Выставки в Риге. Февраль-2016. Часть первая

352

Время для зрителя настало благоприятное – только успевай спасаться от ветра, перебегая из одной галереи в другую, чтобы в каждой найти что-то новое. Несколько выставок закончатся вот-вот («Неудобный пол» и «Воспоминания о будущем» в Академии художеств, «Осень-15» в галерее Латвийского Союза художников, «Сад снов» в Музее югендстиля, «Чуть» в Māksla XO), вот-вот стартуют другие – и хорошо.

DSC04914ii_opt

Рижский музей югендстиля (улица Альберта, 12) предлагает выставку «Сад снов» – фантазии на темы югендстиля. Среди прочего – новогодние шары Тамары и Александры Чудновских, авторские и штучные: в прошлом году серия, посвященная ар-деко, побывала на московском международной выставке в Гостином дворе. А сегодня вы увидите серию, посвященную югендстильной — стильной Риге, с росписью, обрамляющей изображения фрагментов архитектурного декора.

Тамара Чудновская, знаток истории кукол и человек, который их коллекционирует, обшивает и выставляет, стала куратором выставки и не только представила фигурки, сделанные своими руками, но и пригласила поучаствовать друзей-кукольников. В итоге тему югендстиля принялась разрабатывать международная группа художников: Тамара и Александра Чудновские, Виолетта Озун, Элита Шмединя и Анатолий Назаренко из Латвии, Бируте Бернотиене-Валл из Литвы, Анастасия Фомина из России и Кристина Вербицкая из Эстонии. Мы увидим и кукол, и ювелирные украшения, и эмали Анатолия Назаренко, получившие достойные металлические оправы. Кристина Вербицкая, всегда активно наделявшая своих кукло-мишек стеклянными фрагментами, смогла обыграть витражные мотивы. А Виолетта Озун, сделавшая нескольких барышень именно для этой выставки — нежных, стройных, музыкальных и скромно одетых по моде, — дала понять, какими представляет себе девушек того времени. Это было время гармоничных людей.

Посетить выставку можно до 12 февраля.

 

DSC07361-_opt

На первом этаже Латвийской Академии художеств (центр Риги, бульвар Калпака, 13) еще несколько дней, до 13 февраля, продержится выставка «Неудобный пол». Выставка безобидная – несмотря на название, которое не о скользком ламинате. И если вас манит хотя бы одно из этих имен – Айя Зариня, Ансис Балчюс, Аусеклис Баушкениекс, Кристиан Бректе, Яна Брике, Хелена Хейнрихсоне, Франческа Кирке, Гинтерс Крумхолц, Майя Куршева, Леонард Лагановскис, Янис Митревич, Катрина Нейбурга, Артем Тарасов, Юрис Утанс – приходите, не то после пожалеете. Академия выставила работы из собраний Латвийского Национального художественного музея, Союза художников Латвии, галерей и частных коллекций. Работы очень разные – скульптура, фотография, графика, живопись: тема их не объединила и не поссорила. Просто позволила еще раз увидеть, как у Аусеклиса Баушкениекса секретарша, стуча по клавишам, кормит ребенка грудью. Как мощно, с помощью нескольких линий, разбирается Айя Зариня с маскулинностью и фемининностью людей в одежде. И как нежно, застенчиво проявляет себя женственность на полотне Хелены Хейнрихсоне.

 

DSC06648-_optДо 13 февраля в зале на втором этаже Латвийской академии художеств (Рига, бульвар Калпака, 13) стоит сходить на экспозицию, привезенную к нам галереей Crous de Paris и представляющую работы четырех студентов и выпускников художественных вузов Франции. Нынешняя выставка Réminiscences futures / Nākotnes atmiņa («Воспоминания о будущем») — первая  часть проекта, задуманного как обмен учебными работами: в конце года аудиовизуальную выставку студентов нашей академии увидят в Париже. Каким молодые художники представляют искусство будущего и каким оно им видится, будущее? Судя по ответам французов на эти вопросы, мы будем писать на красивых тканях с узорами, можно с пупырышками, — не на холстах. Всерьез увлечемся инсталляциями, перформансами и станем проецировать на экран не одну — сразу две пленки со светами и тенями ни о чем. Одни кадры движутся вниз, другие наверх: совмещаясь, изображение оживает и долго не повторяется.

