Выставки в Риге. Июль-2016. Часть вторая

430

Середина лета, как оказалось, — время выставок самых грандиозных. Или выставок, срок которых продлевается и продлевается, потому что они действительно хороши.

 

sarma antonova_opt (1)

В галерее Art studio No.1 (Рига, улица Авоту, 32) смотрите выставку, приуроченную к выходу второй книги Сармы Антоновой «Воспоминания в стиле пэчворк». Сарма дружит с художниками и попросила их проиллюстрировать книгу: каждый выбирал для себя рассказ по вкусу. А поскольку проект был отнюдь не коммерческий, в благодарность за иллюстрации Сарма вязала авторам, их женам, детям и внукам  носки. Так что не удивляйтесь, когда рядом с работами Ины Воронцовой, Моисея Зуховицкого, Аллы Королевой, Николая Кривошеина, Людмилы Перец, Иевы Царуки и других вы увидите на стенах галереи вязаные лоскутные полотна Сармы Антоновой. С миру, с каждой пары носочков по нитке — вот вам и пэчворк.

 

DSC02541-_opt

Посетить галерею Apsīda (Старая Рига, улица Скарню, 10/20) по 28 июля просто необходимо: там Иева Круминя, профессор и глава кафедры художественного текстиля Латвийской художественной академии, показывает свое «Поле желаний». Художница работает с особым материалом — бытовыми отходами из пластика, расплавленными и раскатанными в пленку. На пленку она где наносит изображения (серебряная, золотая, реже — другие краски), где продавливает ее, а где, как из тончайшей бумаги, вырезает из нее рельефы. Работы получаются ажурными и отбрасывают тени, которые продолжают работать на смысл. Когда словно отлитые из драгоценного метала травинки покачиваются на фоне собственных «негативов» — это о том, как бесценен и уязвим наш мир. Когда рассказ о смысле человеческой жизни и единстве всего сущего ведется с помощью пэт-бутылок — это о нашем праве исправлять ошибки цивилизации.

 

DSC00338--opt

Ровно в 120-й день рождения Романа Суты Музей театра Эдуарда Смильгиса (Рига, улица Э.Смильгя, 37/39) начал подробно знакомить посетителей с художником как сценографом — и будет знакомить вплоть до 28 июля. Эскизы костюмов и декораций, фотографии постановок дополнены интерактивными объектами, без которых сейчас не согласен обходиться ни один музей. Можно присесть к столу и пособирать эскизы из кубиков (каждая сторона отвечает за свой спектакль),  а можно подойти к волшебному экспонату, сделанному Иваром Новиком, — сфотографированной ракушке зала нашей Оперы с «прорубленным» в глубину пространством сцены, — нажать на кнопку, поменять расписанный задник и подвигать фигурками из балета Стравинского «Пульчинелла».

 

DSC03213--opt

В галерее RIXC (центр Риги, набережная 11 Ноября, 35, вход с улицы Минстерияс)  до 31 июля продлено время выставки Анты Пенце «Меня ищут». Анта — выпускница отделения визуальной коммуникации Латвийской Академии художеств — за два года сочинила целую галерею работ, в которых источники света взаимодействуют с чистой и белой бумагой. Листы соединены скрепками в не так чтобы очень тонкие стопки и, как оказалось, сказочно пропускают свет. Любопытные, а их на выставке — каждый первый, пытаются разглядеть объекты сбоку, с изнанки и ничего нового не находят: да, люминесцентные лампы рисуют белым — почти прозрачным по непрозрачному, да, лампы накаливания выдают сепию. Прежде чем заслонить лампу бумагами, художница прорезает в них узоры, изображения, и слои, наложившись друг на друга, выдают богатую гамму оттенков одного и того же цвета. Изображение разбивается на планы, картинка становится объемной, где четкой, а где размытой. Папка из листов может распушиться по краям, и там появится другая тональность — как разводы на акварели. Не дотягиваясь до закоулков изображения, электричество позволяет залегать там плотным теням, но чем ближе к источнику освещения, тем больше цвета, прозрачности, ясности, тем ближе к разгадке сюжета.

 

DSC02481-_opt

В Латвийском фотомузее (Старая Рига, улица Марсталю, 8) до 31 июля будет открыта выставка работ членов творческой группы Concrete Collective под названием «Покажи мне забытые места. Concrete Collective — группа интернациональная и состоит из пяти участниц:  это Христина Вазу и Мария Мошу из Греции, Лара Кьярбеллини из Италии, Ута Бейере из Германии и Гунта Подыня из Латвии. Все они получили степень магистра в колледже Лондонского университета искусств и каждая представила по серии документальных снимков, а все вместе — проект «Привычный LIKE в эпоху интернета».

