Выставки в Риге: декабрь-2015. Часть первая 

712

Галереи подводят итоги года. Некоторые устраивают выставки работ любимых авторов — всех понемногу, а некоторые переключаются с выставок на аукционы. В «Биркенфелдсе», к примеру, можно купить даже холст-масло Бориса Берзиньша (начальная цена — 12 500 евро), фарфоровую «Таутас мейту с букетом цветов» за 2 000, а к ним Анманиса, Табаку, Бректе, Рожлапу: список продолжает пополняться.

 

DSC02566i_opt

До 13 декабря в выставочном зале Национального Художественного музея «Арсенал» можно увидеть латвийскую акварель XIXXXI веков. Столь богатая выставка, посвященная этой технике, в Латвии появилась впервые: представлены экспонаты из фондов трех музеев, двух библиотек (Национальной и Академической), одного архива (Государственного), есть работы из частных коллекций авторов. Жанры в ней представлены самые разные — портреты, акты, пейзажи, натюрморты, бытовые зарисовки, книжные иллюстрации, эскизы картин, тканей, театральных декораций, костюмов… Но главное — она дает нам представление о том, как менялась акварель на протяжении двух столетий с маленьким сегодняшним хвостиком. В XIX веке она состояла на службе у факта: так писали портретные миниатюры, зарисовывали на память заморские цветы и словно изготовляли раскрашенные карты местности. В конце XIX— первой половине ХХ зритель стал запоминать имена уже не балтийско-немецких, а замечательных отечественных авторов — Розенталса, Пурвитиса, Гросвалдса, Струнке, Пурвитиса, Падегса, Суты, Бельцовой: все они когда-нибудь да использовали акварель.

А во второй половине ХХ столетия у техники и вовсе начался расцвет: все, что нельзя было позволить себе в масле, тихо, как в стол, писалось прозрачными красками, разведенными водой. Акварелью спасались все, кто может, — на выставке представлен весь цвет нашей живописной школы. А после, с конца ХХ столетия и по сей день, при ней остались лишь те художники, которые ценят именно такие выразительные средства: размытость деталей, неопределенность контуров, отсутствие рельефного мазка, позволяющие передавать тончайшие нюансы настроений и цвета.

 

DSC04209i-opt

До 15 декабря стоит сходить в галерею Māksla XO (центр Риги, улица Элизабетес, 14) на выставку работ Кристапа Гелзиса «19112015». Авторская техника «пленочных картин» позволяет Кристапу соединять акриловый пигмент, липкую ленту, полиэтилен, кусочки пластиковых мешков, сеточек, «пользованных» — исцарапанных и порванных — поверхностей, подгонять друг к другу разнородные, вырванные из «родной» среды материалы, составлять из них мозаику, придавать изображениям неожиданные качества, декоративность и смысл. Подобная игра и усложняет, и облегчает художественные задачи — дисциплинирует фантазию и в то же время ограничивает ее в средствах. Искать сложные пути этому графику, концептуалисту и лауреату Премии Пурвитиса явно интересно. Как и нам — смотреть на то, что в результате получилось. К слову или не к слову, но сказать стоит: крупноформатные «пленочные картины» Кристапа Гелзиса только что выставлялись на Венецианской художественной биеннале.

 

DSC04268i-opt

До 19 декабря на третьем этаже здания Балтийской Международной академии (Рига, улица Ломоносова,1/4) ждет своих посетителей персональная выставка рижского художника-абстракциониста Николая Кривошеина «Симфония цвета». Художник родился в России, первое образование получил в Рижском Краснознаменном институте инженеров гражданской авиации, второе — в Латвийской Академии художеств, где обучался станковой и монументальной живописи. Композиционная выверенность полотен, отсутствие неработающих деталей выдают в Николае бывшего «гэвээфовца», а палитра — принадлежность к латвийской живописной школе. Он по-своему парадоксален — оперирует цветом, как настроением, а детали прочерчивает резко, четко, не размывает по контуру, не намекает — заставляет рассматривать и искать в них дополнительную суть. Прибегая к полосам, пятнам, другим «подробностям», художник становится почти многословным и конкретным: это уже герои, которые взаимодействуют и как-то друг к другу относятся, порой враждебно, порой хорошо.