 

DSC06471-_opt

В галерее Латвийского Союза художников (Рига, набережная 11 ноября, 35) до 14 февраля продержится время баррикад. «Осень-2015/Баррикадам 25» — это просто ежегодная выставка работ, которые здесь по осени считают, наложенная на юбилейную баррикадную тему и прилегающая к ней отнюдь не вплотную: «Осень» сама по себе, а к «Баррикадам», если что, можно не приближаться. Будьте творцом своего зрительского счастья и ищите полотна мирные, спокойные, другие. Пусть пейзажи и портреты говорят с вами о том, о чем говорили всегда. Полотно Лиги Юкши — о вере, скульптура Анны Варнасе «Семья» — о роде как роге изобилия, из которого показываются все новые хрупкие стеклянные руки. Скульптуры Зигмунда Биелиса «Концерт» — о граните и бронзе, саксофоне и виолончели, мужчине и женщине, а кто здесь главный и кто на ком играет — зависит от того, с какой стороны на любой из двух «Концертов» посмотреть. И все же в один из «баррикадных» залов зайти нужно непременно: фотомонтажи, работы на картоне и бумаге маслом, темперой, гуашью, углем и датированные периодом с 1974 года по 1990-й, дают понять, как долго вызревали баррикадные настроения. И главное — как ярко, доходчиво, саркастично, отважно отображались. Это были поступки художников, по форме исполнения — плакаты, по качеству — произведения, достойные музейных залов.

 

DSC06798-_opt

В галерее Māksla XO (Тихий центр, улица Элизабетес, 14) до 16 февраля будет открыта персональная выставка Татьяны Кривенковой. Выставка называется  Vāji: переведем это как «Чуть». Художница пишет абстрактные полотна, чуть тронутые цветовыми нюансами, что позволяет им мерцать и чуть заметно переливаться в полутонах.  «Чуть» — синоним слова «сильно», если сила эта направлена на то, чтобы вслушаться, слиться, проявить глубокое уважение», — пишет Ивар Рунковский.  В картинах Татьяны, которые она выставила сегодня, наконец появились детали — чуть угадываются чьи-то руки, лица, но четко читаются именно глаза, отражающие настроение и суть характера, что в отдельных случаях позволяет им даже желтеть. «Чуть» — серия  «портретов души»: Татьяна пишет ее «с натуры», видя конкретного человека и беседуя, например, как в случае Интой Рукой, о «превосходнейшем спектакле Владислава Наставшева «Озеро надежды». Вот уж где верное средство для определения формы души! У фотографа Инты Руки она ясноглазая и зоркая, у режиссера Владислава Наставшева — нежная, но мудрено скроенная, болезненно напряженная, потому что беззащитная.

В Купольном зале галереи — совсем другие  работы, графическая серия «Апокалипсис», бумага и карандаш. Здесь цветовые переливы достигаются уже не наложением на холст пятнышек масляной краски: автор рисует крупные цветовые спирали, меняющие глубину тона и тем самым словно засасывающие взгляд в центр воронки. И делает это с помощью тонких спиралевидных линий — вывязывая карандашом крошечные петли определенного тона и безошибочно определяя, когда один карандаш нужно сменить на чуть другой.

