Народная Республика. Как Резекне теряет людей и находит себя

С 2000-го Резекне потерял 30% населения (а с 1991-го – более трети), и это худший результат среди всех девяти национальных центров Латвии. Но город, который еще недавно считался безоговорочно депрессивным, похоже, стал находить новые точки роста и новые пути развития, которые раньше для него были закрыты.

Возле станции Резекне-2, куда приходят пассажирские составы, будет новая автомойка. Из-за стройки перекрыли тротуар, поэтому выгрузившиеся из дизельного поезда люди до ближайшей зебры идут по проезжей части. Никто из пешеходов не озирается пугливо на едущие мимо легковые автомобили, автобусы и тяжело груженные фуры. То ли люди храбрые, то ли привыкли к такой организации движения.

От путепровода через железную дорогу раздается крик: «Быстрее, быстрее! Не видишь, что ли?». Это молодая мама, тянущая, судя по всему, только что купленную сушилку для одежды, призывает к бдительности своего сына-подростка – тот толкает коляску с младшим членом семьи через ведущие к мосту подъездные пути в явно не предназначенном для перехода месте, а к нему стремительно приближается автомобиль. Реагируя на крик, молодой человек замечает легковушку и ускоряется.

Что ж они тут все такие отчаянные – ходят где попало? Оказывается, и тут у пешеходов вариантов не много: спуск с моста заканчивается аккуратной бетонной площадкой, за которой – трава и никакого намека ни на тротуар, ни на «зебру». При том, что, судя по вытоптанной до земли тропинке и по жилой застройке, люди здесь ходят постоянно.

Но не будем придираться. Благодаря миллионам из еврофондов улицы Резекне не выглядят запущенными, а в центральной части города, пожалуй, дадут фору рижским. Правда, движение по этим отремонтированным дорогам и тротуарам не очень интенсивное. Автомобильный трафик достаточно разрежен, чтобы любую улицу можно перейти почти в любом месте и почти в любое время. Да и на тротуарах не сказать, что не протолкнуться.

Разные собеседники smartlatvia.lv малое количество людей на улицах объясняли по-разному.

«Во-первых, сейчас лето и рабочий день. Работающие – работают, отпускники стараются уехать из города, если есть возможность. Во-вторых, в Резекне вообще как-то не очень принято зависать на улицах. В каком-нибудь испанском городке с тысячей жителей на улице будет больше людей, чем у нас», — рассуждает Андрис, согласившийся на день стать нашим гидом по Резекне.

Но есть и другое объяснение: людей в городе действительно стало мало. Настолько, что, например, когда из-за ремонта одной школы детей оттуда на время перевели в другую, оказалось, что заводить вторую смену нет необходимости.

В цифрах это выглядит так: если в 1991-м в Резекне проживали 43 тыс. человек, то сейчас – около 28 тыс.. И то, говорят скептики, официальная статистика льстит городу, накидывая как минимум несколько тысяч. (Хотя, как писала smartlatvia.lv, Центральное статистическое управление при подсчете населения пользуется далеко не только Регистром жителей). С 2000-го же Резекне потеряло почти 30% населения, и это худший результат из всех крупных городов Латвии.

«Изменилось не только количество жителей, изменился состав. Это видно во время городских праздников: приходят дети и молодежь, приходят люди в возрасте пятьдесят лет и старше, а вот тридцати-сорокалетних совсем мало, потому что уехали действительно очень многие», — рассказывает замдиректора Резекненской средней школы искусств и дизайна, оппозиционный депутат местного самоуправления и издатель журнала A12 Инара Гроце.

Почему так получилось?

Между империями и войнами

Хотя начало истории Резекне теряется во тьме веков (сначала здесь находилось поселение латгалов, а в конце XIII века сюда пришел Ливонский орден, о чем напоминают скудные развалины замка), развитие здесь началось только в середине XIX столетия в составе Российской империи. Сначала через Режицу проложили тракт Санкт-Петербург – Варшава, а спустя пару десятилетий и железную дорогу в том же направлении, а в начале прошлого века еще одну – Вентспилс – Рыбинск (порт на Волге).  

Городок, оказавшись на пересечении больших транспортных артерий, стал расти, как на дрожжах. В начале 1800-х, судя по доступным свидетельствам, здесь жили около 800 человек, в конце того же столетия – уже более 10 тысяч, а перед Первой мировой войной – 23 тысячи.

Но пришла Первая мировая, и население Латгалии сократилось на 150 тыс. жителей, а вся территория Латвии потеряла около миллиона человек. Значительная часть этих потерь – не убитые, а беженцы. Многие с наступлением мира стали возвращаться в покинутые дома, но все равно на момент, когда Латвию присоединяли к дружной советской семье в 1940 году, в Резекне проживало около 13 тыс человек.