Сначала о «Привычном лайке». Магистрантки «процитировали» фотографии, выложенные в интернет, выстроили в буквы, составили из них слово LIKE, и мы увидели одобренные обществом «карточки», которые раньше могли быть лишь частью семейных альбомов. Что в наше время можно узнать о человеке? Да что угодно. Можно полюбоваться, как выглядит его кот во сне и какие его хозяин умеет строить рожи. Ясно, что через какое-то время эстетические качества таких картинок отойдут на второй план — останется ценность документа. А если в любительских кадрах с композицией проблемы, все можно откорректировать последовательностью кадров, чтобы они комментировали и дополняли друг друга. Два яблочных огрызка на асфальте, состыкованные с двумя бульдогами на нем же, выглядят как шутка над экстерьером породы, а три белые собаки рядом с тремя резиновыми пупсами превращаются в игрушки для взрослых.

Авторские фотографии гораздо менее спонтанны и «нечаянны», чем интернетовские, что не делает их менее документальными. Они тоже скомпонованы в соответствии с принципом непрерывности жизненного потока: при оформлении выставки отпечатки были максимально приближены друг к другу и потому образовали общий контекст. Жена депутата Христина Вазу в серии «Закулисье греческого кризиса» объединила семейные снимки со снимками на политические темы и показала, как тесно наше существование связано с общественным устройством страны.  А Мария Мошу представила серию «Хочу быть принцессой, когда вырасту», снятую в детских домах Европы, где провела немало месяцев и вот теперь показывает нам быт подростков, вплотную подошедших к возрасту принцесс.

 

DSC03103-_opt

Выставку «Некролог» и естественный порядок вещей» (галерея Латвийского Союза художников, центр Риги, набережная 11 Ноября, 35, открыта до 1 августа) художник-живописец Янис Пурценс собрал из рам со стеклами, которые когда-то были окнами Дома художника. Спасти предмет, изменить его ценость, придать ему новый смысл — уже поступок. Нарушив естественный порядок вещей, автор подвесил объекты в пустоте под разными углами — покачиваясь, они словно иллюстрируют, как движется время по ту сторону бытия: по сути, их нет, но они есть, а главное — были. Окна стали памятником Дому художника, каким он был прежде, и пришли к нам со всем, что накопилось на них начиная с даты установки, а это 1953 год. Паутина, трещины на краске остались синонимами распада и в то же время превратились для художника в средства изображения: вместо холста и масла — «дерево, стекло, пыль & сажа». Выставка посвящена 75-летию Латвийского Слоюза художников и 15-летнему юбилею музея Союза.

 

DSC03134--opt

Галерея Māksla XO (центр Риги, улица Элизабетес, 14) представляет Мадару Нейкену и ее «Бесконечность». Бесконечность ограничена по времени — 2 августа. А в остальном все почти соответствует названию: белые стены галереи будто раздвинулись — с ними почти слились светлые живописные полотна без названий. А там лето — легкое, радостное, вы словно входите в эту среду, пейзажи слепят вас со всех сторон, и вы вспоминаете о зное, отдыхе — почти сне на песке под далекий звон пляжного мяча.

«Юрмала для меня — бесконечность», — говорит художница. И пишет картины как «рассказы о каком-то конкретном и в то же время абсолютно неконкретном месте, позволяющем перейти в другую реальность». В этой реальности искривляются горизонты — уж больно горяч воздух. В ней просыпаются, прищуриваются и видят вдали истаявшие на свету фигурки. Не столько люди, сколько обозначения того, что ты не один, не столько пляж с подробностями, сколько атмосфера отпуска с кратким перечнем главного, что в ней есть на данный момент: море, берег и счастье.

 

DSC01667_opt

В Рижском Музее фарфора (Старая Рига, улица Калею, 9/11) до  7 августа  можно увидеть фарфор Беатрисе Карклини (1933). Многолетний работник художественной лаборатории Рижского фарфоро-фаянсового завода, она во многом определила стиль его продукции. Экспозицию под названием «Индустриальный романтизм» составили предметы, растиражированные на заводском конвейере; штучные, сделанные по спецзаказу и расписанные вручную; и новые авторские изделия 2012—2016 годов. Вазы, сервизы, предметы декора, тарелки: вроде бы, все как всегда. Но какие же они, оказывается, разные, эти в прошлом анонимные авторы продукции нашего фарфорового завода, и как по-разному украшали наш быт! Семье художницы особенно повезло — этим людям до сих пор служит сервиз 1979 года «Поэма о цветах». Пьют пахучий чай и наблюдают, как расцветают на внутренних стенках чашек луга.

