Теневая экономика в Латвии не снизилась в годы подъема. Теперь ждем ее роста

564
Фото: Flickr - Рижская дума

В 2019-м удельный вес теневой экономики в Латвии составил почти четверть ВВП и за год почти не уменьшился. И, как считает один из авторов исследования не совсем легальной экономики в странах Балтии Арманд Саука, в ближайшие годы ее снижение маловероятно.

«Считается, что с улучшением экономической ситуации теневая экономика должна снижаться, поскольку предпринимателей дела идут лучше, они становятся более мотивированными платить налоги. Однако это может быть не так – например, если они не верят, что налоги используются адекватно, если происходят коррупционные или другие скандалы, которые подрывают общественное доверие к правительству, если не проводятся мероприятия для улучшения бизнес-среды или для сдерживания самой теневой экономики.

К сожалению, за последние 3-4 года, когда экономика Латвии росла, долю теневой экономики уменьшить не удалось. Спад, вызванный COVID-19, может стимулировать неформальную экономику как в 2020-м, так и в 2021 году», – считает профессор Рижской высшей школы и один из авторов “Индекса теневой экономики в странах Балтии» Арманд Саука.

Как следует из Индекса, в 2019-м удельный вес теневой экономики – не той, что совсем нелегальная, а которая работает в основном в правовом поле, время от времени его покидая, – в Латвии составил 23,9%, всего на 0,3 процентного пункта меньше, чем за год до этого (и на 14,2 меньше, чем в 2010-м). Соответственно, Латвия осталась самой «затененной» среди стран Балтии: в Литве исследователи насчитали 18,2% (- 0,5 процентного пункта), в Эстонии – 14,3% (-2,4).

(Продолжение после графика)

Главным элементом нашей «серой зоны» были и остаются «зарплаты в конвертах» – на них приходится 44,1% теневой экономики, еще 32% – это не указанные доходы компаний и 23,9% – скрытые работники.

По подсчетам А. Сауки и Талиса Путниньша, в Латвии мимо налоговой службы проходит 22,3% всех выплачиваемых коммерсантами зарплат и эта доля медленно, но верно растет (в 2015-м было 17,7%), в то время как в Литве и Эстонии – 14,1% и 11,5% соответственно. Доля неуказанных доходов у нас в 2019-м была 16,6%, и этот показатель падает с 2014-го в отличие от соседних государств, где он с того же года только увеличивается (14,4% в Литве и 10,6% в Эстонии).

Доля работающих без договора в 2019 году выросла во всех трех странах регионах: в Латвии – на один процентный пункт до 10,9%, в Литве она составила 8,3% (+2,9 пп), в Эстонии – 5,7% (+0,3 пп).

«Этот показатель тесно связан с нехваткой рабочей силы в Латвии и ее нелегальным ввозом из других стран. Проблема нехватки местной рабочей силы, особенно «синих воротничков» при экономическом спаде в значительной мере потеряет актуальность», – считает А. Саука.

Из Индекса следует, что среди латвийских регионов удельный вес теневой экономики больше всего в Риге (24,2%), а в Латгалии он самый низкий (18,1%). Среди отраслей лидирует строительство (33,3%) и розничная и оптовая торговля (27,7% и 26,6%).

А. Саука отмечает, что на вовлечение в теневую экономику влияет множество факторов, в том числе отношение предпринимателей к налоговой службе, к налоговой политике, к тому, как государство поддерживает коммерсантов. По всем этим пунктам удовлевторенность латвийских предприятий – средняя (2,6 – 3,5 по пятибалльной системе, где “5” означает очень высокую удовлетворенность), но среди стран Балтии – самая низкая.

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке и Телеграме!