит smartlatvia.lv директор департамента региональной политики Министерства защиты среды и регионального развития Райвис Бремшмитс.

Действительно, 250 000 уехавших – это больше нынешнего населения Видземе (186 тыс  на начало 2019 года), Курземе и Земгале (240 и 230 тыс. соответственно) и чуть меньше Латгалии (260 тыс).

И что бы вы ни думали о латвийских чиновниках, госслужащих и политиках, нельзя сказать, что никто из них не представляет масштаба проблемы. Может, не все владеют точными данными, может, не все четко понимают, какие перспективы сулит нынешняя половозрастная структура населения страны, но те, кто отвечают за экономическую, региональную, социальную политику в общем и целом скорее в курсе дела, чем наоборот.

И даже если бы они предпочли ничего не знать о депопуляции страны, различные предпринимательские организации, включая довольно авторитетный Совет иностранных инвесторов, не дают забыть о ней, настойчиво предлагая приоткрыть рынок труда для гастарбайтеров, чтобы компенсировать дефицит рабочих рук, возникший из-за низкой рождаемости в 1990-х и эмиграции в 2000-х.  

Нельзя сказать и что в высоких кабинетах в массовом отъезде латвийцев за границу не видят проблему и совсем не заинтересованы в их возвращении. О чем может свидетельствовать и запущенная в прошлом году в пилотном режиме программа «Координатор региональной реэмиграции».

«Один из выводов в исследовании латвийской диаспоры, которое проводил Михаил Хазан в Латвийском университете, заключается в том, что нехватка информации может быть серьезным препятствием для возвращения. Особенно практической информации: какие возможности есть у реэмигрантов, куда обратиться с тем или иным вопросом, что надо сделать до переезда и т.д.. Поэтому и появился этот проект», — говорит Р. Бремшмитс.

Напиши туда, позвони сюда, не забудь забрать документы

Астрида Лещинска

По его словам, с самого начала предполагалось сделать услугу с человеческим лицом и в целом так и получилось:  программа «Координатор региональной реэмиграции» — это в первую очередь пять человек – координаторов, по одному на каждый регион страны. Плюс – сайт paps.lv, через который можно с ними связаться и где заодно можно почитать о самом этом проекте.

Задача каждого координатора – связываться с живущими за границей латвийцами, напоминая, что родина не совсем о них забыла, и предоставлять им практическую информацию, необходимую для возвращения в Латвию.

«Люди обращаются с очень разными вопросами, у каждого – своя ситуация и с каждой такой ситуацией надо разобраться, чтобы понять, как помочь человеку. Например, мне вчера написала женщина – у нее ребенок, который должен пойти во второй класс. Она переживает: как он адаптируется в школе в Даугавпилсе? Я сразу даю ей контакты специалиста в управлении образования в Даугавпилсе (я уже знаю, где кто за какие вопросы отвечает), говорю, чтобы они сразу сказали, что они реэмигранты, потому что тогда ребенку предоставят дополнительные занятия. Она свяжется со специалистом, тот будет знать, что это от меня, и там станет понятно, что и как делать.

Или человека интересует трудоустройство: там своя специфика – можно на время поиска прийти на биржу труда, но чтобы в этом был смысл, нужно еще до отъезда получить определенные бланки. Не сделаешь это заранее – не сможешь использовать здесь какие-то возможности. Или кто-то интересуется бизнесом – как зарегистрировать? Какие есть инструменты поддержки? Что можно получить от самоуправлений?

И таких нюансов масса, я же как координатор о них знаю или, по крайней мере, понимаю, куда обратиться, чтобы найти нужную информацию. И моя задача: сделай это, напиши туда, позвони сюда, не забудь забрать такие-то документы», – объясняет смысл своей работы координатор по Латгальскому региону Астрида Лещинска .

Ответственная за Рижский регион (а он простирается далеко за пределы столичной агломерации) Рамона Лиепиня-Крауйя добавляет, что три основных блока вопросов, которыми интересуются задумавшиеся о возвращении латвийцы, — образование, работа,жилье. Но поскольку у каждого своя история, нет никакого стандартного набора сведений, который подошел бы всем. Скажем, какого-нибудь молодого одинокого реэмигранта могут интересовать вакансии и как получить крышу над головой, а у семьи с детьми, может, есть где жить, но надо пристроить ребенка в детский сад или школу.

«Очень часто обращаются именно семьи с детьми. Типичная мотивация в таких случаях:  мы хотим, чтобы ребенок учился дома, на родном языке, чтобы он рос в безопасной и зеленой среде. Конечно, леса и парки есть везде, но латвийца тянет к своим лесам», — замечает она.