Музыка в таких работах возникает из сочетания цветов и форм — разъединяет их или объединяет: еле слышные, нежные, веселые, басовитые, электризующие друг друга, они не обязаны давать в сумме благозвучный аккорд. В кривошеинском варианте музыка полифонична, в ней всегда много тем — там покой, там надежда, там брызги крови.

 

DSC04589ii_opt

В галерее «Бастейс» (Старая Рига, улица Алксная, 7) до 23 декабря — выставка живописи и графики Леонарда Лагановскиса «Зазеркалье. Стабурагс». Этот утес был одним из самых легендарных мест Латвии — о нем слагали дайны и предания, сюда приходили, чтобы исцелиться: это место было священным, а поскольку процесс известкования 18,5-метрового утеса не завершился, он сочился белыми отложениями и потому именовался Плачущим: он был для латышей живым. Там и только там росла латвийская альпийская жирянка: еще в 1939 году это место именовалось памятником природы, охраняемым государством. Стабурагс ушел под воду при строительстве на Даугаве Плявиньской ГЭС.

Леонард Лагановкис окончил отделение сценографии Латвийской Академии художеств и представил трагическую историю народного символа в развитии, в объеме. Думать, что художник изложил происшедшее в подробностях, не стоит: смысла нет — в Латвии темой владеют все. Художник представил Стабурагс в графике, причем представил так, словно он под воду никогда не уходил: березки в листве, сосенки в хвое. Стабургс жив и будет жить — просто плывут теперь над ним по небу рыбы, как в сказке, а то, что исполнена она в реалистичной манере, лишь усиливает впечатление. Такой сказке веришь именно потому, что она — быль.

 

DSC03456ai_opt

До конца года продлился срок выставки Каспара Зариньша «Прямая трансляция» в галерее «Даугава» (Тихий центр, улица Аусекля, 1). Природа говорит с человеком, он сигнал принимает, а вот как понимает — вот в чем вопрос. Нашел ракушку на берегу моря, нашел другую, увидел, насколько они разные и родные, взглянул на море и интерпретировал пейзаж, встроив в собственное настроение или картину.

По сути, Каспар представил один и тот же пейзаж в самых разных вариантах, и разнятся они далеко не потому, что солнце осветило землю сначала так, а потом эдак. Его по-разному увидел человек — сначала такой, потом другой, потому что к вечеру мы меняемся. Мы каждый раз по-иному видим фактуру песка, цвет неба, которое Каспар пишет то вертикальными мазками, то горизонтальными, то одним цветом поверх другого, то третьим поверх четвертого. Художник словно выстраивает синонимический ряд, каждое слово в котором похоже и не похоже по значению на соседнее — звучат по-разному и хороши так, что не выбрать. Путь остаются все!

 

DSC04626i-opt

Художественная галерея Putti (Старая Рига, улица Марсталю, 16) предпочла предъявить под занавес года краткий свод того, что предлагала зрителям раньше. Putti представляет искусство ювелиров-новаторов, подчас даже концептуалистов, воплощающих самые смелые идеи и достигающих результата, не всегда применимого для похода, например, в оперу.

Валдиса Броже, получившего «Большого Кристапа» в номинации «Лучший художник анимационного кино», галерея представляла совсем недавно. От крошечной мебели из кукольного фильм «Время идет» остались кровать героя, книжная полка да сам герой, свесивший с витрины суставчатые ножки (серебро и бивень мамонта). На большом экране продолжают показывать мультфильм, а в салоне — ювелирные изделия Валдиса, кольца, которые можно надеть на несколько пальцев сразу. От выставки «Современное прошлое» остались работы венгерских художниц Реки Лерниц и Флоры Ваги: первая обучалась ювелирному искусству в Будапеште, вторая — во Флоренции и Лондоне, первая раскладывает жемчуг по пластмассовым вангончикам, вторая выставляет в наших витринах скрученную в украшение стружку.

