Главная / В фокусе / Сделано в Латвии. Riot Engineering: все аэропорты Британии – наши, Стамбул – тоже
Фото: Youtube
Фото: Youtube

Сделано в Латвии. Riot Engineering: все аэропорты Британии – наши, Стамбул – тоже

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Когда вы выходите из самолета в лондонском аэропорту Хитроу, на вас смотрят сотни камер. А за этими камерами стоит система Luxriot, которую в Риге разрабатывает Riot Engineering. Когда идете по Стамбулу, на вас смотрят тысячи камер. За ними – Luxriot. И в Демилитаризованной  зоне между Кореями – тоже Luxriot. Латвийский разработчик сумел пробиться в мировую элиту в своей области, и сейчас его софт обслуживает более миллиона камер на всех континентах.

Ничем не примечательный офис в комплексе, где работает множество ИТ-компаний. На то, чем занимаются в Riot Engineering, намекает лишь пара деталей. Во-первых, это комната, доверху набитая оборудованием для городского видеонаблюдения. Во-вторых, – направленный на входную дверь объектив камеры: здесь не используются пластиковые карты – чтобы попасть на работу, достаточно, чтобы подключенная к электронному замку система узнала сотрудника в лицо.

luxriot kamery video_opt

Это лишь малая часть нового и старого оборудования для видеонаблюдения, хранящегося в офисе Riot Engineering.

Если вы не связаны с темой безопасности, вы скорее всего ничего не слышали, ни о компании, ни о ее бренде Luxriot (а если связаны, то, конечно, слышали – даже спецподразделение Omega обращается сюда за консультациями). О производителе программного обеспечения для управления гигантскими видеопотоками в Латвии написано крайне мало, а за границей публикации появляются в изданиях столь специализированных, что обыватель даже не догадается об их существовании.

Хотя шанс столкнуться с плодами ее деятельности у вас, возможно, был и в Латвии.

Например, в Аматциемсе. Резидентам этого поселка для состоятельных любителей природы на въезде/выезде не надо предъявлять пропусков или прикладывать электронные карты. Камера считывает номер подъезжающей машины, и если он зарегистрирован на местного резидента, шлагбаум автоматически поднимается.

А за Путиным – Luxriot

Аматциемс – не единственное место в стране, где используется Luxriot.  Впрочем, как говорит основатель Riot Engineering Виталий Бондаренко, доля латвийских клиентов в портфеле компании столь мала, что находится на уровне статистической погрешности. «Бизнес у нас начинается со 100 камер. Понятно, что на данный момент в Латвии объектов такого размера не может быть много»,– поясняет он smartlatvia.lv.

Сегодня разработанная в Риге программа обслуживает всю систему видеонаблюдения таких мегаполисов, как турецкие Стамбул и Анкара, американский Финикс. Вот, кстати, небольшой ролик о центре городского наблюдения Анкары:

Luxriot Evo работает в Демилитаризованной зоне между Северной и Южной Кореями, на заводах Škoda, на авиабазе ВВС США в Оклахоме, на границе Турции с Сирией, в румынском порту Констанца (грузооборот которого – примерно как у Риги и Вентспилса вместе взятых).

На латвийский софт сейчас переходят все крупные аэропорты Великобритании: Хитроу, Стэнстед, Глазго уже перешли, остальные в пути.

Его использует CERN (крупнейшая в мире лаборатория физики высоких энергий – та самая, которая управляет Большим адронным коллайдером), британский торговый гигант Tesco, Университет Джорджии.

Это лишь самые «говорящие» примеры, всего же Luxriot обслуживает более 1,5 млн. камер по всему миру. 50% продаж компании приходится на США, 30% – на Европу, 20% – на остальной мир, включая Россию и СНГ.

«В Россию наши лицензии вообще проваливаются, как в черную дыру – обычно мы не  знаем, где их используют. Но что используют, – в этом нет сомнений.

