Выставки в Риге. Апрель-2016. Часть вторая

869

Весна принесла выставки одна другой интереснее. Нам представляют молодых художников и реставраторов, к нам привозят молодого фотографа из Бангладеш, работы которого охотно публикуют газеты «Нью-Йорк таймс», «Санди таймс» и журнал «Гео».

DSC09320-_opt

До 20 апреля в Латвийской академии художеств еще можно успеть посмотреть выставку студенческих работ «Разворот в будущее». Перед студентами стояла задача дать творческий ответ на вопросы, что такое картина и зачем ее нужно писать, какой живопись будет завтра и влияет ли будущее на искусство. Автор лучшего ответа получит стипендию от банка SEB и возможность пройти практику в каком-либо из европейских городов. Награждение лауреата состоится 20 апреля в 18.00 — держите кулаки за Иеву Кампе, изобразившую красиво измятый черно-серо-белый лист с частично сохранившимися фрагментами заснеженного пейзажа: кажется, это о том, как будущее влияет на искусство и как живые леса, которых может не стать, отменят леса живописные. Или за Эдуарда Дубровского, представившего поезд в движении, в смешении всех его цветов, которые, как оказалось, так близки друг к другу. Или за Артиса Гулбиса с его «Утренней прогулкой» — скоростной, решительной и состоящей из минимального числа широких шагов и мазков. Или… Авторов — 30 человек, и среди них есть кто-то для вас близкий.

 

DSC08538--opt

В галерее «Даугава» (Старая Рига, улица Алксная, 10/20) справляют «Великие дни на улице Алксная». Дни продлятся до 23 апреля, так что Пасха здесь будет действительно великой и долгой. Пасхальной тематикой дело не ограничилось — ключевым в названии стало слово «великие», без особой привязки к «дням». Ну хорошо, не великие — просто большие: картины большого формата или достаточно большой набор маленьких черно-белых «Возможных мест» Андриса Эглитиса.

В «Даугаве» уже давно празднуют весну и настаивают на цветах радостных, открытых солнцу, порой явно «детских», как в «Древе жизни» Илзе Авотыни, — на желтом, зеленом и синем в глубоких тенях. На выставке представлены пейзажи, натюрморты и абстрактные работы  авторов, с которыми сотрудничает галерея, а они советуют шить платья из ситца. И тогда все пойдет хорошо, как в сказочной картине Лаймы Бикше.

 

DSC07136--opt

Музей Романа Суты и Александры Бельцовой (центр Риги, улица Элизабетес, 57a, кв. 26) подготовил выставку «Роман Сута и Сигисмунд Видберг. Творческий диалог двух мастеров», которая продлится до 23 апреля и даст начало мероприятиям, посвященным 120-летию со дня рождения Романа Суты.

Согласитесь: с Романом Сутой (1896—1944 гг.), выдающимся представителем классического модернизма, мы знакомы ближе, чем с Сигисмундом Видбергом (1890—1970 гг.). Тем не менее оба состояли в одной «Рижской группе художников» и одновременно вышли из нее, оба основали знаменитую мастерскую по росписи фарфора «Балтарс», оба участвовали в становлении Рижского общества графиков, оба преподавали рисунок в Рижской народной высшей школе и были сценографами в Рижской опере, оба сочиняли карикатуры для журнала «Хо-хо» и даже в какой-то момент жили в одном и том же доме. И оба навсегда покинули Латвию во время Второй мировой войны: их объединяло творчество и время. А поскольку время было действительно одно, почему бы не проследить, как по-разному его интерпретировали два художника? Разные по стилю, их рисунки дополнили друг друга в том смысле, что показали, как воспринималась эпоха, сразу с двух ракурсов, и это только придало экспозиции объема, значимости и объективности.

На выставке вы увидите их работы тушью, скрепленные определенными темами, что помогает увидеть, насколько непохожими были эти люди. Один был джентльменом без сучка и задоринки, другого даже сегодня можно назвать хулиганом. Один экспериментировал, спешил, то и дело становился непохожим на себя прежнего, другой выписывал подробности. Видберг оформляет свою мысль более манерно: он придумщик и поэт. А Сута называет вещи своими именами и обходится без штриховки: он пишет кистью, размашисто и уверенно, он другой. У Видберга — образы, у Суты — люди. У Видберга — выписанность, четкость, продуманность и обилие деталей, работающих на общую красоту рисунка. У Суты детали жизненны и больше работают на смысл. Кажется, хулиганы в этом мире все-таки побеждают.

