Рынок труда Латвии: люди небогатые, но активные

Фото: самоуправление Риги

В Латвии почти 80% работников в 2015-м получали не более 700 евро на руки, сообщило Центральное статистическое управление (ЦСУ) по итогам исследования рынка труда. При этом доля экономически неактивного населения в стране снизилось до рекордно низкого уровня.

Результаты опроса, опубликованного на этой неделе ЦСУ,  показывают, что доля работников, получающих совсем маленькие зарплаты (до 450 евро на руки), сократилась, но Латвия остается страной дешевой рабочей силы.

[infogram id=»rabotniki_i_zarplati» prefix=»MT8″]

Печальный итог оставляет место для вопросов. В конце концов, если пятая часть населения получала минимальную зарплату (360 евро до вычета налогов) или меньше, а еще четверть – от «минималки» до 450 евро (на руки), и если допустить, что далеко не все в категории «от 450,01 до 700 евро» – опять же, на руки – находятся ближе к ее верхней границе, то кто вытягивал среднюю зарплату (ее ЦСУ выводит из анкет работодателей и статистики строгой Службы госдоходов) примерно до 600 евро «чистыми» в прошлом году?

«К человеку приходит незнакомец и спрашивает, сколько тот зарабатывает – с чего ему давать честный ответ? Думаю, эти полученные в ходе опросов оценки дохода – одни из самых подозрительных цифр, описывающих латвийскую экономику», – заявил smartlatvia.lv экономист DNB banka Петерис Страутиньш.

Впрочем, результаты опроса не противоречат данным, которые ЦСУ получает от строгой Службы госдоходов, а та их берет непосредственно от предпринимателей и использует эту свою весьма подробную статистику для выявления «зарплат в конвертах». С другой стороны, реальные доходы людей могут быть больше, поскольку в латвийском сером секторе экономики, по разным оценкам, крутится более 6 млрд. евро, а, как следует из Индекса теневой экономики в странах Балтии, примерно половина такой полулегальной деятельности в той или иной мере связана с сокрытием доходов работников (иногда с самими работниками).

Также ЦСУ подсчитало, что среди жителей Латвии в возрасте от 15 до 74 лет без работы сидели 98,2 тыс. – на 9,5 тыс. или на 8,8% меньше, чем годом ранее. Уровень безработицы составил 9,9%, причем, среди женщин он был намного ниже, чем среди мужчин (8,6% против 11,1%). Число долгосрочных безработных (тех, кто не может устроиться 12 месяцев и больше) тоже сократилось – с 46,1 тыс. до 44,5 тыс. человек, но, отмечает ЦСУ, поскольку общее число нетрудоустроенных снизилось быстрее, удельный вес этой группы вырос с 43% до 45,5%.

[infogram id=»bezrabotitsa_v_latvii_v_2015_po_tssu» prefix=»GcN»]

Судя по другой таблице (сообщение для прессы ее не упоминает, но в базе она есть), женщины в Латвии не только реже мужчин оказываются без дела, но и за дополнительную работу берутся чаще.

[infogram id=»vtoraya_rabota_2015″ prefix=»bMY» format=»interactive» title=»Вторая работа 2015″]

Также ЦСУ сообщает, что занятость в той же возрастной категории в 2015-м составила 60,8% – это чуть лучше, чем в 2014-м и немного хуже, чем в «тучном» 2007-м.

[infogram id=»zanyatost_zhitelei_latvii_2015″ prefix=»S8S» format=»interactive» title=»Занятость жителей Латвии 2015″]

Соответственно, доля экономически неактивных латвийцев сократилась до рекордно низкого уровня (по крайней мере, с 1996-го, с которого доступна статистика на сайте ЦСУ).

[infogram id=»neaktivnie_zhiteli_latvii_2015″ prefix=»INA» format=»interactive» title=»Неактивные жители Латвии 2015″]

Доля людей, занятых неполный рабочий день, впервые за несколько лет чуть увеличилась.

[infogram id=»polnii_i_nepolnii_rabochii_den_2015″ prefix=»c2A» format=»interactive» title=»Полный и неполный рабочий день 2015″]

Но причины неполной занятости в 2015-м заметно отличались от того, что люди называли еще несколько лет назад. С одной стороны, впервые за долгое время выросло влияние экономических причин (в эту категорию попадает, к примеру, сокращение производства из-за российского продуктового эмбарго), с другой – сравните долю ответов об отсутствии желания в 2011-м и в прошлом году.

[infogram id=»prichini_nepolnoi_zanyatosti_2015″ prefix=»qfx» format=»interactive» title=»Причины неполной занятости 2015″]

Петерис Страутиньш констатирует, что общее число работающих  в Латвии по-прежнему ниже докризисного уровня и едва ли его достигнет без волны репатриации (в которую пока мало кто верит) или иммигрантов. В то же время структура рынка труда, по его наблюдениям, меняется. «В отраслях экономики коммерческих знаний – финансовых, коммерческих услугах, программировании, услуг связи – занятость уже превысила уровень 2007-го и продолжает расти. Это важный факт, который говорит о структурных изменениях в латвийской экономике», – пишет он в своем комментарии. Отмечая, что большинство таких рабочих мест сосредоточено в Риге.

[infogram id=»rabotniki_po_otraslyam_ekonomiki_2015″ prefix=»W9y» format=»interactive» title=»Работники по отраслям экономики 2015″]

Стоит учесть, что данные ЦСУ отличаются от того, что показывает Госагентство занятости (ГАЗ): статистическая служба выводит свои цифры на основе опросов домашних хозяйств, ГАЗ же учитывает официально зарегистрированных безработных. Так, по статистике ГАЗ, в 2015-м уровень безработицы в Латвии превышал 9% только в первом квартале, а в конце года составил 8,7%.