 

DSC07177-_opt

В галерее банка Rietumu (Рига, улица Весетас, 7) до 26 февраля рижан ждет выставка Аллы Давыдовой, заслуженного художника России. Название – «Петербургский акцент» – позволяет догадаться, что училась она в Ленинградском высшем художественно-промышленном училище им. В.И.Мухиной. Текстильное отделение училища художница окончила больше 20 лет назад и за это время создала 200 с лишним квадратных метров тканых изображений – для театров, концертных залов и частных собраний. Работы небольшого формата особенно интересны: Алла создает их на основе семейных фотографий, пожелтевших, выцветших. Черно-белому образу она может подарить краски, а может оставить все так, как было, сделав ножки девочки уже почти истаявшими, почти неотличимыми от фона. Получится «Портрет мамы в детстве».

Живопись Аллы – сдержанная, точная по колориту – позволяет вникать в процесс труда над картиной. Ты видишь, как художница пробует цвет, как добивается итога. Работы фактурны, мазки ощутимы, потеки нескрываемы: ее натюрморты и городские пейзажи – результат, плод сомнений. И в этом еще один «Петербургский акцент» экспозиции: интеллигент не утверждает, он ищет. И именно потому все делает хорошо.

 

DSC06591-_opt

До 27 февраля в галерее «Истаба» (улица Кришьяна Барона, 31а) приходите на «Одиссею» Иевы Маурите. Персональная выставка художницы, работающей в минималистской манере, предполагающей, скорее, немногословную черно-белую графику, чем масштабные холсты, представила характерные для ее почерка силуэты так, что, увеличившись, они не утратили изящества, но обрели новую силу. Почему «Одиссея»? Потому что все мы странники — то и дело отправляемся путешествовать в неизвестность. Оглядываемся на родной дом, запоминаем — и отраженный в сознании абрис тут же начинает разниться с оригиналом: мы помним не то и не так, стремимся не туда, куда нужно, и возвращаемся не туда, откуда пришли. Линейная схематичность картин Иевы делает мысль ясной, а черный фон уводит в ее бесконечную глубину. Одна из работ эту глубину демонстрирует — недолгие, непрямые и разрозненные белые линии ведут взор к единому черному центру, вы смаргиваете, прищуриваетесь, трете глаза… В каком-то смысле Иева — человек беспощадный. Она заставляет думать о том, о чем мы думать не всегда согласны.

 

DSC06595-_opt

В Латвийском музее фотографии (Старая Рига, улица Марсталю, 8) до 28 февраля ждут своих почитателей, и в том числе будущих, изысканные фотографии автора из Германии Мануэля Шредера — спокойные, неброские, на первый взгляд, даже немудреные. Фотограф фиксирует жизнь в момент, когда все линии вдруг начинают поддерживать или продолжать друг друга, блики — перекликаться в общей тональности, тени — отсекать лишнее, свет — выделять только то, что выделять стоит. В его работах ничего не происходит, движение отсутствует, звуки приглушены: гомонить в них просто некому — людей он снимает издали или заслоняет предметами так, чтобы мы занимали минимум пространства. Он соблюдает пропорцию, в которой в мире представлен человек: его мало — природы много. Хотя, конечно, говорить о природе, глядя на фотографии Шредера, сложно: он урбанист. И потому скажем так: интерьеров и строений у него много — человека чуть. Близкую сердцу каменную пустыню Мануэль Шредер обнаружил в Латвии, в Даугавпилсе, назвал этот город красивым — и доказал, подчеркнув не унылую повторяемость, а ритмичность линий типовых многоэтажек, родных для всего населения спальных районов европейских городов. «Европа — большая строительная площадка без конца и края», — говорит художник и представляет не географию, а одновременно прошлое и настоящее места. В нем были вывески, обозначения улиц, скамейки во дворах — облупились и превратились в детали композиции, а она у этого мастера совершенна. Мультимедийный художник, музыкант и – в данном  случае — фотограф, он примиряет нас с действительностью. И, практически не подвергая свои документальные снимки постобработке, доказывает: красота картинки зависит от точки зрения. Не от ракурса — от умения видеть лучшее.