В экспозиции представлены работы из собрания музея Романа Суты и Александры Бельцовой, Латвийского Национального художественного музея и частных коллекций.

 

DSC08853-_opt

Дом Менцендорфа (Старая Рига, улица Грециниеку, 18) до 24 апреля намерен отдавать дань уважения реставраторам. Выставка «Реставрация предметов сакрального искусства» устроена так, чтобы не только представлять результаты труда в формате «что было — что стало», но и знакомить с процессом. На стендах — фотографии, сделанные в мастерских, с подробными комментариями: как восстанавливаются иконы, алтарные картины, облачения, скульптуры, реликварии. К красивым словосочетаниям вроде «зондаж красочного слоя» прилагаются изображения инструментов. А к фотографиям — восстановленные предметы из храмов и музеев Латвии или те, у которых еще все впереди, как у облачений, расшитых шелком и металлической нитью по истлевшей основе. Человек умеет вернуть к жизни даже камень, даже восковую печать, в его руках дерево вновь становится полихромным, с икон исчезают трещины, устраняется деформация, проясняются краски, а алтарная картина «Моление Христа» освобождается от поздних наслоений: было дело, чьи-то шаловливые ручки подправили Христу выражение лица. А в качестве бонуса вам покажут, как время трансформировало башню Домского собора, какой она была в 1300 году и с какими приключениями дошла до наших дней — с девятью преображениями в промежутке. Скажем прямо: сегодня она выглядит так же, как в 1776-м.

 

DSC09516--opt

Фото 9516

В галерее «Апсида» (Старая Рига, улица Скарню, 10/20) до 28 апреля вас ждут фарфоровые «Туманы» Жанете Жвигуре, сервизы и декоративные тарелки с тонкой росписью перышком в эстетике югендстиля.

 

DSC08580--opt

В галерее «Пегас» (центр Риги, улица Рупниецибас, 18) до 29 апреля будет открыта персональная выставка Зигурда Поликовса «Белые мосты». Имя художника на слуху: его «Сарай» был признан «Картиной года» на одноименном конкурсе, организуемом галерей A.Sūna. Победителя 2015 года определяла юбиляр Джемма Скулме, и — что уж скрывать — выбор мэтра стал неожиданностью для многих. Спасибо «Пегасу»: галерея представила художника самобытного, яркого, представила достаточно полно, так что ни один «Сарай» больше не вырывается из контекста, из общего настроения полотен автора. Теперь каждый, кто не поленится прийти в «Пегас», скажет: Джемме Скулме девяносто, и глаз у нее — алмаз.

З.Поликовс — художник  удивительный. Берет полотно и работает с ним так, что в итоге создается впечатление объема. Законы перспективы здесь вряд ли применимы, поскольку мы имеем дело с абстрактными изображениями: ни воздушная перспектива, ни даже тональная ему не так чтобы в помощь. И тем не менее он умудряется выстраивать все свои  линии и пятна так, что мы мысленно раздвигаем первый план, потом второй, третий и смотрим вдаль. Эту даль, эту радость у него нужно подсмотреть, как в щель или в замочную скважину, и заслужить. Многослойность и глубину собственного пространства он организует так, чтобы вам было в нем занятно и удобно. Здесь ваш глаз отдохнет, здесь остановится, здесь взгляд растревожится, а отсюда отправится вспять. Потом вы прочитаете, что увидели. Картины художника называются вполне «по-пейзажному»: «Дом на горе», «Осень, «Венеция», «Пляж», «Розовый свет». Не узнали? Тогда возвращайтесь и гуляйте по чудесным картинам в заданном направлении.  И пусть вам будет хорошо!

