Выставки в Риге. Февраль-2016. Часть вторая

Испания в цвету кисти Освальда Звейсалниекса, заснеженные  латвийские частности в исполнении Романа Коровина, Австралия и Новая Гвинея в представлении папуасов и аборигенов и даже собрание квилтов, сшитых лоскутницами из 14 стран: выставки конца февраля отразили мир разноцветным и безграничным.

 

DSC07175--opt

В галерее банка Rietumu (Рига, улица Весетас, 7) до 26 февраля рижан ждет выставка Аллы Давыдовой, заслуженного художника России. Название — «Петербургский акцент» — позволяет догадаться, что училась она в Ленинградском высшем художественно-промышленном училище им. В.И.Мухиной. Текстильное отделение училища художница окончила больше 20 лет назад и за это время создала 200 с лишним квадратных метров тканых изображений — для театров, концертных залов и частных собраний. Работы небольшого формата особенно интересны: Алла создает их на основе семейных фотографий, пожелтевших, выцветших. Черно-белому образу она может подарить краски, а может оставить все так, как было, сделав ножки девочки уже почти истаявшими, почти неотличимыми от фона. Получится «Портрет мамы в детстве».

Живопись Аллы — сдержанная, точная по колориту — позволяет вникать в процесс труда над картиной. Ты видишь, как художница пробует цвет, как добивается итога. Работы фактурны, мазки ощутимы, потеки нескрываемы: ее натюрморты и городские пейзажи — результат, плод сомнений. И в этом еще один «Петербургский акцент» экспозиции: интеллигент не утверждает, он ищет. И именно потому все делает хорошо.

 

DSC06591-_opt

До 27 февраля в галерее «Истаба» (улица Кришьяна Барона, 31а) приходите на «Одиссею» Иевы Маурите. Персональная выставка художницы, работающей в минималистской манере, предполагающей, скорее, немногословную черно-белую графику, чем масштабные холсты, представила характерные для ее почерка силуэты так, что, увеличившись, они не утратили изящества, но обрели новую силу. Почему «Одиссея»? Потому что все мы странники — то и дело отправляемся путешествовать в неизвестность. Оглядываемся на родной дом, запоминаем — и отраженный в сознании абрис тут же начинает разниться с оригиналом: мы помним не то и не так, стремимся не туда, куда нужно, и возвращаемся не туда, откуда пришли. Линейная схематичность картин Иевы делает мысль ясной, а черный фон уводит в ее бесконечную глубину. Одна из работ эту глубину демонстрирует — недолгие, непрямые и разрозненные белые линии ведут взор к единому черному центру, вы смаргиваете, прищуриваетесь, трете глаза… В каком-то смысле Иева — человек беспощадный. Она заставляет думать о том, о чем мы думать не всегда согласны.

 

DSC06595-_opt

В Латвийском музее фотографии (Старая Рига, улица Марсталю, 8) до 28 февраля ждут своих почитателей, и в том числе будущих, изысканные фотографии автора из Германии Мануэля Шредера — спокойные, неброские, на первый взгляд, даже немудреные. Фотограф фиксирует жизнь в момент, когда все линии вдруг начинают поддерживать или продолжать друг друга, блики — перекликаться в общей тональности, тени — отсекать лишнее, свет — выделять только то, что выделять стоит. В его работах ничего не происходит, движение отсутствует, звуки приглушены: гомонить в них просто некому — людей он снимает издали или заслоняет предметами так, чтобы мы занимали минимум пространства. Он соблюдает пропорцию, в которой в мире представлен человек: его мало — природы много. Хотя, конечно, говорить о природе, глядя на фотографии Шредера, сложно: он урбанист. И потому скажем так: интерьеров и строений у него много — человека чуть. Близкую сердцу каменную пустыню Мануэль Шредер обнаружил в Латвии, в Даугавпилсе, назвал этот город красивым — и доказал, подчеркнув не унылую повторяемость, а ритмичность линий типовых многоэтажек, родных для всего населения спальных районов европейских городов. «Европа — большая строительная площадка без конца и края», — говорит художник и представляет не географию, а одновременно прошлое и настоящее места. В нем были вывески, обозначения улиц, скамейки во дворах — облупились и превратились в детали композиции, а она у этого мастера совершенна. Мультимедийный художник, музыкант и — в данном  случае — фотограф, он примиряет нас с действительностью. И, практически не подвергая свои документальные снимки постобработке, доказывает: красота картинки зависит от точки зрения. Не от ракурса — от умения видеть лучшее.