Например, однажды кто-то из сотрудников в новостях на российском ТВ случайно натолкнулся на сюжет, а потом мы его нашли в интернете: Путин принимает какой-то объект, а за его спиной – стена мониторов, на которых виден наш интерфейс», – рассказывает предприниматель.

Youtube не для всех

Единственный продукт Riot Engineering – Luxriot, система управления видеопотоками для больших и очень больших комплексов видеонаблюдения. Которая существует в трех вариантах: бесплатный – для маленьких инсталляций (до 9 камер), средний и большой – для крупных клиентов с серьезными потребностями.

Тут можно провести параллель с Youtube. Миллионы пользователей снимают ролики, выкладывают их на популярнейшем видеохостинге, все это раскладывается по серверам, снабжается метками, выдается по запросу миллионов же пользователей. Видеонаблюдение работает примерно так же, только в роли блогеров здесь выступают камеры, которые шлют не отдельные ролики, а непрерывный поток видео – 24 часа в сутки без выходных и перерывов на обед. Ну и доступ к видео имеет узкий круг людей.

luxriot videowall stena ekrany 2_opt

Демонстрационная стена в офисе Riot Engineering.

В системе городского видеонаблюдения Анкары, к примеру, одновременно работают около 5 000 камер. Весь собираемый ими поток, а это десятки тысяч гигабит в секунду, Luxriot должна распределить в дата-центре по 250 серверам, каждый кадр – «проштмпелевать» метками времени, места, чтобы потом можно было быстро найти определенный кусок. Надо обеспечить сохранность, а по прошествии какого-то времени старые данные удалить (в разных странах и отраслях срок их хранения регламентируется по-разному), чтобы освободить место для новых – и так без конца.

Полученное видео по необходимости делится на потоки, чтобы разные службы получали только то, что нужно им. К примеру, полиции может быть важно происходящее на пешеходной торговой улице, транспортному департаменту надо следить за городскими магистралями, а метеорологам – за уровем воды в реке или на морском побережье.

Помимо этого Luxriot распознает лица и номерные знаки. Ведет подсчет объектов (хотите узнать, сколько человек посетили городской праздник или сколько автомобилей проехало через перекресток за последний час?). Выдает разнообразную аналитику в режиме реального времени (сколько машин на этом перекрестке повернули налево, а сколько – направо?). Может совмещать картинку с видеокамер с данными, полученными с других устройств – например, с кассовых аппаратов (если покупатель вручил, скажем, фальшивые 500 евро, за счет такого совмещения этот момент легко отслеживается).

Плюс – сценарии срабатывания: на датчик уровня воды невозможно смотреть сутками, но если река до него добралась, на экранах у метеорологов и спасательных служб появится оповещение с привязкой к карте – «внимание, товарищи!». Плюс интеграция с другими приложениями, так что Luxriot может запускать процессы в связанных с ним системах: при срабатывании того же датчика уровня воды программа может отправить туда дрон для осмотра территории.

Как говорит В. Бондаренко, в топовой версии программы, Luxriot Evo Global, есть масса функций, о которых клиент может и не знать – просто потому, что для его специфических задач они не нужны.

«Если бомба взорвалась, а записи нет, это наш провал»

Зато любому клиенту компании нужна надежность, и, по словам В. Бондаренко, Riot Engineering ее обеспечивает. К примеру, если один из серверов выходит из строя, система автоматически запускает резервные мощности, чтобы ни один кадр не пропал.

По его словам, необходимость в практически 100-процентной отказоустойчивости приводит к тому, что Riot Engineering приходится быть крайне избирательной при выборе партнеров – системных интеграторов (компаний, которые поставляют и устанавливают клиенту всё вместе – и «железную», и программную часть: клиент крайне редко занимается этим самостоятельно). Потому что заказчик, как правило, приобретает всю услугу пакетом – камеры, софт, установку, подключение, настройку, и его устраивает или весь набор, или ничего.

