Народная республика. Выйти из тени мертвого «Металлурга», или Как Лиепая перестала беспокоиться об утраченном и начала жить

smartlatvia.lv

Когда остановился Liepājas metalurgs с более чем двумя тысячами работников, нетрудно было представить, что Лиепае официально пришел конец и впереди только годы депрессии. Впрочем, сейчас у города проблема не в нехватке рабочих мест для неприкаянных металлургов, а в отсутствии доступного для аренды жилья. Потому каждый год здесь открываются сотни дополнительных вакансий, люди готовы приезжать со всей округи и даже возвращаться из Ирландии и Великобритании. А селить их негде.

smartlatvia.lv

По дороге от унылой гостиницы до места встречи людей встречается настолько мало и все они настолько стары, что закрадывается мысль: «Вот так и выглядит депопуляция». Тем более, что мы знаем, что с момента отделения от СССР Лиепая потеряла 44 тыс. человек (из них — примерно половину еще в 1990-х, что объясняется выводом Красной армии: в советское время город был полувоенным), а всего несколько лет назад пережила полномасштабную экономическую драму. Если не сказать, трагедию.

В 2013-м, когда политики в правительстве Валдиса Домбровскиса пробовали на вкус фразу «veiksmes stāsts» («история успеха») применительно к недавно завершившемуся экономическому кризису, для крупнейшего предприятия Лиепаи наступили трудные времена. В то время СМИ писали: «Liepājas metalurgs просит помощи у государства», «Из-за нехватки оборотных средств Liepājas metalurgs остановил основное производство», «Кредиторы выдвинули Liepājas metalurgs ультиматум», «Подано заявление о неплатежеспособности Liepājas metalurgs»…

«Надо отдать должное Сесксу (Улдис Сескс – до недавнего времени бессменный мэр Лиепаи, — smartlatvia.lv). Пока была надежда спасти завод, он боролся до последнего. Чуть ли не на стульях в Кабинете министров ночевал», — вспоминает бывший политический активист с богатым прошлым и сложной репутацией, а ныне мелкий предприниматель и владелец местного портала Евгений Осипов.

Финал известен. В конце 2014-го с появлением инвестора, украинской KVV Group, вспыхнула надежда, в 2015-м завод вновь заработал, но уже через полтора года остановился навсегда.

На момент, когда драма только разворачивалась, на предприятии работали 2 300 человек. Вместе же с членами их семей, вместе с работниками смежных организаций вся эта история затронула как минимум 5-8 тыс. человек. Центральное статистическое управление подсчитало, что в 2016-м – когда стало ясно, что «Металлург» официально умер – город покинули более 900 человек, в 2,5 раза больше, чем за год до этого.

«Раньше — въезд по пропускам, а сейчас к воде не подобраться»

Впрочем, полтора километра и несколько поворотов спустя картинка меняется. Движение по мере приближения к центральным улицам становится оживленным, поток пешеходов уплотняется. Кафе заполнены, чтобы сделать заказ приходится постоять в очереди.

«Сейчас – лето, поэтому у нас довольно много туристов. Из Германии едут, Белоруссии, России. Больше всего, конечно, литовцев. Паланга в сорока минутах отсюда. Мы к ним отдохнуть едем, если хотим сменить картинку, а они к нам. Осенью и зимой, конечно, людей на улицах поменьше», — вводит в курс дела Евгений.

Туризм для Лиепаи – явление относительно новое. Сам наш собеседник, по его словам, только лет пять назад стал замечать, что по городу ходит довольно много иностранцев. Сюда их привлекает не бедная архитектура (церкви, избежавшие разрушений во время войны остатки югендстиля, деревянные постройки), Кароста. А с недавних пор еще и «Большой янтарь» — отличный концертный зал, благодаря которому стали приезжать еще и ценители хорошей академической музыки.

«В советское-то время Лиепая была практически закрытой, потому что тут была граница, практически все рода войск тут присутствовали. Въезд долгое время был только по пропускам, по улицам бригады матросов ходили, следили за порядком, каждый вечер по пляжу проезжал трактор – обновлял пограничную полосу. А сейчас – полные гостиницы. Да и в рыболовный сезон иногда к воде не подберешься, потому что везде литовцы», — говорит он.

Несмотря на новизну интереса к городу со стороны местных и иностранных туристов лиепайчане успешно осваивают науку быстрого заработка на гостях (сезон-то короткий), предлагая квартиры через booking.com и Airbnb.

Что даже становится определенной проблемой для города.

А жить-то где?

