Народная республика. Как резекненец продал бизнес в Британии, чтобы открыть новый в родном городе

Резекненец Игорь Никитин совершил путешествие, которое проделали многие его земляки: Резекне-Рига-Бирмингем. Но в этом стандартном маршруте появилась ещё одна станция – снова Резекне. С собой Игорь Никитин привёз фургон для торговли буррито и желание закрепиться на родине, открыл здесь необычное заведение и уже думает о «филиалах» в других городах страны. История одного возвращения.

Ещё двадцать лет назад квартал между улицами Лубанас, Дарзу, Кр. Валдемара и алеей Атбривошанас – представлял из себя по сути старый, заброшенный яблоневый сад. Впрочем, такой большой участок земли фактически в самом центре второго по величине города Латгалии не мог не заинтересовать застройщиков. Сюда, в эту часть города стали приходить одна за другой торговые сети. Каждая строила себе по магазину. Первой стала Maxima (в то время T-market), потом — Mego, потом –- Supernetto, потом (ненадолого) –- эстонский Selver, который потом выкупили Rimi. Традиция строить супермаркеты в одном месте в Резекне жива до сих пор: буквально через дорогу сейчас строится немецкая сеть Lidl.

Между Роговкой и Липушками

Так сад выглядел прошлой осенью…

Удивительно, но при такой плотной застройке здесь, между большими торговцами, уцелел небольшой яблоневый сад. Годами стоял невостребованный, но этой весной ему внезапно нашлось применение: вернувшийся несколько лет назад из Англии Игорь Никитин открыл здесь необычное заведение и назвал его Fresh terase.

Вместо пола – деревянный настил, вместо крыши — кроны деревьев и навесы над столиками. Небольшая сцена, где по вечерам выступают местные музыканты (до 23 часов, чтобы не травмировать жильцов близлежащих домов). Блестящий фургон-закусочная украшен латгальскими флагами. Мебель из деревянных паллет, цветы в бочках, гирлянды лампочек между деревьев, забавные картины на стенах и указатель, который с одинаковой точностью указывает на Нью-Йорк, Москву, Роговку и Липушки.

«Кажется, единственный, кто увидел в этом месте потенциал. Тут было все заброшенное и заросшее. Чтобы привести территорию в порядок, пришлось арендовать трактор и очень активно поработать руками. На помощь пришли друзья, но и я сам тут все убирал, чистил, ровнял, поливал. Каждый день уходил последний.

Если честно, сначала думал просто поставить большую палатку. Но потом решил : нет, надо что-то поинтереснее сделать. Меня на самом деле вдохновило одно место в Риге, на Мукусалас – Annas Dārzs. Думаю: надо и в Резекне сделать что-то такое душевное» — рассказывает владелец заведения Игорь Никитин.

… а так теперь.

Договориться об интервью с молодым предпринимателем – не так и просто. В Резекне, где время течёт очень размеренно, Игорь всё время занят, всё время в разъездах.  А когда не в разъездах, он работает в своей Fresh terase – принимает гостей, разруливает сложные ситуации, когда они возникают. Или до ночи ставит палатки для праздника.

Про английский потолок

Дорога вообще в истории Игоря встречается часто. Сначала он переехал из Резекне в Ригу и пошел изучать туристический бизнес в Turība. А оттуда – в Англию.

«Это был 2007-й год. Фирма, где я работал, обанкротилась, это событие наложилось на ощущение, что в моей жизни – слишком много рутины и неплохо было бы в ней что-то поменять. И я решил поехать вместе с другом в Англию. Думал, месяца через три вернусь. А в итоге задержался на семь лет», — вспоминает Игорь.

Начало британского периода оказалось скомканным. Поступил работать на завод, но обнаружил, что обещанную рекрутером сумму можно заработать, как говорит Игорь лишь в случае, если ты робот. Новое место требовало много усилий, а денег приносило мало. Поэтому через месяц наш соотечественник решает, что пора искать вариант получше, и увольняется с завода.

«Было, конечно, страшно. Я оказался в чужой стране без работы и без накоплений. Но отступать было некуда, поэтому на следующий день я пошел по городу разносить свои CV, а через день мне позвонили из ресторана: приходи, говорят, работать».