 

DSC07581--opt

Рижская галерея CUB (бульвар З.А.Мейеровица, 6) теперь имеет постоянную экспозицию, и состоит она из работ художников, которые выставлялись в «Кубе» прежде:  А.Лабас, Д.Крымов. В.Чтак, О.Кулик, А.Бартенев, М.Остер, А.Бродский, М.Митурич, Д.Кольцов, А.Салахова, С.Цигаль… В Латвии их работы можно увидеть только здесь. CUB знакомит нас с актуальным искусством России, но до конца месяца отвел два выставочных зала под картины рижского художника Романа Коровина, который в прошлом году представлял Латвию на Венецианской биеннале.

Роман часто делает парные работы. Размещает рядом пейзажи, на которых можно увидеть предметы издали и поближе: мы словно подходим к тому, что заметили, знакомимся, вникаем в суть. Диалог полотна с полотном заполняет пространство между ними неким временем, отведенным для того, чтобы мы захотели к чему-то присмотреться и сочинить об этом историю. Причем то, что обнаружится, словно явится изнутри настроения, в которое уже погрузился взгляд. Найденное может быть едва различимо, явиться и почти растаять на наших глазах — «Следы на снегу», «Вещи на льду», непонятно чьи, просто помогающие вглядеться в заснеженное пространство его картин и сделать его не просто красивым — интригующим.

 

DSC07165--opt

Художник РУТКО до 29 февраля будет представлять в художественной галерее PopUp (центр Риги, улица Дзирнаву, 67, шестой этаж торгового центра Galleria Riga) своих «Сестричек», написанных за последний год, — девушек в костюмах медсестер, с которыми все понятно. Бог с ними, с сестричками, покупатели для которых всегда найдутся; и с портретом Владимира Путина, которого нынче пишут даже ленивые; даже с занятным стоматологом в клоунском гриме с улыбкой на тему: «Ну как там наш зубик?». Я не о них — я о еще одной художественной проделке живописца, выставленной в зале вместе с работами остальных авторов галереи. Там он другой — готовый посмеяться не над другими и не над собой, а просто ПОСМЕЯТЬСЯ. Там висит его синющее полотно с поставленным по центру оленем. Олень смотрит на нас, слепя глазом, как фонариком.  Все.

 

DSC07366--optВ галерее «Пегас» (Тихий центр Риги, улица Рупниецибас, 18) до 4 марта открыта выставка «Бастионная горка и другие истории». Иева Царука представила на ней  свои «рисунки на холсте». Будучи и живописцем, и графиком, она решилась писать тушью по холсту. А поскольку тушь бывает цветной и черной, кисти для нее — тонкими, широкими, к ним перышко, — возможностей для фиксации зарисовок городской жизни оказалось немало. При совмещении нескольких историй на одном «листе», словно в альбоме для зарисовок, это позволило выделить каждую из них в отдельный мирок: что-то главное и крупное; что-то занятное, но мелкое; что-то обобщенное — размытое или обозначенное лишь по контуру. И все вместе на удивление разное — расцвеченное или упавшее в глубокую тень.

 

DSC07787-_opt

В той галерее «Даугава», которая в Тихом Центре, на улице Аусекля, 1, до 12 марта поклонников творчества Майи Табаки ждет выставка ее новых работ «Южные сады» — картины созданы в основном в прошлом году, но есть по одной из  2005, 2009 и 2014 годов. Много солнца, совсем немного архитектуры и интерьеров, животные, растения — и все декоративно, все на грани фантазии и реальности и отвечает самым причудливым представлениям об изобилии юга.

 

DSC05904-_opt

До 13 марта обязательно нужно выбраться на персональную выставку Петериса Сидарса «Ощутимое движение» в выставочном зале «Арсенал» (Старая Рига, улица Торня, 1). Человек, готовый превратить в предметы искусства все, что видит, Петерис Сидарс заполнил ими два огромных зала на первом этаже «Арсенала». По образованию он художник по текстилю, но делает все — и панно, и инсталляции, и картины, и скульптурные объекты. Потому что его фантазию заводит с четверти оборота тоже все — от спичек, которые он может сложить во взрывоопасную гору и назвать «Цитаделью», от одноразовых вилок, которые он навеки скрепит друг с другом и превратит в панно, до пятен на одежде, обложке журнала, картонной упаковке, темном и светлом фоне: он эти пятна нарисует, дорисует, разнообразит, дополнит брызгами, потеками, выстроит в ряды. Чтобы вглядывались и понимали: любования в этой жизни достойна любая случайность, обретшая форму.