 

DSC05307ii_optДо 28 февраля галерея «Биркенфелдс» (Рига, Тихий центр, улица Рупниецибас, 3) будет представлять Юриса Звирбулиса — его «Миниатюры из слоновой кости II и другие работы». История работ такая. Наводя порядок в мастерской, художник наткнулся на конверт с тонкими пластинами слоновой кости внутри: когда-то они были белыми клавишами рояля. Материал ценный и редкий, происхождение у пластин благородное — пришла мысль их расписать и превратить в художественные миниатюры, где-то нанести краску, а где-то процарапать ее слой насквозь, вот вам и чей-то белый контур. Художник расположил миниатюры на пустом поле и начал расписывать еще и это поле. Клавиша стала символом веры, идеи, стала картиной в полупустынном зале музея, маленькой, как золотник. А золотые линии вокруг обозначили жизнь.

 

DSC07165--optХудожник РУТКО до 29 февраля будет представлять в художественной галерее PopUp (центр Риги, улица Дзирнаву, 67, шестой этаж торгового центра Galleria Riga) своих «Сестричек», написанных за последний год, – девушек в костюмах медсестер, с которыми все понятно. Бог с ними, с сестричками, покупатели для которых всегда найдутся; и с портретом Владимира Путина, которого нынче пишут даже ленивые; даже с занятным стоматологом в клоунском гриме с улыбкой на тему: «Ну как там наш зубик?». Я не о них – я о еще одной художественной проделке живописца, выставленной в зале вместе с работами остальных авторов галереи. Там он другой – готовый посмеяться не над другими и не над собой, а просто ПОСМЕЯТЬСЯ. Там висит его синющее полотно с поставленным по центру оленем. Олень смотрит на нас, слепя глазом, как фонариком.  Все. 

 

DSC07366--opt

В галерее «Пегас» (Тихий центр Риги, улица Рупниецибас, 18) до 4 марта открыта выставка «Бастионная горка и другие истории». Иева Царука представила на ней  свои «рисунки на холсте». Будучи и живописцем, и графиком, она решилась писать тушью по холсту. А поскольку тушь бывает цветной и черной, кисти для нее – тонкими, широкими, к ним перышко, – возможностей для фиксации зарисовок городской жизни оказалось немало. При совмещении нескольких историй на одном «листе», словно в альбоме для зарисовок, это позволило выделить каждую из них в отдельный мирок: что-то главное и крупное; что-то занятное, но мелкое; что-то обобщенное – размытое или обозначенное лишь по контуру. И все вместе на удивление разное – расцвеченное или упавшее в глубокую тень.

 

DSC05904-_opt

До 13 марта обязательно нужно выбраться на персональную выставку Петериса Сидарса «Ощутимое движение» в выставочном зале «Арсенал» (Старая Рига, улица Торня, 1). Человек, готовый превратить в предметы искусства все, что видит, Петерис Сидарс заполнил ими два огромных зала на первом этаже «Арсенала». По образованию он художник по текстилю, но делает все — и панно, и инсталляции, и картины, и скульптурные объекты. Потому что его фантазию заводит с четверти оборота тоже все — от спичек, которые он может сложить во взрывоопасную гору и назвать «Цитаделью», от одноразовых вилок, которые он навеки скрепит друг с другом и превратит в панно, до пятен на одежде, обложке журнала, картонной упаковке, темном и светлом фоне: он эти пятна нарисует, дорисует, разнообразит, дополнит брызгами, потеками, выстроит в ряды. Чтобы вглядывались и понимали: любования в этой жизни достойна любая случайность, обретшая форму.

Первый зал до закутков заполнила композиция художника «Поток» — бесконечно длинная и широкая и ламинированная лента с массивами красок, перетекающих друг в друга. Пленка покачивается, извивается, цвета совмещаются — то эти, то совсем другие — и включают в изображение людей, пришедших на выставку. Они тоже — часть жизненного потока, и потому хороши.

