Главная / Культура и отдых / «Турайдская роза»: любовь сильнее смерти. Под директорским руководством
Фото: Facebook - ЛНО
Фото: Facebook - ЛНО

«Турайдская роза»: любовь сильнее смерти. Под директорским руководством

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Опера Зигмара Лиепиньша «Турайдская Роза» основана на всем известной в Латвии легенде о Турайдской Розе – прекрасной девушке Майе, которая предпочла умереть от меча домогавшегося ее Якубовского, но остаться верной своему жениху Виктору. В опере же акценты расставлены совсем по-другому и введены новые персонажи, которых в легенде не было (дальше буду спойлерить вовсю). В целом получилась милая постановка с любимыми артистами.

Сложности переноса

Прежде чем переходить к рассказу о постановке и что же нового в интерпретации известной легенды, имеет смысл определиться с терминологией. Конечно, я буду называть эту постановку оперой – так она обозначена на сайте оперы, хотя строго говоря это мелодичное произведение не вполне опера.

Вот как определяет жанр сам композитор в одном из последних интервью «это драматическое вокально-симфоническое сценическое произведение, в котором задействованы солисты, хор и оркестр». Я бы даже сказала мелодраматическое. Лиепиньш, конечно, далеко не Чайковский, либретто Димитерса изобилует незатейливыми рифмами вроде “alu-galu”, но это мне не помешало приятно провести вечер и получить удовольствие. Весь музыкальный пэчворк Лиепиньша не расползается благодаря солистам, режиссуре (Инара Слуцка), костюмам, свету и видеопроекциям. Сила в команде.

Удивительно, что при всей мелодичности латышского языка оперу петь на нем непросто – слова бывают поделены так, чтобы ложились на музыку, но из-за этого смысл осознать не всегда успеваешь. В чем тут дело, в либретто ли или в музыке, не знаю. Но что солистам исполнение далось не просто – точно. Лиепиньш и в интервью говорил, что солистов не жалел, диапазон две октавы, но кто ж директору оперы возразит?

И ещё один момент, который мне не понятен – почему все поют с микрофонами? Ведь все эти солисты поют без них в других постановках, силы голоса хватает. Я понимаю необходимость микрофонов в оперетте «Летучая мышь» – там много «обычных», не речитативных диалогов. Или во время представлений на природе – там без микрофонов не обойтись. Но в опере?

Для кого же розочка цвела?

Можно смело утверждать, что сюжет этой «Турайдской Розы» существенно отличается от легенды. Несмотря на то, что как и в легенде Майя погибает от руки Адама Якубовского, причины, приведшие к трагическому финалу совсем другие. Из сказочного злодея Якубовский превратился в живого, влюбленного, готового на все мужчину, которому сопереживаешь. Майя любит… Адама, а вовсе не своего жениха садовника Виктора, за которого собирается выйти замуж потому что приемный отец так решил. Да, ей Виктор симпатичен, но в Якубовского она влюбляется с первого взгляда. Только увы, это происходит во время объявления помолвки с Виктором.

Приемный отец Грейф, писарь Турайдского замка, тоже не прост – он вырастил девушку, но любит ее уже не как дочь, а как как молодую красивую женщину. Поэтому, конечно, он заинтересован поскорее выдать Майю замуж за нерешительного садовника Виктора, а не за сильного и решительного Якубовского, которому тесть будет не указ.

Есть и новые персонажи, которых в легенде не было. Появилась бывшая возлюбленная Якубовского Лузма, старающаяся его вернуть всеми способами, которая, в общем-то, и спровоцировала печальный финал с кровопролитием: после встречи с ней Майя решается подставиться под кинжал любимого – уж лучше так, чем выйти замуж с папиной подачи.

Еще один новый персонаж – пьяница Брукузитис. В начале спектакля своевременное вмешательство Якубовского в драку в кабаке спасает пропойцу если не от смерти, то от серьезных увечий. Но все меняется, когда Брукузитис увидел Мадалу (еще один новый персонаж) и влюбился: бросил пить и сделал ей предложение. Единственная счастливая пара на все три акта.

Важным действующим лицом в опере является колдунья. Она находит маленькую Майю, чьи родители погибли в результате военных действий, и продолжает приглядывать за ней, пока та находится на воспитании у Грейфа. Она залечивает рану Якубовского после его стычки с Виктором. Именно к ней обращается за помощью с приворотом Адам Якубовский, изъявляя готовность душу продать, лишь бы Майя была с ним.