«Отрасль очень консервативна. В ней работают отставные полицейские, работники спецслужб, эти люди на моду не реагируют. Им нужны проверенные решения, гарантия работоспособности.

Если, скажем, где-то, не дай бог, происходит взрыв, спецслужбы идут смотреть записи и обнаруживают, что этих записей нет, это будет расценено как провал – наш и интегратора. Не работала камера? Но почему система не сообщила об этом, чтобы мы ее поменяли? Это наша ответственность – следить за тем, что все работает», – объясняет специфику своего бизнеса предприниматель.

Поэтому любой интегратор, прежде чем начать предлагать клиентам Luxriot, проходит обучение, а для работы с топовой линейкой – для самых больших и сложных систем – он должен еще и специальный сертификат получить не менее чем для двух работников (чтобы в случае болезни или увольнения одного специалиста конечный клиент не остался без помощи). «Топовую линейку интегратору без сертификата мы не продадим ни за какие деньги», – заверил собеседник smartlatvia.lv.

В то же время успехи компании помогают привести новых клиентов. Об использовании программы на крупных объектах очень быстро узнают «соседи» заказчика и другие интеграторы. «Сарафанное радио для нас – один из самых мощных инструментов продвижения», – признает В. Бондаренко.

«До сервера – несколько дней на вездеходе»

У борьбы за бесперебойную работу Luxriot есть еще одна причина: установка обновлений некоторым клиентам превращается в долгий и сложный квест. К примеру, из-за многоуровневой процедуры проверок, чтобы попасть в серверную комнату видеонаблюдения аэропорта Хитроу, требуется 3-4 часа (а от интернета система отключена, скачать апдейт неоткуда).

И это не самый радикальный случай.

«Есть клиент – компания, которая ведет геологоразведочные работы. Работа проходит в такой глуши, что там интернет взять в принципе неоткуда, и, чтобы добраться до установленных на месте серверов и установить апдейт, надо несколько дней ехать на вездеходе.

Конечно, время от времени приходится это делать, но мы не можем всё время отправлять людей в такие командировки, поэтому в наших же интересах, чтобы наш софт работал без отказов и требовала как можно меньше обновлений», – поясняет Виталий.

Из Лос-Анджелеса в Ригу

Конечно, к аэропортам и мегаполисам компания пробилась далеко не сразу. Начало пути в 2005 году было относительно скромным. Тем более, что тогда крупные объекты находились под мега-монстрами – Sony, Panasonic, Bosch, Siemens. «Это были большие неповоротливые системы – громоздкие, неудобные, с низким разрешением. Но рынок они держали железной рукой», – вспоминает собеседник smartlatvia.lv.

В 1995-м В. Бондаренко закончил РТУ. Вскоре после этого однокурсник позвал его в США. Там как раз развивался бум доткомов, и для выпускника отделения компьютерных наук работы было очень много. Получил одно предложение, потом другое, третье – и к середине «нулевых» оказался в оскароносной студии спецэффектов для кино.

«Тогда, в начале «нулевых», я понял, что у меня есть три основных сценария: оставаться специалистом в своей области, пойти по пути управленца или сделать что-то свое», –описывает он начало своей карьеры.

luxriot rabota

Все разработки, тестирование, техподдержка Riot Engineering сосредоточены в Риге.

В течение года разбросанная по миру группа (сам основатель тогда находился в США, часть задач решали американские же программисты, кто-то работал из Украины, иконки рисовали в России) делала первую версию, и в 2006-м начались продажи программы.

Довольно быстро стало понятно, что с развитием интернета и цифрового видео отрасль будет быстро меняться, и к этому надо готовиться. Но доход от продаж программы маленьким клиентам был небольшим, а расходы на американских сотрудников – очень высокими. Тогда В. Бондаренко решил вернуться в Ригу и разместить здесь все, что относится к разработке продукта. Так Riot Engineering появилась в Латвии.