Галерея держит марку и представляет свои площади только ювелирам-профессионалам — и латвийским мастерам, и болгарским, и английским, и австралийским, и японским, и итальянским… Бутылочные донышки на цепочках. Серьги-лампочки, серьги — кисточки из натурального волоса. Колье из пробковых срезов. Впаянные друг в друга кольца разных размеров и разной высоты: чтобы не приходилось комбинировать «одиночные» изделия, вам предлагают уже готовый ансамбль. Консервные банки с жемчужной икрой — и изделия вполне носибельные. Улыбчивая рыбка Гунтиса Лаудерса заставит вас, глядя в зеркало, улыбнуться и броши, и себе.

 

melbarzde_-opt

До 3 января художественная галерея PopUp (центр Риги, улица Дзирнаву, 67, шестой этаж торгового центра Galleria Riga) представляет около четырех десятков своих постоянных авторов — в основном это поколение тридцатилетних — и отмечает вторую годовщину галереи выставкой «Зима, зима». Впрочем, отдельное пространство получили картины Элизабете Мелбарзде, которые художница объединила названием «Ощущение существования».

 

DSC03597ai-opt

До 3 января в большом зале Музея декоративного искусства и дизайна (Старая Рига, улица Скарню, 10/20) глаз будет радовать «Стекольное искусство Финляндии. 20052010».  Если, глядя на даты в названии, вы опрометчиво заподозрите, что искусство это устарело, то окажетесь неправы: после Словакии, Словении, Франции, Германии и Эстонии до нас наконец добралась передвижная ретроспективная выставка, представляющая лучшие работы лучших мастеров Финляндии последнего времени. Вспомните: предыдущая экспозиция гостила у нас в 2008 году и представляла творческие эксперименты художников в период с 2000 года по 2005-й.

Стекольная промышленность в Финляндии процветает вот уже 300 лет: там работали и работают авторы с мировым именем. В Рийхимяки есть Музей стекла, который постоянно пополняет свои собрания, отслеживает развитие этой техники, популяризирует ее и организует передвижные выставки. 327 работ 65 финских художников, которые сегодня могут увидеть рижане, представили музеи, частные коллекционеры и сами авторы. К нам действительно привезли лучшее — посуду, скульптуру, инсталляции и разные другие художественные объекты, которыми гордится целая страна.

 

DSC03869ai-opt

До 6 января обязательно нужно зайти в галерею Союза художников Латвии (центр города, набережная 11 Ноября, 35) на выставку скульптуры под названием «Т-фактор». Ее организатором и куратором стала ассоциированный профессор Латвийской академии художеств Ольга Шилова. Ольга выиграла конкурс, ежегодно проводимый Союзом художников, получила право показать свои работы в галерее Союза и решила вместо персональной выставки устроить коллективную, уступив залы студентам — и первокурсникам, и тем, кто уже получил диплом магистра.

Студенческий народ — веселый, рисковый, экспериментирующий: на «Т-фактор» стоит сходить хотя бы для того, чтоб посмотреть, как эти качества воплотились в новейшей скульптуре. Молодежь берется за неожиданные техники и материалы — она в авангарде и недостаток опыта компенсирует свежестью взгляда, умением отслеживать и осваивать новинки. Чувствует время и способна ставить ему адекватные оценки — видит проблемы и начинает в них играть с помощью пластилина, силикона или гипса, раскрашенного под золото. Громоздит из дерева и металла «Мануальное кино»: подойдешь к исполинскому колесу, крутанешь ручку, глянешь в щелочку, а там уже замелькали и собрались в рисованную картинку отдельные человечки, созданные человечеством, от Леонардо да Винчи до наших простеньких дней. Такое вот кино об истоках, которое легко рифмуется с «Колесом времени» совсем другого автора — жилой комнатой, пол, стены и потолок которой собраны в восьмигранное пространство. Крутанешь — и западали табуретки, посыпались с полок к книги… А в ванне по соседству  (объект еще одного автора) утонул в проводках и струйках силиконовый человек.