Гатис Гинтерс

«Сегодня самый большой вызов для Лиепаи – рынок аренды жилья. Он сейчас очень маленький, особенно если мы говорим о современном жилье. Возвращаются реэмигранты и, если у них есть средства, они не горят желанием покупать жилье в хрущевке или панельном доме. Они готовы, может быть, заплатить чуть подороже, чтобы поселиться в доме поновее. Но таких домов мало, да и в старых зданиях выбор квартир для долгосрочной аренды невелик», — рассказал smartlatvia.lv руководитель отдела маркетинга и развития бизнеса Лиепайской Специальной экономической зоны (ЛСЭЗ) Гатис Гинтерс.

Поиск по порталам недвижимости в целом подтверждает его слова: жилья, доступного для долгосрочной аренды, в Лиепае мало, цены – примерно рижские.

Откуда дефицит? Во-первых, как сказано выше, часть жилья сдается туристам и, соответственно, для долгосрочной аренды недоступна (или, если смотреть с другой стороны, не интересна потенциальным съемщикам). Во-вторых, часть жилья куплена белорусами, россиянами, литовцами – пару месяцев в году владельцы приезжают, остальное время квартиры пустуют, но, опять же, для долгосрочной аренды они не годятся: мало кто захочет снимать, скажем с сентября по май. В-третьих, экономика города последние несколько лет быстро развивается и начинает притягивать все больше людей из региона и даже из-за границы.  

«Вот, скажем, бизнес-парк – туда приезжают люди с 30-километрового радиуса: из Вайнёде, Приекуле, Ницы, Дурбе, Руцавы. Там работают 1 400 человек, из них около 400 — из района. Так происходит и в Европе: живешь в одном городе, работаешь в 30 км от дома. В Риге к этому давно привыкли, для Лиепаи это еще относительно новое явление – лет десять назад мобильность была намного ниже. Но если ты знаешь, что вот тут до уплаты налогов тебе заплатят минимум 1 000 – 1500 евро, почему бы не приехать?» – рассуждает он.

К тому же многие работодатели – скандинавские, они обеспечивают нормальную рабочую среду, обеды, фрукты, булочки, страховку и пр. Даже из Кулдиги стали интересоваться лиепайскими рабочими местами, а это 80 километров.

Это потому что работы здесь полно и ее становится только больше, объясняет Г. Гинтерс.

Будут нужны люди

Во время экскурсии он перечисляет последние и будущие изменения городского делового ландшафта. Вот новое производство Jensen Metal – 10 миллионов, 130 рабочих мест (а всего на Jensen Metal в Лиепае работают более 300 человек), открыли полтора месяца назад.

Фото: самоуправление Лиепаи

Вот в аэропорту только что начали строить ангар для учебных самолетов airBaltic. Есть планы пристроить еще один, потому что парк учебных самолетов будет расширяться и их надо обслуживать.

Вот в порту расширяется стивидор Terrabalt (только не фотографируйте, пожалуйста) и развивает территорию, чтобы иметь возможность принимать больше паромов, а там приведут в порядок причал для приема круизных судов. Круизные суда – новое направление для Лиепайского порта, но уже на следующий год здесь ждут два захода, а через год – как минимум семь (а каждый заход – это 600, 800, а то и тысяча туристов).

А тут в ноябре начнет работу FTS Baltic – будет делать детали для немецкого автопрома и производителей электротехники, для чего сейчас ему нужны 100 человек, а через год еще столько же понадобится.

Вот Caljan Rite-Hite – производитель конвейерных лент, которые закупают, например, склады Alibaba – начинает перебираться в один из корпусов Liepājas metalurgs. А вот огромные пустующие и запущенные территории того же «Металлурга», но это ненадолго. Вскоре ЛСЭЗ их выкупит, чтобы начать развивать современный бизнес-парк. Благо инфраструктура тут развита отлично: автодорога, железная дорога, электросети, рядом портовые терминалы, Лиепайское озеро, откуда можно брать воду, например, для охлаждения, если этого требует производственный процесс.

«Мне вчера звонили из Украины, интересовались арендой здесь. Но пока мы не получили эту территорию в свою пользование, придется подождать. Думаю, в следующем году концепция бизнес-парка тут будет готова, а через год, наверное, можно будет и строительство начинать», — говорит представитель ЛСЭЗ.

По его словам, для города проблема трудоустройства бывших работников Liepājas metalurgs, уже не актуальна: часть уехала, часть распределилась по другим местным предприятиям (некоторым пришлось с помощью курсов от Госагентства занятости освежить знания латышского языка). Где взять новых работников – вот задачка, над которой бьются и предприниматели, и городские власти.

Потому что прямо сейчас строится пара новых заводов и еще семь – на стадии строительного проекта. И всем им нужны будут люди.

ЛСЭЗ тоже помогает с поисками. На сайте специальной экономической зоны с некоторых пор есть раздел «Работа в Лиепае», и, говорят, там даже без рекламы каждую вакансию просматривают в среднем 80-100 человек.