Так резекненец стал официантом в Бирмингеме. Через год дорос до менеджера ресторана, а еще через полгода почувствовал, что уперся в потолок. Вместо того, чтобы пытаться пробить, Игорь решил сменить сферу деятельности. И вместе с другом Марисом, который вместе с ним приехал из Резекне, они начинают торговать деталями для автомобилей на e-bay, потратив уже появившиеся сбережения на небольшой склад и первоначальный ассортимент.

Как объясняет наш собеседник, предварительно изучив предложение на e-bay, компаньоны обнаружили, что предложений для Vauxhall (фактически британского «Опеля») – мало. А на Vauxhall в Бирмингеме ездит очень много таксистов. То есть износ деталей постоянный, спрос – стабильный. Так молодые предприниматели себя и позиционировали – как эксперты по Vauxhall.

«И дело пошло очень хорошо. Несколько лет мы очень прилично зарабатывали. В этом, пожалуй, существенное отличие от Латвии: людей много, клиенты есть всегда. Нет такого, что в какой-то день вообще никого. Свои условные 20 продаж ты сделаешь всегда, и большинство клиентов будут местные. И платёжеспособность у них гораздо выше, конечно. Впрочем, не буду врать, что все шло прямо идеально. В Латвии, например, если у тебя возник вопрос по налогам или по юридической теме, ты можешь позвонить другу, знакомым, и кто-то тебе подскажет решение. А там нам не к кому было обратиться, со всем приходилось разбираться самостоятельно. Но мы разбирались», — рассказывает об этом своем период Игорь.

За несколько лет этот онлайн-бизнес вырос до оборота в 200-250 тыс. фунтов стерлингов. И, наверное, мог бы вырасти еще. Но тоска по родине, коварная штука, не пощадила торговцев автомобильными запчастями. В 2015-м – после того, как у Мариса родилась дочка, — друзья решили, что пора домой.

Несколько месяцев буквально жили в самолете, поддерживая свой британский бизнес. Потом попытались управлять им удаленно из Резекне (в Бирмингеме остались несколько работников, которые, по идее, могли решать ежедневные стандартные задачи), обнаружили, что без ежедневного личного участия торговля хиреет и продали это свое дело.

«Конечно, меня отговаривали, мол, зачем тебе это нужно. Что ты будешь тут делать? Но я ни разу не пожалел что вернулся. Я тебе так скажу: те, кто хочет работать, работу здесь находят. Но, конечно, если кто-то также думает, возвращаться или нет, важно, чтобы у человека было хотя бы общее представление, чем он тут будет заниматься.  И накопления».

История одного фургончика

Из Англии Игорь привёз не только идеи и свои накопления. С ним приехал ещё и фургончик, оборудованный для уличной торговли. Как и у настоящего транспортного средства, у него есть номер — U-6477. «Нам он достался в качестве выплаты долга. У одного клиента не было денег, так он фургон предложил. А мы согласились», — поясняет Игорь.

Но если в Бирмингеме фургончик стоял в гараже и был скорее обузой, то в Латвии, после возвращения на родину его хозяев, у него появилось очень много работы. «Первое время мы просто отдыхали, ничего не делали, наслаждались жизнью в Латвии. Но в один момент ты понимаешь, что накопления начинают таять, что жизнь в Латвии хороша, но не дешева и что надо искать новые источники дохода. Вот так и решили, что можем с фургончиком на ярмарках и городских праздниках кормить людей», — рассказывает Игорь.

Поначалу думали обойтись продажей свежевыжатых соков из фруктов, выращенных латгальскими хозяйствами. Со временем захотели к меню добавить еще какую-то твердую еду, которую можно легко приготовить на месте и которая не была бы кебабом, потому что кебабы — на каждом углу. Остановились на буррито (вкусно, быстро и еще не набило оскомину) со множеством специй и соусами собственного приготовления и правильной картошке фри. «Использовать замороженную не хотелось, а если ты бросишь в масло обычный картофель, он получится жирным. Так что пришлось поэкспериментировать, прежде чем нашли технологию, при которой получается так как надо».

Несколько лет Игорь провел на колёсах, разъезжая со своим фургоном по праздникам и фестивалям. За это время порядком подустал и стал искать способы осесть, не потеряв при этом доход.