«На тот момент рабочая сила в ИТ-индустрии в Латвии стоила вдвое дешевле, чем в Америке. Сейчас – в полтора раза. Кажется, что разница все равно огромная, но на самом деле если мы введем поправку на стоимость жизни, окажется, что доходы программистов здесь и в США практически выровнялись.

Произошло это еще в 2012-м, так что все то преимущество за счет разницы в уровне зарплат, которое мы получили, перенеся разработку сюда, уже сошло на нет», – утверждает глава компании.

После переезда развитие пошло быстрее; параллельно компания расширяла клиентскую базу, выстраивала репутацию и, по словам создателя Riot Engineering, доросла до мирового топ-10 производителей программного обеспечения для систем безопасности и видеонаблюдения.

Как говорит Виталий, сам рынок вытолкнул Riot Engineering в высшую лигу. Изначально продукт предназначался маленьким клиентам – от 1 до 16 камер. Но системные интеграторы – стали использовать программу на все более крупных объектах. Попробовали с 20 камерами – работает. А если 30? Тоже работает. А 50?.. А 100?.. Низкоприбыльный же нижний сегмент стали заполнять недорогие китайцы. В результате компания окончательно сосредоточилась на больших проектах.

«Мы не можем сегодня делать продукт для сегодня»

Хотя небольшой разработчик не обладал маркетинговыми возможностями доминировавших тогда конкурентов – гигантов, на старте закрепиться на рынке ему помогло понимание, куда движется отрасль.

«На рынке доминировали системы, которые давали картинку с очень низким разрешением. Но на тот момент уже появились фотографии 2 мегапикселя. Соответственно, это был сигнал: если такие матрицы уже ставят в «мыльницы», их использование в камерах видеонаблюдения – вопрос времени. Значит, мы должны были поддерживать это разрешение. Это было решение, которое помогло выйти на рынок»,– объясняет глава Riot Engineering.

 

luxriot videowall raspoznavanie lica_opt

«…в какой-то момент можно будет обрабатывать, скажем, не 30 точек на лице, а 300. И тогда распознавание будет работать очень точно».

И сейчас, несмотря на нынешнюю «упакованность» Luxriot, разработчик продолжает игру на опережение: продукт обрастает возможностями, которые сегодня не обязательно будут востребованными, но вероятно станут таковыми в недалеком будущем.

«Мы не можем сегодня делать продукт для сегодня: делаем решения для завтрашнего дня. Мы не Apple, чтобы мир переворачивать, мы не претендуем на это, но нам надо уметь предсказывать, в какую сторону он будет развиваться», – говорит собеседник smartlatvia.lv.

А завтра, уверен он, разрешение камер еще вырастет, вырастут и вычислительные мощности, что позволит развивать уже имеющиеся решения или вводить новые.

К примеру, то же распознание лица на основе нейронных сетей (по сути, сравнение расстояний между различными его частями – глазами, носом, подбородком и пр – с эталоном сегодня работает, но далеко не идеально. Если в базу данных супермаркета внесут фотографию воришки, то, когда в поле зрения камеры в следующий раз появится кто-то похожий на него, люди, сидящие за зазеркаленными стеклами, получают оповещение. Но чтобы система сказала «Тревога! Это точно он!» – такого пока нет.

«Но в какой-то момент в режиме реального времени можно будет обрабатывать, скажем, не 30 точек на лице, а 300. И тогда распознавание будет работать очень точно. И мы должны быть к этому готовы», – приводит пример Виталий.

«На самом деле искусственный интеллект ни на йоту не стал умнее. Но мощности выросли, поэтому нейронная сеть сегодня может обсчитать гораздо больше данных, чем раньше.

А дальше может получить развитие технология распознавания поведения (основываясь на огромных массивах данных, программа, к примеру, сможет предупреждать, например, о возможной агрессии еще до начала акта насилия). Я знаю, что в будущие пять лет это станет возможно. Для этого уже сейчас есть все задатки.

Соответственно, мы должны для себя ответить: нужно ли ими воспользоваться для развития продукта? И таких развилок, где надо принять решение, нужно нам этот или нет, много», – продолжает он.