«Но мы их рекламируем еще в социальных сетях, раскидываем по группам, где собираются наши живущие за рубежом соотечественники. Я сам ставлю туда посты: «смотрите, у нас появились такие-то вакансии, ищут столько-то работников на такую-то зарплату».

Этим летом увидели, что есть отклик: каждую неделю хотя бы пара лиепайчан, приехавших на лето в отпуск, списываются или созваниваются со мной, интересуются. И мы проводим для них консультации, знакомим с предприятиями, советуем, к кому стоит обратиться в зависимости от интересов и навыков.

И еще стали школьников водить на предприятия на экскурсии – чтобы они своими глазами увидели, что нет такого, что всё пропало и ничего не делается. Чтобы сами убедились, что на самом-то деле производства у нас много. Ну, и, может быть, чтобы подумали о месте будущей практики или работы. И так мы помогаем менять стереотип: смотрите, в Лиепае есть что делать, есть где работать».

Год с плюсом

Фото: самоуправление Лиепаи

Реагируя на эти перемены, в Лиепаю стали стягиваться не только жители района, но и живущие в Западной и Северной Европе латвийские эмигранты. Не тысячами, конечно, но и не настолько мало, чтобы это движение оставалось совсем незаметным.  По крайней мере, та же ЛСЭЗ, опросив своих резидентов, выяснила, что восемь из них за последний год пополнили свои штаты 33 реэмигрантами. Г. Гинтерс подчеркивает: в опросе приняли участие далеко не все предприятия ЛСЭЗ, а ЛСЭЗ – это далеко не весь город.

Кстати, Центральное статистическое управление подсчитало, что в прошлом году сальдо миграции (местной и международной) в Лиепае впервые в новейшей истории оказалось положительным — +79 человек. Капля на фоне тысяч уехавших в предыдущие годы, но в самоуправлении полагают, что с быстрой убылью населения в городе покончена и в ближайшие годы их число стабилизируется.

«В каком-то смысле и я, наверное, реэмигрант: несколько лет прожил в Лондоне, получал образование. Двое моих коллег тоже учились за границей – в Дании и США. И тоже вернулись.

Вообще, как я вижу, это стало обычным делом – молодые люди, которые едут за границу учиться и получить опыт, потом часто возвращаются домой. Например, в компании моих друзей из девятерых только один остался за границей. Вот тех, кто уехал в определенном возрасте не на учебу, а на заработки, их вернуть труднее», — рассуждает Гинт Ракенс, руководитель лиепайского бизнес-инкубатора Латвийского агентства инвестиций и развития.

Гинт Рекенс. Фото: smartlatvia.lv

Он замечает, что и среди основателей предприятий – клиентов инкубатора (здесь они получают финансовую, организационную и материальную поддержку, если могут доказать, что их бизнес может быть жизнеспособен) довольно много таких же: пожили в Европе, набрались опыта, решили вернуться и сейчас пробуют себя в роли предпринимателей – работодателей. «Это одно из условий для получения поддержки: мы не берем в инкубатор тех, кто пытается просто сделать рабочее место для себя. Нет, проект должен давать работу другим людям. И не за минимальную зарплату», — уточняет Гинт.

Сейчас в инкубаторе – 35 предприятий из разных отраслей: ИТ-проекты, нацеленные на бизнес-клиентов, мелкие производства деревянной, текстильной продукции, студия звукозаписи, разработка беспилотников и др. Все эти предприятия – пока небольшие, молодые, но, как утверждает Гинт, примерно 25 из них уже достаточно стабильны, чтобы их доходов хватало на оплату собственных нужд и имеют шансы стать долгосрочно устойчивым бизнесом.

Этой осенью, вероятно, к ним присоединятся еще несколько предпринимателей: в сентябре объявят новый набор среди желающих получить квалифицированную помощь на стадии запуска бизнеса.

«У нытиков все всегда плохо»

На территории бывшего Liepājas metalurgs сейчас тишина. Но это ненадолго. Фото: smartlatvia.lv

Разговоры с лиепайчанами время от времени сползают на тему «Металлурга». И хотя события эти произошли совсем недавно, складывается стойкое ощущение, что город вместе с жителями травму успешно пережил и движется дальше, не оглядываясь. Собеседники smartlatvia.lv, объясняя это, используют разные формулировки, но в целом все они сводятся к простой идее: город стараниями самоуправления, СЭЗ и частных предпринимателей развивается достаточно быстро, люди видят эти перемены, а многие ощущают их непосредственно на себе.

«Конечно, полторы – две тысячи человек, да еще и с учетом семей – это не мало. И когда это все произошло, город еще и изрядную сумму налогов потерял. Но, думаю, если смотреть даже на одну только металлообработку, сейчас налоги в ней на более мелких предприятиях суммарно уже достигли металлурговских размеров. В Лиепае после того кризиса появилось очень много новых рабочих мест. В прошлом году только в одном бизнес-парке открылись 300 новых вакансий, а всего по городу – более 800. Всего за один год», — заявляет Гатис Гинтерс.