Танцам – минус

Сценография спектакля исключительно лаконична и минималистична. Три высокие стены с окнами, напоминающими бойницы, да три наклонных «дороги» у дальней стены. Это пространство остается неизменным весь спектакль. Оживляют этот минимализм видеопроекции (летающие вороны, приближающийся лес у пещеры Гутмана), скульптура Девы Марии да кусты роз.

Костюмы стилизованы под старину. Причем, по словам художницы по костюмам из Литвы Йоланты Римкуты, цвет платьев Майи тоже имеет свое значение. Если в первом акте Майя, еще нераспустившийся бутон, предстает перед нами в нежно-зеленом, то во втором, влюбленная, стоящая перед выбором – идти замуж по воле отца или жить, поддавшись новому глубокому чувству к Якубовскому, – Майя в платье насыщенного темно-красного цвета. В финале белый усыпанный розами наряд Майи – как символ ее невинности и чистоты, жертвы и…савана. Платья колдуньи же как бы отражают события – темная медь ткани после битвы, когда она находит Майю, или темно-бордовый бархат в третьем акте, намекающий на прольющуюся кровь.

Уж не знаю, смотрела ли Йоланта оперу «Евгений Онегин» в постановке Жолдака, где Онегина играет Янис Апейнис, исполняющий здесь Адама Якубовского, но визуально образ получился похожим – весь в элегантном черном, перчатки, шрам на лице. На втором исполнителе роли Якубовского Мачановском тот же костюм выглядит иначе (комплекция другая), у него шрама нет и он не вызывает ассоциаций с питерским Онегиным.

К сожалению, в этой опере наш замечательный хор почти не задействован и загнан в ̶п̶е̶щ̶е̶р̶у̶ ̶Г̶у̶т̶м̶а̶н̶а̶ оркестровую яму. Зато задействовали балет. Моментами впечатление от балета – неотрепетированные пляски известного коллектива народного танца Зелта сиетиньш.

Танец с розовыми кустами – просто утренник в детском садике. Выход «мушкетеров» позабавил. На что намекает их выход во время молитвы Грейфа после того, как он поцеловал Майю? Множественная личность? Его демоны, которых он пытается приструнить? Совесть в количестве 6 штук?

Тоска надежнее кинжала

Совершенно случайно я попала на генеральный прогон 28 сентября со вторым составом. Конечно, репетицию не корректно разбирать как полноценную премьеру (хоть выглядела полноценным спектаклем), но представление получить удалось. 30 сентября я уже пошла, как было запланировано еще полгода назад, на третий премьерный день с первым составом, который эмоционально мне ближе. Поэтому по ролям вкратце об исполнителях первого состава, с комментариями по второму.

Майя (Лаура Тейване) – первая главная роль (до этого справилась с ролью Микаэлы в Кармен). Лауре подходит роль Майи. Понравилось, как она сыграла сомнения и переживала, слушая утверждения Лузмы об ее отношениях с Якубовским. Во втором составе Майю исполняет Марлена Кейне, тоже замечательная.

Якубовский (Янис Апейнис) – харизматичный, сильный, брутальный. Естественно, что в такого мужчину влюбляется Майя. Якубовский любит Майю до помутнения рассудка. Баритонам с любовью в опере традиционно не везет. Вот и сейчас: он убивает Майю, поверив её утверждению про заговоренный платок, но потом умирает рядом натурально от тоски (кинжал валяется рядом, но после того, как он отдал душу колдунье и стал бессмертным, от клинка мало толку – тоска надежнее). Умирая, он надеется воссоединиться на том свете с любимой.  Обоих засыпает цветами роз. Ну просто Ромео и Джульета! Кстати, «Турайдская роза» – редкий случай, когда баритону достается главная роль и для меня это аргумент в пользу этой оперы :). Во втором составе – Рихард Мачановский: хорошая роль, чуть другой характер, чуть помягче.

Колдунья (Дана Брамане), во втором составе Сонора Вайце. Обе – эмоциональные красавицы.