Чтобы номер был доступен

По словам Р. Лиепини-Крауйи, чтобы людям понять, как им быть, им нужно связаться по крайней мере с четырьмя – пятью госучреждениями.  И, обращаясь наудачу, они не всегда получают ответы.

«Не хочу сказать, что мы владеем всей необходимой информацией. Но если человек ко мне обращается и говорит «мне нужен детский сад» или «я хотел бы работать в такой-то сфере», я понимаю, какую информацию для него искать. Мы не можем дать ему ключи от квартиры, но можем дать конкретные контакты», — рассуждает рижский координатор.

«Я сама, когда училась на магистра, поработала в Англии – и шпинат собирала, и в отелях убиралась. И когда десять лет назад поняла, что мое место в Латвии, мне не к кому было обратиться. Сама обивала пороги, сама все делала и мне реально не хватало даже просто психологической поддержки. Не хочу расхваливать нашу, но думаю, это очень хорошо, что сейчас находящимся за границей людям есть кому позвонить, написать», — добавляет Астрида.

Собственно, еще в конце 2018-го не было уверенности, что начавшиеся весной того же года «Координаторы» продолжатся. Только в декабре, когда Сейм принял закон о диаспоре, под проект подвели более-менее прочную идеологическую базу (один из пунктов закона говорит о создании благоприятных условий для связи диаспоры с Латвией и для реэмиграции), а весной, с принятием госбюджета, ее подкрепили финансированием.  

«Я рада, что проект продлили. Не потому, что это значит, что у меня будет работа. Просто людям обычно нужно время, чтобы воспринять информацию. И если мы сегодня говорим, что есть специалист, который тебе поможет, и что ты можешь связаться с ним по такому-то номеру, а через полгода номер молчит, это было бы, наверное, обескураживающе и не очень логично. Не так важно, ответит ли по этому номеру Рамона, Янис или Николай – важно, чтобы сам номер был доступен», — рассуждает координатор по Рижскому региону.

«Спасибо! Мы уже в Латвии»

Рамона Лиепиня-Крауйя

В прошлом году на проект «Координаторов» было выделено 425 000, из которых примерно 180 000 – на гранты для начала реэмигрантского бизнеса (можно было получить до 9 тысяч для старта). Чуть менее трети от общей суммы – финансирование работы самих координаторов. Впрочем, замечает Райвис Бремшмитс, далеко не вся эта сумма – зарплаты: сюда же входят расходы на довольно частые командировки в  страны с большими латвийскими диаспорами.

В нынешнем году финансирование проекта выросло до 600 тыс. евро. Как поясняют в Министерстве защиты среды и регионального развития (VARAM), в основном – за счет новой статьи: около 200 000 евро будут доступны самоуправлениям, чтобы те могли запустить собственные инициативы для заманивания латвийцев домой. Также в этом году увеличат гранты, доступные реэмигрантам, желающим начать в Латвии свой бизнес – до 10 000 евро на одобренную заявку.

(Кстати, многие желающие в прошлый раз не смогли получить гранты, потому что не сообщили Управлению по делам гражданства и миграции о своем иностранном месте жительства).

По статистике VARAM, с марта 2018-го по май 2019-го координаторы связались с 5,5 тыс живущих за границей соотечественников и помогли вернуть на родину 219 семей (549 человек). Еще о 245 семьях (около 700 человек) известно, что они собираются вернуться. Впрочем, в министерстве спешат уточнить, что эта статистика не очень точная: в нее попадают только те латвийцы, которые вернулись и сообщили об этом своему координатору. Соответственно, реальное число вернувшихся с помощью этого проекта скорее всего больше, но насколько – неизвестно.

«Часто бывает так, что человек с нами связывается, мы с ним вступаем в переписку. Я помогаю найти нужную информацию, но коммуникация прерывается. И непонятно – пригодилось, не пригодилось, надо было найти что-то еще или нет, может, человеку надоело со мной общаться. А потом рассылаешь по своему списку контактов поздравления на Рождество и тебе приходит ответ «Спасибо! А мы уже в Латвии»», — говорит Рамона.  

По ее словам, бывает и так, что вернувшиеся не могут найти себя дома и уезжают. Некоторые присылают письма – мол, уезжаем обратно и больше не планируем возвращаться. Но, утверждает она, ей известно всего о нескольких таких семьях, хотя их может быть больше, поскольку никто не обязан сообщать координаторам об отъезде.

В этом году в VARAM рассчитывают слегка увеличить число вовлеченных в общение с координаторами латвийцев, а в идеале – и число вернвушихся.