 

DSC07500--opt

В Рижском Художественном пространстве (Старая Рига, улица Кунгу, 3) до 27 марта будет открыта выставка современного искусства «Утерянное в архиве», настолько неоднородная, что идти туда просто необходимо каждому, потому что каждый неизбежно найдет там что-то интересное для себя.

Архивная тема беспокоит мир, потому что в принципе это тема отношений прошлого с настоящим: что выбрасывать, что хранить, а если хранить, то зачем? Былое должно быть приспособлено под нужды сегодняшнего дня – именно этим авторы выставки и занимались. 27 художников из Колумбии, Литвы, Нидерландов, Пакистана, Польши, России (Дагестан), Финляндии, Эстонии и Латвии, воспользовавшись архивными материалами – а такие есть не только в государственных учреждениях, но и на чердаках, и на антресолях, – общими усилиями интерпретировали тему сохранности того, что когда-то сделал человек, как тему смысла его жизни. Среди очень многого прочего обязательно отыщите закуток, где показывают видео Таус Махашевой из Махачкалы. Свой короткий фильм она сняла в горах. Канатоходец (Расул Абакаров, танцовщик в пятом поколении) занимается тем, что переносит картины дагестанских художников через пропасть с одной вершины на другую. Туда, где стоит стеллаж, как в музейном хранилище, открытый дождям, снегам и ветрам. Кто-то отдает творчеству жизнь. Кто-то рискует жизнью, чтобы обеспечить картинам защиту. А со стороны видишь, что в итоге бессмысленным оказывается даже это – смертельный риск во имя искусства и искусство само по себе.

 

DSC06040--opt

Тем, кто любит, чтобы «как в жизни», рижский Дом Менцендорфа (Старая Рига, улица Грецениеку, 18)  подготовил уже традиционную для нашей зимы выставку восковых фигур: они вписываются в старинные стены как родные. Нынешняя «Мировая история в восковых фигурах» — это около четырех десятков работ, десять из которых приехали в Ригу, чтобы порадовать детей и явить им анимационных и киногероев «как живых». Взрослые обижены не будут — улыбнутся Моне Лизе, какой они могла быть, когда позировала Леонардо да Винчи, увидят Дали за работой, а с ним и Геродота, и Петра Первого, и Людвига Баварского, и Марию Кюри рядом с Эйнштейном, и Наполеона с Чингисханом вместо Магомета… Над созданием каждого такого персонажа работает от восьми до 12 мастеров: это плоды коллективного авторства, но существуют в единственном экземпляре. Куратор проекта  Армен Арутюнян — единственный, кто занимается восковыми фигурами в странах Балтии и Скандинавии, — привез экспонаты из Санкт-Петербурга, Голландии и Эстонии. Копии великих и знаменитых будут гостить у нас до 1 апреля.

 

DSC07526--opt

В Рижском музее фарфора (Старая Рига, улица Калею, 9/11) до 3 апреля будет открыта персональная выставка Даце Блумы «Игра букв на фарфоре» – красочные графические композиции из блюд, каждое из которых украшено не цветочками – единицами письменной речи или даже их фрагментами. Правильно расставив предметы, вы получите букву – а при желании разберете ее на части, что позволит залюбоваться игрой линий и даже мысленно не произносить ни звука. Художница упорно рассматривает алфавит и до сих пор уверена, что знает о нем далеко не все, – предлагает вглядеться в шарм всех этих гласных-согласных и увидеть в них не носителей информации, а самостоятельные художественные образы. Она утверждает их красоту и право каждого на самостоятельную жизнь.

Даце Блума работает с фарфором начиная с 80-х годов прошлого века. С 1983-го по 1994-й создавала дизайн посуды для Рижской фарфоровой фабрики: на выставке можно увидеть некоторые предметы того периода из собрания музея. Ее почерку присущи лаконичность, даже минимализм (сказались годы учебы в Эстонской академии художеств), и именно это позволяет ей не отвлекаться от линий, которые делают неповторимыми шрифты. «Мой любимый белый лист – фарфоровая поверхность»: да-да, Даце сочинитель. Характеров, отношений, зависимостей, и это все о буквах. Которые было бы нелогично периодически не складывать в слова, афоризмы и оформлять уже их. «Это буквы, которым фарфор помог войти в помещение».