 

137828511333i-opt

Если представить себе, что выставочным залом может быть город, то нынешний, уже шестой по счету, фестиваль «Путь рождественских елок» вполне можно принять за масштабную экспозицию объектов среды. 43 елки (не всегда елки) специально для Риги изготовили профессиональные художники, в большинстве своем предлагающие не рубить живые деревья, а выходить из положения с честью — с выдумкой. Наши не совсем ели — это еловые доски, музыкальные шкатулки, инсталляции, зеркала, светящиеся кубы, да что угодно, лишь бы грамотно радовали глаз и обозначали будущий праздник. А наш фестиваль — единственный проект такого рода в Европе, и в общей сложности для него уже было создано 141 оригинальное произведение урбанистического искусства.

Нынешней зимой ели будут водить нас по паркам и улицам из одного края города в другой, от «LIDO» к Дворцу культуры «Зиемельблазма». За объекты можно голосовать, с «елочным маршрутом» — знакомиться по карте в интернете и планировать свой, самый для себя удобный. Только до 10 января 2016 года — дня закрытия фестиваля — навестите, пожалуйста, все: «Мешок радости», «Паузу на рождественское чаепитие», «Мечту столба», «Рождественский кактус», «Елку фронтального вида», «Рождественскую диаграмму», далее по списку, который вы найдете на eglufestivals.lv.

 

DSC02784ii-opt

До 10 января на третьем и четвертом этажах художественного музея «Рижская Биржа» (Старая Рига, Домская площадь, 6) можно увидеть плоды совместного проекта керамистов Ингуны Скуи из Латвии и Мелиссы Брейден из США. Проект свой они назвали так: «Утраченное и обретенное» — работали, вдохновившись экспонатами музейной коллекции фарфора, и за год создали шесть авторских работ, живо перекликающихся с мастерством художников прошлого, а они на нашей «Бирже» представляют далеко не один век. Мейсенский, к примеру, фарфор вдохновит кого хочешь — повторять нельзя, а вот двигаться в схожем направлении, воодушевившись совершенством декора или загадкой орнамента, стилизовать, заимствовать приемы, использовать ассоциации и даже прямые цитаты можно вполне. Насколько живой получилась перекличка старого с новым — определить не составит труда: новые вазы выставлены о соседству с музейными экспонатами. А что до самих художниц — они признают, что получили бесценный опыт, вошли во вкус и покидать проект не намерены.

 

DSC04656i-opt

В Латвийском музее фотографии (Старая Рига, улица Марсталю, 8) до 17 января будет демонстрировать себя «Уличная фотография» в понимании семи молодых участников выставки. Несмотря на возраст, люди они опытные и представление о том, как развивается в мире стрит-фотография, имеют. А фотография эта везде разная — как страны, города, улицы и люди, которые по ним ходят. И, кажется, точнее других способна отразить менталитет.

Выставка работ в этом жанре в музее — первая, выводы делать рано, но пока кажется, что латвийские фотографы более деликатны и готовы снимать незнакомцев только издали — чтобы не смущать. Наш «стрит» оказался мягким, щадящим и ни в коем случае не агрессивным. Это не только наш первый «стрит», это еще и «стрит» в понимании молодых людей, а они, как известно, канонов придерживаться не расположены и всегда готовы идти собственным путем. «Меня меньше всего интересует точная документация городской среды», — признается Лаура и просто снимает рижское предместье себе на память — словно ведет заодно с городом личный дневник.

 

DSC04901ii-opt

До 24 января рижский  центр современного искусства kim? (центр Риги, улица Маскавас, 12/1) предлагает нам сразу три выставки: на первом этаже показывают «Выход в заикание и туманность», а в двух залах второго «Палиндром» и «Зубные скобы Поли Стайрин». Второй этаж хорош особенно: художников, работающих в Америке, — Донну Хуанки родом из Боливии и Эзру Вубе из Эфиопии, — нам представляет нью-йоркский Art in General.