Одного уже заменили

Райвис Бремшмитс

Не все довольны общением с координаторами. Некоторые пользователи социальных сетей, с которыми пообщалась smartlatvia.lv, пожаловались на формальный подход и отписки. «Интересовались школьным вопросом – в ответ получили просто две ссылки, которые мы и сами нагуглили», — написал один наш собеседник. Кто-то рассказывал о неотвеченных запросах, кто-то о трудностях коммуникации на русском языке.

Впрочем, в VARAM утверждают, что следят за работой специалистов и учитывают негативные отзывы, и что в планах – налаживание нормальной коммуникации с уехавшими русскоязычными латвийцами. Чтоб не думали, что они – отрезанный ломоть.

«Мы знаем о случаях, когда координатор был, скажем так, не на высоте. Для нас важно, чтобы клиенты – то есть люди, которых мы пытаемся привлечь с помощью программы, — были довольны услугой. Поэтому в конце прошлого – начале нынешнего года провели опрос. Там было довольно много вопросов, часть касалась оценки конкретных координаторов. И он показал огромный разброс. У лучшего координатора оценка — девятка по десятибалльной системе, у худшего – четыре. И в одном регионе мы уже заменили человека, потому что отзывы были откровенно плохие», — сообщил Райвис Бремшмитс.

Чиновник также признал, что успех всего проекта во многом зависит от качества работы координаторов и, в частности, от их желания помочь соотечественникам вернуться.

«Когда это увидела, я просто расплакалась»

Впрочем, судя по рассказам самих координаторов, работа в этом проекте неизбежно связана с эмоциональным вовлечением.

«Я получила вакансию, подписала трудовой договор – рабочего компьютера тогда еще не было, рабочего телефона тоже: вот тебе карандаш, вот бумага – иди работай. Приехала домой и задумалась: что теперь делать? У меня, конечно были описанные в договоре трудовые обязанности – общаться с потенциальными реэмигрантами, помогать им принять решение, найти нужные для переезда сведения. Но где мне взять, этих потенциальных реэмигрантов?

Решила поспрашивать родственников, друзей, знакомых – не знают ли они кого из уехавших. Стала обзванивать –да, говорят, у меня дети уехали, а у меня друзья, а у меня одноклассник в Великобритании…  

Так за пару дней у меня появились контакты 78 уехавших. И это только в моем круге общения!  Когда это увидела, я просто расплакалась. Сидела и думала: ну как так может быть?», — вспоминает начало своей работы Рамона Лиепиня-Крауя.

Стала списываться с людьми, на которых указали друзья-знакомые, и столкнулась с холодным приемом: некоторые сразу посылали координатора куда подальше. Но постепенно круг знакомых эмигрантов расширялся, с некоторыми стала налаживаться коммуникация, знакомые передавали знакомым, что вот есть такая программа, люди стали сами находить Рамону и ее коллег.

«Бывает так, что человек пишет в резюме – работаю на упаковке. Не очень впечатляюще, да? Но начинаешь углубляться, и выясняется, что у него есть очень востребованные навыки – скажем, управление погрузчиком, оборудованием каким-нибудь. И тогда начинаешь с ним думать, как получить сертификаты, подтверждающие эти навыки. Чтобы не было только на словах.

Или кто-то насчет школы в таком-то самоуправлении интересуется. Я отвечаю: напишите вот тому специалисту. А насчет работы – вот этому консультанту. Только держите меня в курсе, решаются ли вопросы.

Вот так пропускаешь через себя каждую историю и многих переехавших уже воспринимаешь чуть ли не как родственников. И мы действительно продолжаем общаться. И когда на улице встречаешь людей и знаешь, что они вернулись не без твоей помощи, это очень приятно», — говорит Астрида Лещинская.

Янис Крейлис, основатель портала вакансий для реэмигрантов Yourmove.lv:

Возвращение на родину — непростое мероприятия. У людей в возникает множество вопросов, и координаторы помогают хотя бы частично
их решить. И это безусловно хорошо. Также важно, чтобы программа как таковая за счет человеческого подхода показала живущим за границей соотечественникам, что страна неравнодушна к реэмигрантам. И тут, конечно, многое зависит от самих координаторов.

Конечно, программа не идеальна. Не все координаторы одинаково хороши, и это влияет на результаты. Портал paps.lv довольно трудно найти в интернете, да и вообще всей программе требуется более активное продвижение. Но программа существует всего год, и для этого срока все не так плохо. Важно, что программа запущена, важно, что ее решили продолжить. Теперь нужно доводить ее до ума.