 

DSC08772-_opt (1)

 

Галерея Art Studio No.1 (центр Риги, улица Авоту, 32) до 30 апреля будет представлять графику Николая Кривошеина. Николай — известный латвийский абстракционист, художник сильный, узнаваемый, независимый. Оперируя пятнами, полосами, иногда — геометрическими фигурами, он собирает их в яркие «музыкальные» полотна и утверждает, что о чем бы ни писал честный художник, на выходе всегда получится его автопортрет. Сегодня, когда мы можем видеть лишь графику Николая и когда из его работ практически ушел цвет, музыка стала другой: в ней стало меньше плавности, мягкости, нежности, лиризма, появилась конкретика, обнажились мысль и ритм, четкий и чуть суховатый. «Автопортрет художника» стал менее романтичным, более откровенным, прямолинейным. В принципе, это другой человек, которого вы, вероятно, еще не знали. Познакомьтесь — замечательный латвийский художник, произведения которого представлены в даугавпилсском Арт-центре имени Марка Ротко, находятся в коллекции  Rietumu Banka и Лучиано Бенеттона, в музеях и частных собраниях Латвии, Германии, Италии, России, США, Финляндии, Франции, Швеции, того стоит.

 

DSC08861--opt

До 1 мая в художественной галерее Pop — up (центр Риги, улица Дзирнаву, 67, шестой этаж торгового центра Galleria Riga) нас ждут «Бабочки Анны» Ливы Пакалне, «Двое» Лиене Бондаре и по традиции — работы всех авторов галереи понемногу. Лива Пакалне сочинила стаю бабочек с головами-масками, черепушками, камеями (ведь и там голова!), телами мультяшных героев, русалок и обезьянок, больше похожих на брошь.

Идем дальше и находим белый и чистый уголок, который галерея отвела под постоянную экспозицию графика и книжного иллюстратора Мариса Субача. Здесь он проиллюстрировал сам себя, и его серия «Белая комната» превратила небольшую часть галереи в действительно белую комнату — ничем лишним не перегруженную и просторную, где живет мысль. Художник ее, словно на память, зарисовывает тоненьким фломастером и тут же комментирует: «Я и туманная мысль о Боге». Буквы и даты становятся частью графики — лист и на нем почти детские линейные рисунки, лаконичные обозначения идеи. Ангелы, домики, крестики, звездочки или совсем ничего, кроме человечка: «Я наедине с пустотой». Или так: кто-то маленький идет по воде аки посуху — под ним рыболовный крючок, над ним — свободные рыбы, которым ничто не грозит. В «Белую комнату» галереи теперь придется заходить то и дело: рисунки Мариса будут сменять друг друга быстро и постоянно.

 

DSC08467--opt

Рижская церковь Св. Петра (Старая Рига, улица Скарню, 19)  до 1 мая будет наполнена картинами, авторы которых претендуют на премию Язепа Пигозниса. В этом году 73 художника представили на конкурс 130 своих работ — жюри отобрало 83 пейзажа: Варакляны, Берзгале, Цесвайне, Амата, Рига… леса, поля, обобщенные по форме и потому безымянные озера. В состав комиссии вошли искусствовед Ингрида Буране,  главный художник Прейльского музея  истории и прикладного искусства  Сильвия Березовска, профессор Латвийской академии художеств Освальд Звейсалниекс, художник Янис Струпулис, а председателем жюри стал прошлогодний лауреат премии — художник и профессор Латвийского университета  Роберт Музис.

В этом году на главную премию Язепа Пигозниса в области латвийской пейзажной живописи претендуют три картины: «Моя Латвия» Весмы Ушпеле, рижское «Утро в дымке» Алисе Медыни и «Март» Силвы Линарте — изысканный, тонкий, тихий,  безошибочный. Осенью выставка переедет в Прейли, где определится имя обладателя премии, ценной медали авторства Яниса Струпулиса, Золотого диплома и денежного приза. Дума Прейльского края готова во второй раз принять у себя культурное событие столичного уровня. А приз симпатий Рижской думы уже получил кинорежиссер Янис Стрейч, берущий уроки у самого Звейсалниекса: на выставке вы увидите несколько его пейзажей — сосредоточенных, даже тяжелых по колориту, контрастирующих со звонкой живописью учителя. Что поделаешь — все мы разные. Даже когда пишем одно и то же Балтийское море на заре.