 

DSC07070--optДо 10 апреля желаю всем попасть в Художественное пространство театра «Дайлес» (центр Риги, улица Бривибас, 75, фойе на втором этаже) – на красивую выставку «Театр Байбы Пузиной». Красавица Байба (1944–1999 гг.) десять лет проработала в рижском Доме моделей, снималась для журнала «Ригас модес», работала в театре художницей по костюмам – вот они, фотографии, эскизы в рамах, готовые платья на манекенах. Вот то, в котором Вия Артмане играла Елизавету Английскую, – жемчужно-серое, переливчатое, с бусинами и воротником, высоко стоящим на проволочном каркасе. Присмотритесь – красоты от него не убудет даже тогда, когда вы поймете, из какой мишуры порой происходит театральная роскошь. А вот акварельные, карандашные варианты сценических нарядов – Байба «надевала» костюмы на персонажей, которых придумывала сама. Ее шаржевые характеристики можно принять за подсказку режиссерам, актерам, теперь нам. Теперь мы знаем: дама серо-синем была неприятной во всех отношениях, а дама в сиреневом ее не интересовала и потому осталась безликой. Коллеги запомнили ее смех из глубины безлюдного зала: она любила сидеть на репетициях. А они любили ее – и любят до сих, как видите. Не в каждом театре так умеют.

 

DSC07136--opt

Музей Романа Суты и Александры Бельцовой (центр Риги, улица Элизабетес, 57a, кв. 26) подготовил выставку «Роман Сута и Сигисмунд Видберг. Творческий диалог двух мастеров», которая продлится до 23 апреля и даст начало мероприятиям, посвященным 120-летию со дня рождения Романа Суты.

Согласитесь: с Романом Сутой (1896–1944 гг.), выдающимся представителем классического модернизма, мы знакомы ближе, чем с Сигисмундом Видбергом (1890–1970 гг.). Тем не менее оба состояли в одной «Рижской группе художников» и одновременно вышли из нее, оба основали знаменитую мастерскую по росписи фарфора «Балтарс», оба участвовали в становлении Рижского общества графиков, оба преподавали рисунок в Рижской народной высшей школе и были сценографами в Рижской опере, оба сочиняли карикатуры для журнала «Хо-хо» и даже в какой-то момент жили в одном и том же доме. И оба навсегда покинули Латвию во время Второй мировой войны: их объединяло творчество и время. А поскольку время было действительно одно, почему бы не проследить, как по-разному его интерпретировали два художника? Разные по стилю, их рисунки дополнили друг друга в том смысле, что показали, как воспринималась эпоха, сразу с двух ракурсов, и это только придало экспозиции объема, значимости и объективности.

На выставке представлены их работы тушью, скрепленные определенными темами, что помогает увидеть, насколько непохожими были эти люди. Один был джентльменом без сучка и задоринки, другого даже сегодня можно назвать хулиганом. Один экспериментировал, спешил, то и дело становился непохожим на себя прежнего, другой выписывал подробности. Видберг оформляет свою мыль более манерно: он придумщик и поэт. А Сута называет вещи своими именами и обходится без штриховки: он пишет кистью, размашисто и уверенно, он другой. У Видберга – образы, у Суты – люди. У Видберга – четкость, продуманность и обилие деталей, работающих на общую красоту рисунка. У Суты детали жизненны и больше работают на смысл. Кажется, хулиганы в этом мире все-таки побеждают.

В экспозиции представлены работы из собрания музея Романа Суты и Александры Бельцовой, Латвийского Национального художественного музея и частных коллекций.