Вторая мировая война для Резекне оказалась еще более разрушительной, чем первая. В прямом смысле слова: город в результате боевых действий был почти стерт с лица земли. По некоторым оценкам, войну пережило всего 20% городских зданий. И то, что среди них оказались все главные местные церкви, можно считать чудом.

В послевоенные годы СССР занялся усиленным развитием Резекне. Город не только отстроили заново, но и «нарастили» ему крупную промышленность, которой тут отродясь не было: появился Завод доильных установок, Молочно-консервный комбинат, Завод железобетонных конструкций. И, конечно, Электростройинструмент – он же REBIR. Так город мелких ремесленников и лавочников превратился в настоящий производственный региональный центр, откуда продукция расходилась далеко за пределами Латвийской ССР.

Все эти стройки, а потом и заводы требовали людей; люди находились на бескрайних просторах Советского Союза. Если в 1947-м население Резекне составляло менее 10 тыс. человек, то в 1959-м – уже 21,4 тыс., а еще через тридцать лет – незадолго до развала СССР – более 40 тыс. человек.

Но когда Резекне въехал в независимые 1990-е, эта промышленная надстройка начала осыпаться – со всеми зданиями, станками и обеспечивавшими ее работу людьми. Город стал сползать в пучину депрессии. Заводы не сдавались без боя, некоторые сумели продержаться до начала – середины «нулевых», поэтому угасание было не быстрым, но неостановимым. 

Сбежать при первой возможности

«В 1990-х и в начале «нулевых» в Резекне, если ты хотел сходить куда-то отдохнуть, у тебя был выбор: одно заведение, где всех проходило тихо и спокойно, и другое – где вероятность получить по лицу была существенно выше нуля. И то же касалось других сфер жизни: нормальных вариантов или крайне мало или их не было совсем», — вспоминает свое счастливое резекненское детство и юность мой переехавший в Ригу друг.

По его словам, молодые люди с маломальскими амбициями мечтали сбежать из Резекне при первой же возможности. «Я уехал в Ригу, как только получил аттестат. Насколько знаю, мои одноклассники, кто хотел чего-то добиться в жизни, сделали то же самое. Сейчас у меня в Резекне остались только родители и один друг», — говорит он.

В середине 2000-х со вступлением Латвии в ЕС и доступностью еврофондов в городе вроде бы началось оживление: стал развиваться мелкий частный бизнес, появились инфраструктурные проекты, вспоминает И. Гроце.

Но радость была недолгой. В середине 2008-го REBIR, на котором тогда работали более 600 человек, объявил о переводе производства в Китай. Это событие наложилось на разразившийся чуть позже кризис, и уже в 2009-м официальная безработица выросла более чем вдвое. На тот момент вакансию не мог найти каждый четвертый резекненец.

И народ побежал. Сухая статистика говорит, что во время и после кризиса Резекне из-за миграции терял 750 – 840 человек ежегодно.

Волна пошла на спад только в 2012-м. Если верить ЦСУ, 2017-й был для города первым и единственным годом с положительным сальдо миграции (т.е. приехало больше, чем уехало). В 2018-м оно снова ушло в небольшой минус, но в любом случае последние несколько лет отток населения сильно замедлился.

Это можно объяснить тем, что основная масса склонных к отъезду уже уехала, остались домоседы. Но есть и другое объяснение.

Символ на месте болота

«Раньше тут было заросшее болото. А теперь вот GORS. У людей память короткая, поэтому все думают, что GORS – заслуга нынешнего самоуправления. Хотя это не совсем так», — рассказывает Андрис, пока мы приближаемся к месту, ставшему, пожалуй, новым символом Резекне.

Действительно, программа развития современных концертных залов и центра культуры в Резекне, Цесисе, Лиепае и Вентспилсе возникла еще в «тучные годы», когда Министерство культуры возглавляла энергичная Хелена Демакова. В конце 2008-го правительство в какой-то момент задумалось, следует ли посреди кризиса выделять десятки миллионов из еврофондов на развитие культуры в регионах или лучше их потратить на что-то более приземленное. Культура победила, и так в центре Резекне в 2013 году открылось Посольство Латгалии GORS.

Не все этому страшно рады. Критики говорят, что зал для не очень богатого региона зал слишком велик и большую часть времени задействован, мягко говоря, не на сто процентов. Тем не менее, благодаря ему в Резекне стали приезжать серьезные местные и иностранные артисты (в ближайшие дни, например, начнется цикл «ЛНСО на даче»). Их концерты собирают слушателей со всей Латгалии, восточной части Видземе. И даже из Риги: в столице споры о том, где и как строить новый концертный зал, длятся до сих пор, а тут он уже есть.

Или вот Zeimuļs («Карандаш») возле Замковой горы — здание не стыдной архитектуры, где разместились различные кружки для резекненских детей и молодежи. Раньше не было – теперь есть. Или та же аллея Атбривошанас и прилегающие улицы: раньше — темень и разбитый асфальт, теперь – вполне приличная инфраструктура.