Развиваются не только вычислительные мощности, но и инфраструктура беспроводной передачи данных. И это тоже делает доступными новые сценарии. Например, для наблюдения теоретически можно будет использовать многочисленные смартфоны. А городской транспорт – превратить в парк мобильных камер, которые на ходу будут фиксировать нарушения скоростного режима, неправильную парковку, аварии и тут же передавать соответствующие данные полиции.

Для умных городов и Большого брата

videonabljudenie

Тут, конечно, возникает вопрос, кто же главный выгодоприобретатель от развития видеонаблюдения – обыватель, чью безопасность обеспечивают правоохранительные органы, или силовики и не приближают ли разработчики разработчики умных систем полицейскую антиутопию, где каждый шаг гражданина зафиксирован, проиндексирован и, возможно, предугадан (держим в уме упомянутое распознавание поведения)?

«Моя личная позиция заключается в том, что мы делаем мир более безопасным. Мне нет дела, что меня снимут по пути из дома на работу. Но если благодаря технологиям полиция сможет быстрее ловить опасных преступников, я обеими руками буду «за» развитие видеонаблюдения», – отвечает Виталий.

По его мнению, Riot Engineering делает лишь инструмент, и то, как этот инструмент применяется, зависит в основном от конечного клиента и от общества, к которому он принадлежит.

Собственно, безопасность – только одна из многих сфер применения Luxriot.

Муниципалитеты с ее помощью могут на лету получать очень подробную информацию о траффике, чтобы эффективно регулировать транспортные коридоры. На заводах Škoda латвийский софт помогает следить за состоянием конвейеров (благо на картинку можно наложить данные практически с любого устройства, в том числе об операциях промышленного оборудования). В финском порту – разбираться с причинами порчи контейнеров. А в Mercedes AMG, единственном официальном тюнинговом ателье Mercedes-Benz, Luxriot используют не только для наблюдения за территорией, но, например, за износом двигателей в специальных испытательных боксах.

«Люди сами приносят шпионов домой»

Тем не менее, признает глава Riot Engineering, опасения общества насчет не вполне контролируемого развития техно-соглядатаев не совсем беспочвенны.

По его словам, он лично наблюдал за ситуацией, когда соцсети начали подкидывать пользователю рекламу, явно на основе без спроса «подслушанных» каким-то устройством разговоров.

Но зачастую люди сами соглашаются делиться своей частной информацией – например, выкладывая свои контакты в Google и Apple, размещая информацию о себе в соцсетях. Да и смартфон – это не только удобное средство связи, но и отличный инструмент для отслеживания передвижений его владельца. И это только самые очевидные примеры.

«Люди сами приносят домой шпионов, ставят микрофоны: слушайте меня. На мой взгляд, индустрия умных вещей для дома – умные колонки, телевизоры, лампочки – приводит к тому, что ты сам за собственные деньги устанавливаешь дома устройства, через которые за тобой будут следить»,– констатирует Виталий Бондаренко.

В то же время он отмечает, что сам интернет вещей (и вытекающие из его развития возможности по сбору и обработке личных данных) весьма молод, и государства не всегда понимают, как адекватно реагировать на его развитие. Впрочем, растерянность проходит.

Некоторые страны вводят национальные ограничения  – например, во Франции видео, полученное системами наблюдения в общественных местах, нельзя хранить дольше месяца: если за это время оно не понадобилась для расследования, его стирают навсегда.

А в мае этого года в Евросоюзе вступит в силу новое регулирование защиты личных данных – оно намного жестче, чем до сих пор, определяет, как и какие сведения можно собирать, хранить, что с ними делать, кто за это отвечает.  (Подробнее об этом можно почитать, например, здесь).

«После этого неправомерное использование персональных данных, их утечки могут привести к очень крупным штрафам. Поэтому нельзя сказать, что Большой брат совсем уж не подконтролен», – считает предприниматель.


  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>