««Металлург» был обречен. Там все шло хорошо, пока работали по технологиям чуть ли не девятнадцатого века. Работа там была адски тяжелая – люди калечились, гибли, просто сажали свое здоровье. Сколько случаев было, когда выходит такой металлург на пенсию, а через год его хоронят, потому что организм уже совершенно изношен! Сначала все переживали, и это понятно. А теперь горожане уже и плюсы начали находить в том, что завод закрылся», — рассуждает Евгений Осипов. Мы остановились  возле проходной завода. Кругом – тишина, хотя еще несколько лет назад здесь о ней можно было только мечтать.

Как бы в подтверждение его слов в недавнем интервью rus.db.lv нынешний мэр Лиепаи Янис Вилнитис заявил, что с остановкой «Металлурга» горожане стали меньше болеть и выразил надежду, что металлургическое оборудование в конце концов отсюда уедет, потому что грязноватый воздух и курорт не очень сочетаются друг с другом.

«Думаю, в его словах что-то есть. Воздух однозначно стал чище. Раньше по вечерам, если посмотреть в сторону завода, можно было увидеть, как над ним расползается мутное облако. Явно ведь не витамин C они там распыляли», — замечает Осипов.

По его словам, люди видят, что открываются новые предприятия, что городская инфраструктура приводится в порядок и развивается, появляются новые места для отдыха. В качестве примера он приводит открывшийся несколько лет назад BB Wakepark возле карьера в трех километрах от Северных фортов.

smartlatvia.lv

Раньше, говорит Евгений, тут был просто замусоренный лес, и когда группа частников решила привести его в порядок и сделать тут место для активного отдыха, в затею мало кто верил. А сейчас здесь – симпатичный кемпинг, водные аттракционы, кафе и вообще приятное и популярное место среди лиепайчан. И среди литовцев, опять же. И таких примеров улучшений больших и малых много.

«Конечно, до сих пор находятся такие, кто к новости про открытие нового производства пишут комментарии «ерунда! А вот на «Металлурге» тысячи работали!». Но это нытики, у них все всегда плохо. В остальном же город нормально развивается, нет никакой депрессии», — считает бывший политический активист.

«Мы скорее всего вернемся»

Агата надеется вернуться в Лиепаю с дипломом физиотерапевта.

Похоже, молодые лиепайчане, разделяют эту точку зрения. К примеру, Агата – на лето устроилась работать в кафе BB Wakepark, осенью уедет учиться в Ригу на физиотерапевта. Надеется, что, когда получит диплом, найдет работу в Лиепае. Почему не в той же Риге? «В Риге шумно, много людей. А я родилась здесь и мне здесь действительно нравится», — объясняет она.

Анастасия, наоборот, учиться приехала из Риги в Лиепаю, потому что в столице не нашла программу по душе, а здесь нашла. Пока работает в открывшемся баре, где что ни сорт, то модный крафтовый эль или стаут.

«Думаю, довольно скоро в городе будет намного больше людей. Для жизни он намного удобнее Риги и тут все очень быстро развивается.

Вот этого места, например, еще недавно не было вообще, а сейчас тут модное публичное пространство», — заявляет Анастасия, имея в виду Juliannas pagalms, симпатичное пространство на месте старинной типографии, где сейчас расположились бары, ресторан, офисы и где регулярно проводятся культурные мероприятия.  

Сама она после учебы оставаться в Лиепае не собирается. Говорит, что хочет поездить по свету, поучиться, набраться опыта и впечатлений. «Хотя, может быть, когда-то я снова приеду сюда», — допускает будущий бакалавр в сфере искусств.

«Ну вот вы видите перед собой троих лиепайчан, которые вот-вот уедут. Конкретно у меня самолет через полтора часа», — сообщает сидящий за столиком в том же баре Никита, имея в виду рейс из Лиепаи в Ригу, откуда он потом отправится в Шотландию. Там его ждет учеба и диплом дизайнера. Провожающая его Арина уедет не сегодня, но тоже уедет. Правда, не так далеко – в Ригу, чтобы изучать управление финансами. И Лера уедет – в Бельгию, будет там учиться гостиничному бизнесу.

«Но потом мы скорее всего вернемся»,— добавляет  тут же он. Почему? А потому, что, говорят молодые люди, Лиепая им вообще очень нравится, здесь вроде бы все довольно живо, но при этом нет рижской суеты. Людей – ровно столько, чтобы и пообщаться было с кем, и при этом не чувствовать окруженным толпой.

«Я точно собираюсь вернуться, — повторяет наш собеседник. – И Арина планирует, и Лера».

«Ладно тебе, Лера вообще ничего не планирует», — говорит о себе Лера в третьем лице.