Можно сказать, что это все – украшательства и нарядная витрина, скрывающая неприглядные детали. Но, говорят сами резекненцы, видимые глазу изменения потянули за собой и другие – которые, может быть, не столь заметны сразу.

В частности, благодаря GORS в бывшем городе ремесленников и в бывшем советском промышленном центре начал развиваться ранее отсутствовавший культурный туризм. Обилие озер и низкая плотность населения вокруг города стала привлекать сюда больше иностранных туристов – они едут насладиться тишиной и более-менее дикой природой, которую в плотно обжитой и благоустроенной Западной Европа надо еще поискать.  (Кстати, снять на пару дней жилье в Резекне оказалось не так-то просто: свободных номеров в гостиницах и частных апартаментов – мало).

За этими переменами потянулся сектор общественного питания, другие услуги. К тому же Резекненская техническая высшая школа, местный филиал художественной академии и другие заведения исправно привлекают молодых людей – родившихся здесь и в других местах Латгалии. Которые с некоторых пор видят вокруг себя не разбитый асфальт и не работающие фонари, а достаточно современную и привлекательную городскую среду.

Так, потеряв массу людей (и это не какая-то малозначимая потеря) и изрядную часть промышленности, Резекне стал находить новые точки роста и пути развития в постиндустриальной реальности.

«Не думаю, что у нас тут будет чисто промышленный центр, как в советские времена. Резекне мог бы стать центром инноваций и творческой индустрии. У нас для этого есть городская, учебная, культурная инфраструктура. Есть сплав множества культур, какого, наверное, нигде больше в Латвии не найти. Сюда приезжает учиться много молодежи, часть остается здесь. И это дает надежду, что город продолжит развиваться», — рассуждает Инара Гроце.

Так, потеряв более трети населения, Резекне стал находить новые точки роста и новые пути развития, которые раньше для него были закрыты.

Договор на 50 миллионов

Впрочем, утверждение, что, покинув СССР, Резекне совсем покончил со скучным производством и устремился в разноцветный мир искусств и дизайна, было бы грубым преувеличением. В городе и на территории соседнего самоуправления действует Резекненская специальная экономическая зона (РСЭЗ).

Сейчас в ней работают 18 предприятий — Verems («дочка» Latvijas finieris, производит и экспортирует фанеру в страны ЕС,  в Японию и США), LEAX Baltix (входит в шведскую группу LEAX, выпускает детали для автомобильной, горной промышленности и др), New Fuels (выпускает деревянные топливные гранулы), Latstab (производство столбов и мачт освещения), Magistr-Fiskevegn Group.MFG (производство канатов) и др. Около тысячи рабочих мест, ежегодно – 40-50 дополнительных вакансий, совокупный оборот в прошлом году – около 100 млн. евро.

Как утверждают в управлении РСЭЗ, число резидентов зоны растет на 1-2 в год. Последние пару лет активность новых инвесторов слегка снизилась из-за налоговой реформы (долгое время было не ясно, как применять налоговые скидки, которыми СЭЗ заманивает предпринимателей), но проявили себя уже работающие в зоне компании.

«В прошлом году подписаны соглашения об инвестициях с уже действующими резидентами более чем на 50 миллионов евро, и это лучший результат за всю нашу историю. Verems  будет строить целый новый завод, LEAX расширяется, чтобы начать выпуск деталей для электромобилей», — рассказала smartlatvia.lv управляющая РСЭЗ Сандра Эжмале.

Об ужасной безработице в Резекне слышал, наверное, каждый. Зная об этом, можно подумать, что раз в городе полно ищущих работу людей, заполнение вакансий не должно быть большой проблемой. Но нет, работающие в РСЭЗ и за ее пределами предприятия с поиском работников испытывают ровно те же проблемы, что и во всех остальных регионах страны. Людей ищут в местном вузе и техникуме (нередко задолго до того, как они закончат учебу), собирают по окрестным самоуправлениям.

Сандра Эжмале объясняет этом тем, что среди безработных много таких, кто с этим статусом живет не первый год — работодатели не очень хотят принимать таких в штат. Их навыки, если таковые были, потускнели и уже не соответствуют тому, что ищут коммерсанты. Да и от трудовой дисциплины они отвыкли. «Чтобы вернуть их на рынок труда, одних рабочих мест недостаточно – там уже нужна психологическая поддержка, мотивация и обучение новым навыкам», — полагает управляющая СЭЗ.

Но в то же время, замечает она, резекненцы стали откликаться на видимое преображение городской среды и местной экономики, и их отношение к Резекне и жизни в нем за последние несколько лет сильно изменилось.