Первый зал до закутков заполнила композиция художника «Поток» — бесконечно длинная и широкая и ламинированная лента с массивами красок, перетекающих друг в друга. Пленка покачивается, извивается, цвета совмещаются — то эти, то совсем другие — и включают в изображение людей, пришедших на выставку. Они тоже — часть жизненного потока, и потому хороши.

 

DSC07795-_opt

В галерее Māksla XO (центр Риги, улица Элизабетес, 14) до 15 марта будут открыты сразу две выставки, объединенные тем, что явно противопоставлены друг другу: «Сад» одного автора  — Кристапа Зариньша, светлый, цветущий, цветастый, и «Черные картины» 13 латвийских художников. Черненькая тема черна не по содержанию, а по форме. Авторы запрятали, укутали в почти отсутствие цвета и света все что можно — пейзажи, лица, силуэты, огоньки, которые порой лишь угадываются, лишь намекают о себе, да и то если посмотреть на картину под определенным углом. Здесь все помещено не во тьму, а в тайну, готово отослать к черному квадрату Малевича, где есть все и одновременно нет ничего, или просто рассказать о чем-то, пользуясь минимумом средств. Эти художники именно такие и есть — сосредоточенные и умеющие уйти в себя.

 

DSC07766--opt

В галерее «Даугава» — той, что в Старой Риге, на улице Алксная, 10/12, — до 19 марта продлится время персональной выставки Освальда Звейсалниекса «Испания». «Певец родного края» — Латгалии, на сей раз он предлагает нам путешествие по теплым и солнечным местам. В картинах, написанных в период с 2010 по 2015 год, Испания предстает как страна очень яркая — и очень близкая: ее пейзажи с пейзажами латвийскими роднит цветовая гамма художника. Сказать, что там он обнаружил те же краски, что и в прохладном родном краю, значит еще раз поговорить о щедрой палитре мастера: его глаз готов радоваться всему и везде. «Живописцу так же, как музыканту или литератору, необходимо ощутить определенную творческую раскованность, обострить восприятие», — уверен он, и мы можем видеть, как он понимает творческую свободу. По Звейсалниексу, она дает право играть всеми цветами сразу, по-детски жадно используя краски и не оставляя в запасе ничего. Он дарит нам максимум того, что может, он сердечен, его палитра насыщенна и приучена передавать не столько состояние природы, сколько ощущения, которые она рождает в человеке. А вглядеться в любой из участков любой работы Звейсалниекса — значит обнаружить, как непрост этот мир и лад между цветами: мазки толкаются, вибрируют, проникают друг в друга, один сквозь другой просвечивают. И в результате являют полутона, которые рождаются отнюдь не только путем смешения на палитре. В результате рождается Испания, которую при желании можно увидеть везде.

 

DSC07384-_opt

В Рижском Художественном пространстве (Старая Рига, улица Кунгу, 3) до 27 марта будет открыта выставка современного искусства «Затерянное в архиве», настолько неоднородная, что идти туда просто необходимо каждому, потому что каждый неизбежно найдет там что-то интересное для себя.

Архивная тема беспокоит мир, потому что в принципе это тема отношений прошлого с настоящим: что выбрасывать, что хранить, а если хранить, то зачем? Былое должно быть приспособлено под нужды сегодняшнего дня — именно этим авторы выставки и занимались. 27 художников из Колумбии, Литвы, Нидерландов, Пакистана, Польши, России (Дагестан), Финляндии, Эстонии и Латвии, воспользовавшись архивными материалами — а такие есть не только в государственных учреждениях, но и на чердаках, и на антресолях, — общими усилиями интерпретировали тему сохранности того, что когда-то сделал человек, как тему смысла его жизни. Среди очень много прочего обязательно отыщите закуток, где показывают видео Таус Махашевой из Махачкалы. Свой короткий фильм она сняла в горах. Канатоходец (Расул Абакаров, танцовщик в пятом поколении) занимается тем, что переносит картины дагестанских художников через пропасть с одной вершины на другую. Туда, где стоит стеллаж, как в музейном хранилище, открытый дождям, снегам и ветрам. Кто-то отдает творчеству жизнь. Кто-то рискует жизнью, чтобы обеспечить картинам защиту. А со стороны видишь, что в итоге бессмысленным оказывается даже это — смертельный риск во имя искусства и искусство само по себе.