Грейф (Арманд Силиньш) – честно отпахал в двух составах. Роль непростая, да еще и не очень логичная по либретто. После того, как он целует приемную дочь и становятся ясны его чувства, он вроде бы помолился – и все, больше ни намека. Тема не раскрыта и не ясно, зачем вообще было нужно ее поднимать? Чтобы аргументировать почему настаивает на браке Майи с Виктором?

Виктор (Раймонд Браманис) – счастливый садовник, за которого согласилась выйти замуж первая красавица округи. Его любовь к Майе очевидна, опасения, что Майя расторгнет помолвку из-за Якубовского, понятны. Если по легенде любовь именно к Виктору и верность приводят Майю к гибели, то тут он практически проходной персонаж. Редкий случай, когда тенор обделен. В этой опере все внимание баритону. Во втором составе Виктор – Юрис Йопе и мне он не запомнился. В опере есть момент, где Майя на сцене сталкивается с тремя важными мужчинами своей жизни – Якубовским, отцом и Виктором. Кого выбрать? Долг или чувства? А тут еще опасения из-за понимания, что приемный отец к ней относится не как к дочери. Короткая сцена, все замерли. И вот в первом составе здесь есть нужное напряжение – нити судьбы, связывающие их всех, на мгновение натягиваются. А во втором составе эта сцена на меня не произвела впечатления.

Лузма (Илона Багеле) – бывшая возлюбленная Якубовского. Любимый предпочел другую – этой беде Лузмы веришь. В отчаянной попытке вернуть интерес Адама, она старается вызвать у него ревность, то целуясь со Скудритцем, то бросаясь на Виктора. Она готова помочь Якубовскому встретиться с Майей в обмен на очевидно пустое обещание сделать все, что она хочет. Все это глупые действия покинутой женщины, не желающий признать очевидное – любимого уже не вернуть. Илона Багеле прекрасно перевоплощается и живет в этой роли. Лаура Грецка во втором составе не настолько пронзительна.

Скудритц (Калвис Калниньш) – слуга Якубовского, вроде как помогающий и спасающий хозяина, но при этом готовый тут же предать и присвоить его деньги и даже сбежать с Лузмой. Тот еще фрукт. С арией ему совсем не повезло – текст примитивно пошлый (gribu karstu meiču Lūzmu), а когда он сопровождается еще и телодвижениями, получается совсем печально, и это не связано со способностями актера. Во втором составе эту роль исполняет Рихард Миллер.

Брукузитис (Михаил Чульпаев) – просто молодец! Так здорово сыграть и спеть в не самой благодарной роли – это надо уметь! Теперь главное, чтобы Михаил не зазвездился и продолжал совершенствоваться. Во втором составе эту роль исполнял Виестур Янсонс, увы. На мой взгляд, во втором составе партии теноров (его и Виктора) вообще не удались.

Мадала (Сабина Крылова) и Лаура Пурена во втором составе. Роль небольшая, обе девушки понравились.

Для тетушек и бабушек

Что касается общего впечатления от «Турайдской розы», то мне в целом понравилось. На неё можно покупать билеты в подарок бабушкам и тетушкам, тем, кто не рискует ходить на современные постановки и тем, кто редко ходит в наш Белый дом. Не уверена, что «Турайдская Роза» будет в репертуаре долго, но это неплохой повод приятно провести время.

Идя на в театр, в данном случае имеет смыл не предъявлять завышенных ожиданий к музыке (в латышских СМИ вышла пара рецензий, и в обеих разбирают игру актеров, костюмы, декорации – все, кроме собственно музыки).

Нет, конечно, весьма приятные мелодии, стилизации под средневековую музыку (вкраплениями), дуэты и несколько красивых эмоциональных арий там есть, но сокровищницу мировой оперы «Турайдская Роза» не пополнит и перспективы многочисленных постановок у ее нет. Хотя Зигмар Лиепиньш, будучи директором ЛНО, тут мог бы возразить.

Операманьяки по второму-третьему-пятому разу, пожалуй, сходят на другие спектакли. А тем, кто хочет открыть для себя современную латышскую оперу, я бы порекомендовала «Замурованных».

Ir mīla stiprāka par nāvi,

Par dzīvi stiprāka ir mīla.

Uz asmens dzīvība,

Un tu uz nāves asmens stāvi.

 

Aiz elpas pēdējās, ja spēšu,

Ar Rozi kopā uzziedēšu.

Mūs vienos mūžība…


  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>