«Люди стали гордиться своим городом и это отношение стало транслироваться во внешний мир. Развивается инфраструктура для людей, развивается инфраструктура для бизнеса. Сейчас, когда к нам на переговоры приезжают инвесторы, они видят не безнадегу, а город, у которого есть будущее. И я все чаще замечаю, что к нам стали возвращаться когда-то уехавшие отсюда люди», — рассуждает С. Эжмале.

Они возвращаются

Ее оптимизм можно списать на должность, но smartatvia.lv за пару дней действительно повстречала как минимум несколько человек, приехавших в Резекне после нескольких лет, проведенных в Риге или за границей. Некоторые уезжали с открытой датой, некоторые с самого начала знали, что вернутся. И все они, приехав обратно, пытаются обустроить свой небольшой бизнес.

Валтерс Муранс

Пожалуй, самый известный пример – Валтерс Муранс. В 2013-м он, вернувшись из Риги, открыл в Резекне кебабную Ausmeņa kebabs, который стал настоящей локальной достопримечательностью. «Буквально каждый рижанин, приезжая в Резекне, спрашивает, как пройти к Ausmeņa»,— заметил в ответ на аналогичный вопрос хозяин апартаментов, где остановилась smartlatvia.lv.

«Я долго жил и работал в Риге. Был помощником архитектора, имел неплохую зарплату, нормированный график. Но в начале 2010-х появилось большое желание поработать на себя и сделать что-то именно в сфере общественного питания, хотя по профессии я дизайнер, а не повар. А в 2013-м надо было переехать в Резекне и я решил рискнуть», — вспоминает Валтерс.

По его словам, было много сомнений: на одной чаше весов – приличная стабильная работа, на другой – туманные перспективы частного предпринимательства. Открытие показало, что затея не безнадежная: в необычно стильную кебабную с весьма приличной едой и латгальской стилистикой повалил народ. «Когда мы только открылись, всем было интересно посмотреть и попробовать. Посетителей было больше, чем мы рассчитывали. Потом, конечно, были дни поспокойнее, некоторые – вообще довольно пустые. Но где-то через год я понял, что дело пошло», — говорит Валтерс.

Спустя еще несколько лет и одну неудачную попытку закрепиться в Екабпилсе Ausmeņa решил попробовать силы в столице. И преуспел: хотя Reigys Ausmeņa Kebabs на ул. Сколас давно перестал быть новым заведением, днем там по-прежнему очереди. А репутация рижской кебабной стала приводить столичных гостей в кебабную в Резекне.

Или вот Игорь Никитин. Вернулся из Англии, где жил более-менее припеваюче. Дослужился до менеджера ресторана, открыл собственный бизнес по торговле автомобильными запчастями, бизнес этот неплохо развивался, пока Игоря не потянуло домой.

Игорь Никитин

«Однажды наступил эмоциональный перелом. Я понял, что не хочу жить в Англии, что мое место в Латвии», — вспоминает он.

Продал британскую компанию, привез оттуда вагончик для выездной торговли. Пару лет колесил с ним по фестивалям, продавая буррито, а в этом году осел, запустив Fresh terase – летний бар на открытом воздухе недалеко от гипермаркета Rimi на аллее Атбривошанас.

«Кажется, я единственный, кто увидел в этом месте потенциал. Здесь было все заросшее, но я понял, что если привести его в порядок, то тут может получиться очень симпатичное заведение. Конечно, в начале стресс был ужасный. Я ведь этот участок взял в аренду еще зимой. Деньги уходят, я жду, когда можно будет начать обустраивать территорию, да еще и зима затянулась. Но весной мы запустили сюда трактор, стали расставлять столы, навесы, в мае, когда погода стала поприличней, запустились. И сейчас я вижу – да, то, что хорошо выглядело на бумаге, может неплохо получиться и на практике. Надо только максимально растянуть сезон – сейчас я как раз над этим работаю», — рассказал предприниматель.

Или вот REBIR. В Резекне еще осталась коммерческая служба компании – отсюда размещаются заказы на китайском заводе, здесь работают над модернизацией имеющихся инструментов и, говорят, даже над новыми продуктами. Но о былом величии напоминает лишь размер корпусов, которые владельцы компании потихоньку пытаются продавать. Не без успеха: по информации smartlatvia.lv, высокое административное здание приобрел некий предприниматель из Риги, идет работа над продажей большого производственного корпуса – уже получен задаток, переговоры продолжаются.

Кто будет его покупателем, пока не сообщается, но говорят, здесь возобновится производство. Правда, не электроинструментов, а мебели.

«Конечно, видно, что в Резекне стало меньше людей и ничего хорошего в этом нет. Но за последние лет десять город сильно изменился. Раньше это было откровенно депрессивное место, а сейчас я вижу, что все кругом как-то развивается. И я не чувствую депрессии», — делится своими впечатлениями Валтерс Муранс.