 

DSC05997--opt
Тем, кто любит, чтобы «как в жизни»,
рижский Дом Менцендорфа (Старая Рига, улица Грецениеку, 18)  подготовил уже традиционную для нашей зимы выставку восковых фигур: они вписываются в старинные стены как родные. Нынешняя «Мировая история в восковых фигурах» — это около четырех десятков работ, десять из которых приехали в Ригу, чтобы порадовать детей и явить им анимационных и киногероев «как живых». Взрослые обижены не будут — улыбнутся Моне Лизе, какой они могла быть, когда позировала Леонардо да Винчи, увидят Дали за работой, а с ним и Геродота, и Петра Первого, и Людвига Баварского, и Марию Кюри рядом с Эйнштейном, и Наполеона с Чингисханом вместо Магомета… Над созданием каждого такого персонажа работает от восьми до 12 мастеров: это плоды коллективного авторства, но существуют в единственном экземпляре. Куратор проекта  Армен Арутюнян — единственный, кто занимается восковыми фигурами в странах Балтии и Скандинавии, — привез экспонаты из Санкт-Петербурга, Голландии и Эстонии. Копии великих и знаменитых будут гостить у нас до 1 апреля.

 

DSC07516--opt

В Рижском музее фарфора (Старая Рига, улица Калею, 9/11) до 3 апреля будет открыта персональная выставка Даце Блумы «Игра букв на фарфоре» — красочные графические композиции из блюд, каждое из которых украшено не цветочками — единицами письменной речи или даже их фрагментами. Правильно расставив предметы, вы получите букву — а при желании разберете ее на части, что позволит залюбоваться игрой линий и даже мысленно не произносить ни звука. Художница упорно рассматривает алфавит и до сих пор уверена, что знает о нем далеко не все, — предлагает вглядеться в шарм всех этих гласных-согласных и увидеть в них не носителей информации, а самостоятельные художественные образы. Она утверждает их красоту и право каждого на самостоятельную жизнь.

Даце Блума работает с фарфором начиная с 80-х годов прошлого века. С 1983-го по 1994-й создавала дизайн посуды для Рижской фарфоровой фабрики: на выставке можно увидеть некоторые предметы того периода из собрания музея. Ее почерку присущи лаконичность, даже минимализм (сказались годы учебы в Эстонской академии художеств), и именно это позволяет ей не отвлекаться от линий, которые делают неповторимыми шрифты. «Мой любимый белый лист — фарфоровая поверхность»: да-да, Даце сочинитель. Характеров, отношений, зависимостей, и это все о буквах. Которые было бы нелогично периодически не складывать в слова, афоризмы и оформлять уже их. «Это буквы, которым фарфор помог войти в помещение».

 

DSC07100-_opt

До 10 апреля желаю всем попасть в Художественное пространство театра «Дайлес» (центр Риги, улица Бривибас, 75, фойе на втором этаже) — на красивую выставку «Театр Байбы Пузиной». Красавица Байба (1944—1999 гг.) десять лет проработала в рижском Доме моделей, снималась для журнала «Ригас модес», работала в театре художницей по костюмам — вот они, фотографии, эскизы в рамах, готовые платья на манекенах. Вот то, в котором Вия Артмане играла Елизавету Английскую, — жемчужно-серое, переливчатое, с бусинами и воротником, высоко стоящим на проволочном каркасе. Присмотритесь — красоты от него не убудет даже тогда, когда вы поймете, из какой мишуры порой происходит театральная роскошь. А вот акварельные, карандашные варианты сценических нарядов — Байба «надевала» костюмы на персонажей, которых придумывала сама. Ее шаржевые характеристики можно принять за подсказку режиссерам, актерам, теперь нам. Теперь мы знаем: дама серо-синем была неприятной во всех отношениях, а дама в сиреневом ее не интересовала и потому осталась безликой. Коллеги запомнили ее смех из глубины безлюдного зала: она любила сидеть на репетициях. А они любили ее — и любят до сих, как видите. Не в каждом театре так умеют.

 

DSC07623-_opt

До 17 апреля в художественном музее «Рижская Биржа» (Старая Рига, Домская площадь, 6) всех ждет выставка, которую нельзя пропустить ни под каким предлогом: «Искусство аборигенов и папуасов». К ритуальным маскам или символическим фигурам предков вы можете относиться как угодно — с интересом или с вежливой опаской, можете стремиться на выставку с целью узнать новое или пощекотать нервы: она превзойдет любые ожидания. И сделает главное: даст понять, насколько более цельно и гармонично, в отличие от нас, воспринимают мир коренные жители Австралии и Новой Гвинеи.