 

DSC09391--opt

До 15 мая Латвийский музей фотографии (Старая Рига, улица Марсталю, 8) представляет фотографа из Бангладеш Протика Саркера. Его серия «Что остается» уже получила приз World Press Photo, и сегодня ее видим мы. В ней человек 1986 года рождения, включенный в список 30 самых многообещающих фотографов современности, представил миру своих близких, жизнь которых уже подходит к концу, — бабушку и дедушку. Проект затевался как возможность чаще видеть родных — внук стал ходить к ним почти ежедневно и после нескольких кадров почти всегда не знал, о чем говорить. Старики — они другие, и с ними уйдет то, чего мы не узнаем уже никогда. «Здесь жизнь тиха и почти остановилась. И все посвящено ожиданию», — признается Протик и снимает так, чтобы камера, словно ослепленная солнцем, давала изображения мягкие, истаивающие, чтобы казалось, будто пастельные краски вот-вот перейдут в безгрешный белый цвет. Порой он выбеливает тела и лица моделей, снимает на белом фоне или сквозь прозрачную белую ткань: их почти нет и скоро не будет совсем.

 

DSC09600--opt

В галерее Латвийского Союза художников (центр Риги, набережная 11 Ноября, 35) настали «Дни искусства 2016» — до 15 мая они будут посвящены автопортрету и идее самоидентификации. Союзу исполнилось 75 лет, музею Союза — 15, и потому наряду с автопортретами 85 профессиональных художников Латвии (или пока студентов) вы обнаружите отдельную выставку «Президенты» с работами всех, кто председательствовал в Союзе в течение всех этих лет: они включены в постоянную экспозицию музея. 13 президентов трудились в разных жанрах, а остальным пришлось представлять автопортреты — от реалистичных до абстрактных, хотя бы слегка напоминающих художнику его самого. На выходе мы имеем скульптуру цвета кофейной гущи, плафон светильника с портретом светлого человека, рыбину из каменной массы, сказочный лес и даже маяк в далекой точке морского мола.

 

DSC08340--opt

В «Винной студии» (центр Риги, улица Элизабетес, 10) до 24 мая будет открыта фотовыставка  «Рассказы о художниках» — 30 кадров, сделанных в семи мастерских. Каркасы, подрамники, богатый набор пил, художественный беспорядок в трактовке Кристапа Гелзиса, Ивара Хейнрихсонса, Сармите Малыни, Кристапа Калнса, Глеба Пантелеева, Бригиты Зелчи-Айзпуре, Айи Баумане, Элины Браслыни, Индрикиса Гелзиса — неповторимое для каждого пространство, куда чужих не приглашают, да вот нам повезло. Мир художника открывается через его картины: это мы знаем. Но есть в тот мир запасной и почти тайный ход — через мастерскую.

Летом прошлого года портал Arterritory.com начал делать фотографии о художниках, а сегодня  «Винная студия» представляет серию снимков члена команды «Артерритории» — молодого автора Агнии Григуле. «Играть с фотоаппаратом» она начала в восьмилетнем возрасте и уже тогда обнаружила в себе талант видеть в обычном необычное и заинтересовать этим других.

А ведь какая была изящная мысль — устроить такую выставку именно в винном баре-ресторане! Посетитель  отдыхает и смотрит, как трудятся другие.

 

DSC08154--opt

До 29 мая на втором этаже «Арсенала» (Старая Рига, улица Торня, 1) нужно сходить на выставку работ Илмара Блумбергса «Все время идет снег». Художник умер 11 февраля этого года, выставка открылась через две недели, и расторопностью это не назовешь. Чем более крупной личностью был человек, тем большая дань его памяти с нас причитается. Об Илмаре Блумбергсе говорят: такие, как он, рождаются раз в столетие. Он писал о Любви, Смерти и Боге, что позволяло ему лучше понимать жизнь как процесс, которому нет конца. Цикл из 35 работ «Все время идет снег» тоже по-своему бесконечен. Художник создавал эту серию целых 20 лет и отразил в ней историю Латвии со времен сталинизма до момента обретения независимости. Получилась историческая сага, основанная на личном опыте: отец Илмара был легионером, в 1949 году его сослали, в 1950-м не освободили, и мать с маленьким Илмаром отправилась к нему в Сибирь. Фрагменты воспоминаний художник встраивает в изображения, словно действуя исподтишка. Издали видишь полотна, по колориту и изысканной строгости напоминающие японские гравюры, а приблизившись, замечаешь фотографии и документы, ставшие частью работ, надписи, мелочи, которые помогают вам перестать просто любоваться увиденным. Кажется, здесь все выходит за пределы красоты: кровь, страдания, унижения… И тем не менее остается щемяще-красивым — как призыв к прощению, как завещание.