Девушки-модели от Донны Хуанки, то и дело торжественно уходящие за стекло, — это вроде как мы сами… мы как картины. Расписные тела, молчание и минимум движений сближают искусство с жизнью и доказывают, что грань между ними еле уловима и что в принципе ее быть просто не должно. Эзра Вубе представил анимацию, самую разную и на целых четырех экранах, а к ним две серии фотографий, элегантно, находчиво и ненавязчиво — просто очень красиво совмещающих в каждом отпечатке благодарную память о родине и прозу эмигрантского бытия.

 

DSC04768i-opt

До 31 января в Рижском музее фарфора (Старая Рига, улица Калею, 9/11) можно увидеть персональную выставку Латвите Медниеце 1924 года рождения, ставшую конспектом долгой творческой жизни. Выставка называется просто: «Работы». Обобщить их каким-то другим названием было бы сложно: очень разные, они рождались в самое разное время и словно вышли из разных рук. Время меняло почерк, отсылало то к одним материалам, то к другим — и они всегда становились любимыми. Художница  была, наверное, единственным керамистом, совмещавшим в одной фигурке шамот и фарфор. Работала в мелкой пластике, очень любила составлять композиции, например, из мифологических образов и даже создавала из фарфора абстракции. Или делала фарфоровых девушек, пользуясь приемами, принятыми в обращении с глиной: скатывала тоненькие колбаски и собирала из них ручки с пальчиками… Трудилась художником на Рижском фарфоровом заводе, сочиняла узоры для посуды, а после расписывала блюда и украшала вазы.

На выставке представлены предметы из Рижского Музея фарфора, Музея Декоративного искусства и дизайна и из коллекции Латвийского Союза художников.

 

DSC02719-i_opt

В Музей фарфора (Старая Рига, улица Калею, 9/11) стоит сходить уже хотя бы потому, что там есть стенд, посвященный творчеству Мартиньша Заурса (1915—1998). В юности он посещал студию графики и рисунка Романа Суты, а позже, став скульптором и художником, активно работал в мелкой пластике и создавал изделия из фарфора не столько декоративные, сколько шутливые. Будучи человеком веселым и рисковым, он предпочитал не следовать законам серийного производства. Сделанные им фигурки, как правило, оставались экспериментальными образцами, поскольку для массового воспроизведения были сложны: композиции — слишком многофигурные, роспись — слишком сложная, чтобы выйти в тираж. В числе прочих героев вас ждут его чертенята о трех головах: вполне допустимые для ремесленных изделий в керамике, в нежном фарфоре они смотрятся как еще одна шутка мастера, которую стоит оценить.

 

NRerihs_Lidzcietiba-m-opt

До 31 января в залах первого этажа «Рижской Биржи» (Старая Рига, Домская площадь, 6) можно посмотреть работы Николая Рериха и его латвийских современников из собрания Латвийского Национального художественного музея Латвии. На выставке под названием «Николай Рерих и Латвия. Живопись, графика, фотографии, документы» вам покажут новый документальный фильм — почти одноименный («Рерих и Латвия»), а после пригласят на целый букет сопутствующих мероприятий. На лекции, встречи, беседы со специалистами, на семинар, концерт, Дни семьи и даже на творческие мастерские для детей.

Основу экспозиции составила латвийская коллекция работ Николая Рериха, присланная им в Ригу из Западных Гималаев в 30-е годы прошлого века. А поскольку выставка посвящена связи художника с землей его предков, представлены здесь и подтверждающие эти связи архивные документы. Вы увидите и портреты художника, и работы его младшего сына Святослава, и узнаете, как выглядела их латвийская родня: представители рода Рерихов жили на территории Латвии начиная с XVIII века. Но главное, на наш взгляд, в другом. В петербургский период своей жизни Николай Рерих общался со многими нашим земляками, во время учебы в Санкт-Петербургской академии художеств дружил с Вильгельмом Пурвитисом, Янисом Розенталсом, Йоханом Валтерсом. А латвийские художники более молодого поколения так и вовсе занимались под его началом в школе Императорского общества поощрения художеств в Санкт-Петербурге: он вел там класс композиции. Устроители выставки совместили полотна знаменитых латвийских художников с работами Николая Рериха, чем отлично проиллюстрировали время.