Человек у них никогда не бывает одиноким, и в этом его сила: он часть прошлого и часть будущего, часть мира, в котором плавают в небе рыбы и животные красиво едят друг друга. Он часть природы, которая защитит, если попросишь. Человек существует в их мире не просто одновременно, а наравне с птицами, насекомыми, растениями: все для художников интересны, равновелики  и, какую работу ни возьми, все представлены во взаимосвязи. Изображение руки в любой момент может графически перетечь в стебель речного растения или затеять перекличку с крылом невиданной птицы. Именно что невиданной: аборигены и папуасы не копируют действительность — они ее стилизуют и занимаются только изображением своего представления о ней. Представить как реальность они могут и то, что было, и то, чего, по сути, быть не может. Мистическое и достоверное в этом искусстве питают друг друга и выглядят так, что одно от другого не отличишь. Потому что искусство, как капля росы, должно собирать все наши представления о Вселенной в небольшой точке.

 

DSC07155--opt

Музей Романа Суты и Александры Бельцовой (центр Риги, улица Элизабетес, 57a, кв. 26) подготовил выставку «Роман Сута и Сигисмунд Видберг. Творческий диалог двух мастеров», которая продлится до 23 апреля и даст начало мероприятиям, посвященным 120-летию со дня рождения Романа Суты.

Согласитесь: с Романом Сутой (1896—1944 гг.), выдающимся представителем классического модернизма, мы знакомы ближе, чем с Сигисмундом Видбергом (1890—1970 гг.). Тем не менее оба состояли в одной «Рижской группе художников» и одновременно вышли из нее, оба основали знаменитую мастерскую по росписи фарфора «Балтарс», оба участвовали в становлении Рижского общества графиков, оба преподавали рисунок в Рижской народной высшей школе и были сценографами в Рижской опере, оба сочиняли карикатуры для журнала «Хо-хо» и даже в какой-то момент жили в одном и том же доме. И оба навсегда покинули Латвию во время Второй мировой войны: их объединяло творчество и время. А поскольку время было действительно одно, почему бы не проследить, как по-разному его интерпретировали два художника? Разные по стилю, их рисунки дополнили друг друга в том смысле, что показали, как воспринималась эпоха, сразу с двух ракурсов, и это только придало экспозиции объема, значимости и объективности.

На выставке представлены их работы тушью, скрепленные определенными темами, что помогает увидеть, насколько непохожими были эти люди. Один был джентльменом без сучка и задоринки, другого даже сегодня можно назвать хулиганом. Один экспериментировал, спешил, то и дело становился непохожим на себя прежнего, другой выписывал подробности. Видберг оформляет свою мыль более манерно: он придумщик и поэт. А Сута называет вещи своими именами и обходится без штриховки: он пишет кистью, размашисто и уверенно, он другой. У Видберга — образы, у Суты — люди. У Видберга — выписанность, четкость, продуманность и обилие деталей, работающих на общую красоту рисунка. У Суты детали жизненны и больше работают на смысл. Кажется, хулиганы в этом мире все-таки побеждают.

В экспозиции представлены работы из собрания музея Романа Суты и Александры Бельцовой, Латвийского Национального художественного музея и частных коллекций.

 

DSC01042--opt

В Культурном центре «Ильгюциемс» (Рига, улица Лидоню, 27) стоит увидеть  удивительный экспонат — «Рижский квилт дружбы», созданный 120 лоскутницами из 14 стран мира. Коллективная работа участниц Международного фестиваля «Рижская текстильная мозаика» из Африки, Бельгии, Великобритании, Германии, Израиля, Казахстана, Латвии, Литвы, России, США, Украины, Финляндии, Франции и Эстонии рождалась так: художницы привезли в Ригу или прислали по почте 150 мини-квилтов заданного размера. Блоки были сшиты в масштабное панно размером 7,50 м на 1,80 м и сложились в гигантский квилт, занявший стену парадного лестничного пролета: получилось «одеяло», собранное с миру по лоскутку. Для справки: квилты представляют собой многоцветные картины из кусочков ткани, состыкованных в портреты, пейзажи, сказочные картинки или подробные рассказы о мудреных цветовых переходах от светло-сиреневого в легких разводах к кремово-белому в цветок.