 

DSC08736-_opt

В «Арсенале» (Старая Рига, улица Торня, 1) выпускники Латвийской академии художеств последних лет вплоть до конца мая получили в свое распоряжение весь первый этаж. «Напряжение. Молодые в латвийской живописи III» стал третьим проектом в серии выставок, задача которых — знакомить нас с новыми именами. Напряжение присутствует в любом творческом процессе, так что название универсально. Тем не мене для экспозиции отбирались работы людей, способных откликаться на актуальные события и/или соответствовать сегодняшнему дню в том, что касается формы.

Современное искусство всерьез занялось размыванием границ — в компанию к живописным мазкам пристраиваются фрагменты из стекла, под которым, как в детских «секретиках», хранятся клады — древесные листочки, фотографии. В витринах оказываются тарелки с имитацией следов еды, к ним надпись — как оправдание: «Не знала, когда мыть грязную посуду. Верила, что в нее вписались мелкие события дня». Поверх деревянного каркаса накладывается что-то вроде хлопковых волокон, которые припечатываются к «скелету» целлофаном, вместо овечьей морды — карнавальная маска: жертвенным агнцем может оказаться любой.

Магоне Болейко рассматривает одуванчики, кактусы и превращает в шары со сложной структурой. Биоконструкции увлекли ее в период беременности и научили видеть в первую очередь не столько красоту природы, сколько ее следование программе, задаче, функции. Зане Велдре представляет не размашистые, как это принято у абстракционистов, а филигранно сработанные, чуткие к нюансам небольшие холсты и просит не искать в них узнаваемых образов: это личное — здесь зашифрованы мелочи ее жизни, воспоминания о встречах, о прочитанном, понятом, услышанном… Изобразительное искусство становится все более личностным, все более «обаятельным для тех, кто понимает». У нас есть шанс оказаться в этом узком кругу.

DSC08899--opt

В Рижском музее фарфора (Старая Рига, улица Калею, 9/11) до 5 июля будет открыта персональная выставка Инесе Маргевичи «Велосипедистка и сад». Фарфор — материал полупрозрачный, полупризрачный — художница обратила в блюда, шары, фигурки и расписала их материалу под стать. Получился сад в нежнейшем цвету, изысканно-монохромном и лишь кое-где тронутом золотом, серебром или дополнительным тоном. Скульптурные фигурки девочек-балерин врастают в этот же сад — их платьица расписаны, в их прическах распустились цветы, — нарисованные велосипедистки перемахивают с блюда на блюдо, бабочки, как живые, демонстрируют зрителю крылья… В Музее фарфора сейчас, как в раю.

 

DSC09699--opt_opt

А на Привокзальной площади Риги, точнее — на 450 ее квадратных метрах — раскинулась выставка под открытым небом «Награда года в фотографии»: кадры подсвечиваются даже ночью. Конкурс проводится начиная с 2010 года — в этом году в нем участвовали свыше шести тысяч фотографий в категориях «Человек», «События» и «Природы». Работы для выставки отбирало международное жюри, и уже известны имена победителей: Янис Берзиньш, Арвис Эртманис и Алексей Алифанов.

 

DSC01042--opt

В Культурном центре «Ильгюциемс» (Рига, улица Лидоню, 27) стоит увидеть  непростой экспонат — «Рижский квилт дружбы», созданный 120 лоскутницами из 14 стран мира. Коллективная работа участниц Международного фестиваля «Рижская текстильная мозаика» из Африки, Бельгии, Великобритании, Германии, Израиля, Казахстана, Латвии, Литвы, России, США, Украины, Финляндии, Франции и Эстонии рождалась так: художницы привезли в Ригу или прислали по почте 150 мини-квилтов заданного размера. Блоки были сшиты в масштабное панно размером 7,50 м на 1,80 м и сложились в гигантский квилт, занявший стену парадного лестничного пролета: получилось «одеяло», собранное с миру по лоскутку. Для справки: квилты представляют собой многоцветные картины из кусочков ткани, состыкованных в портреты, пейзажи, сказочные картинки или подробные рассказы о мудреных цветовых переходах от светло-сиреневого в легких разводах к кремово-белому в цветок.