«Тем более, что фестивальный фургон многим нравился, и нам писали в Фейсбуке: где можно найти ваши буррито? А нигде, потому что постоянного места у нас не было. Но это наводило на мысль, что такое место можно создать. Открывать «просто» кафе не хотелось, хотелось сделать что-то действительно необычное — место, где можно, не выезжая из города, спрятаться и отдохнуть в спокойной атмосфере. 

Когда я искал, где открыть такое заведение, на глаза попалось объявление, что сдается дом – тот, что в глубине участка. Я поехал посмотреть, увидел, что для меня он вообще никак не подходит. Потом вышел в сад, огляделся и понял: вот оно!», — рассказывает владелец заведения Игорь Никитин.

Несколько месяцев после заключения договора об аренде сада молодой предприниматель, по его словам, жил в стрессе: а вдруг не хватит времени подготовиться (зимой-то делать в саду ничего нельзя), а вдруг не пойдет. «Только когда уже незадолго до открытия стали расставлять столы с навесами, я почувствовал, что все движется так как надо», — говорит он.

А само открытие доказало его правоту: необычное заведение быстро стало достопримечательностью, молва о нем распространилась за пределы Резекне. При том, что никакой рекламы не было: Игорь завел для заведения страничку в Facebook и, как утверждает, даже в продвижение постов не вкладывался. Горожане сами включили сарафанное радио, трансляции которого достигают даже Риги, так что за столиками пивного сада регулярно присутствуют не только местные жители.

Конечно, когда позволяет погода. «В мае, когда стояла жара, а наша терраса только открылась, мы просто купались в лучах славы. Бочки с квасом и пивом меняли практически каждый час, потому что все разлеталось. Но когда дождь и ветер, все, конечно, не так весело. Был вот случай: человек собирался конце августа у нас день рождения отмечать, банкет на 30 мест. Настает дата – ливень стеной и, конечно, планы меняются. Но я знал на что иду», — признается Игорь.

«Чувствую, что я — на своем месте»

Первый сезон Fresh terase вот-вот завершится: сентябрьские вечера уже достаточно холодны, чтобы заседать с бокалом пива на открытом воздухе. Сейчас заведение закрыто до бабьего лета, потом вагончик с буррито снова поедет по городским мероприятиям, чтобы не простаивал зря и чтобы удержать работающих здесь поваров. 

А владелец пивного сада уже думает, как в следующем году слегка развить формат — зазывать местных ремесленников, крестьян, торговцев, чтобы по выходным устраивать ярмарки. Что-то вроде того, что происходит по субботам в Калнциемском квартале в Риге.  И как уменьшить зависимость от погоды и растянуть сезон, чтобы можно было принимать гостей не с мая по сентябрь, а, скажем, с апреля по ноябрь.

«Нужен обогреваемый шатер. Я уже знаю, как хочу это сделать – так, чтобы, опять же, получилось достаточно стильно. Была мысль заказать и поставить его уже в этом году, но потом решил, что пусть этот сезон закончится, я проведу работу над ошибками, а в следующем – их исправлю», — рассуждает владелец Fresh terase.

Давать оценки своему начинанию Игорь не спешит. По его словам, уже понятно, что первый год терраса завершила в плюсе, но вот насколько велик этот плюс, станет понятно, когда будет готов квартальный отчет и заплачены налоги.

На вопрос, значит ли его предварительная оценка, что заведение непременно откроется в том же формате и следующей весной, Игорь отвечает однозначно: да. Более того, он уже подумывает о расширении – за счет создания подобных террас в других городах, например, в Риге и Даугавпилсе. Потому что, по его словам, заведений такого формата в стране мало, а в наш век технологий, погони за эффективностью и стресса людям нужно место, где можно спрятаться и успокоиться.

«Я не могу придумать ни одной причины, почему Fresh terase может не открыться снова. Когда вижу, что люди приходят отдохнуть и уходят довольные, когда получаю отзывы, я понимаю, что делаю все правильно и чувствую, что я — на своем месте.

Чтоб запустить этот бизнес, я поставил на кон практически все: вложил в него все свои сбережения и всего себя. И, главное, мне нравится то, чем я здесь занимаюсь. Наверное, мог бы зарабатывать и как-то иначе, но мне хочется делать именно это. Даже не знаю, что бы я делал, если мне почему-то запретили бы здесь работать. Для меня это было бы трагедией».