 

DSC02000-_opt

Стены церкви Св. Петра (Старая Рига, улица Скарню, 19) до 7 августа будут украшать больше четырех десятков пейзажей и натюрмортов Гундеги Ранцане, которые она написала за последние три года, и некоторые из тех, которые прежде не выставляла. Только подумаешь, что пейзажи ей удаются больше, чем натюрморты, как обнаружишь замечательный букет лука — головки и перья при них: пышный, тяжелый, словно положенный пианисткой на крышку рояля в перерыве между ноктюрном и прелюдом. Красота повседневности должна занимать художника, и тем не менее занят ею далеко не каждый. А Гундега готова блуждать по зарослям борщевика (растение семейства зонтичных: некоторые его виды идут на силос), как по дремучему лесу из сказки. «Краски, запахи, вкусы, звуки, ощущения рождают во мне такое обилие эмоций, что появляется необходимость рассказать об этом не только словами», — говорит художница. А если честно — могла бы и не говорить.

 

DSC02104-_opt

На втором этаже культурного центра «Ильгюциемс» (Рига, улица Лидоню, 27) до 7 августа вас ждет персональная выставка работ Юриса Германиса «Оглядываясь», приуроченная к 75-летию художника. Акты, пейзажи, натюрморты, портреты людей известных и неизвестных, режиссеров и трубочистов: художник он разный. Писал много и, будучи профессионалом, за 50 лет не мог не встретиться с удачей. Его картины хранят музеи, в числе которых Латвийский Национальный художественный музей и Музей Союза художников Латвии. Тогда почему «Ильгюциемс», спросите вы? Да потому что здесь Ю.Германис руководит народной студией живописи Grīva без малого 20 лет. Сплошные юбилеи у человека.

 

DSC03070--opt

В Латвии проходит Первая международная биеннале искусства керамики, и галерея Латвийского союза художников (центр Риги, набережная 11 Ноября, 35) до 15 августа будет представлять «Современную керамику Латвии». Шесть авторов разных возрастов — от 1951-го до 1978 года рождения — показывают здесь скульптуру малых форм, посуду, светильники, дизайнерские объекты. Люди разные и материалы разные: керамика, порой расписанная акриловыми красками и разрисованная карандашом, а рядом фарфор, стекло, шамот, каменная масса… Элита Титане ценит в профессии элемент игры, Юта Риндиня называет себя эклектиком, импровизатором, немного символистом. На выставке понимаешь, что современный керамист — человек рисковый, мыслящий и веселый.

 

DSC01820--opt

Не так долго, как хотелось бы — всего до 21 августа — в выставочном зале «Арсенал» (Старая Рига, улица Торня, 1) продлится время выставки современного немецкого искусства «Избирательное сродство». Это первая в Риге столь масштабная ретроспектива  современного (начиная с конца шестидесятых годов прошлого века) немецкого искусства. Для того, чтобы подготовить экспозицию и представить на ней 77 произведений 53 авторов, было привлечено 45 собственников художественных собраний, в числе которых — престижные выставочные залы, музеи Германии и ведущие частные коллекционеры из Германии, Швейцарии, США и Израиля. Ценность произведений, гостящих сегодня в «Арсенале», превышает 100 миллионов евро: скульптура,  живопись, графика, фотография, инсталляции, произведения концептуального искусства… Информация для тех, кого даже сухой перечень фактов задел за живое: по четвергам «Арсенал» проводит акцию «Хороший день» и продает билеты всего за 1,50 евро.

 

DSC02554-_opt

В Рижском художественном пространстве (Старая Рига, улица Кунгу, 3) в канун Лиго открылась выставка американской графики «Назад, в хаос», которая продержится здесь до 21 августа.

На выставке представлены работы отдельных авторов и объединений Cannonball Press, Burning Bones и Out Law Prints — все они разные, но все как один иронизируют над своим временем, чужим искусством и над собой: американцы ведут себя как носители альтернативной культуры. У входа висит работа, отсылающая к «Акуле в формалине» английского художника Дэмьена Херста. Современные авторы пустили акулу на фарш: давно пора. А теперь смотрим, как выглядит фарш, предложенный взамен былых достижений…

 

DSC02721-_opt

Сказать что-то новое о выставке «Время и творчество Леона Бакста» мы уже вряд ли сможем. Проходит в музее «Рижская Биржа» (Старая Рига, Домская площадь, 6), продлится до 28 августа, приурочена к 150-летию художника, состоит из пейзажей, портретов, афиш, эскизов Бакста и сшитых по ним театральных костюмов. А еще из работ современников, соратников Бакста по «Миру искусства» и парижским «Русским сезонам» — Сомова, Н.Рериха, Врубеля, Бенуа, Шагала, Петрова-Водкина, Остроумовой-Лебедевой, Коровина, Кустодиева, Добужинского, Чюрлениса, Жана Кокто… Латвийский Национальный художественный музей выставил полотна двух выдающихся латвийских живописцев того времени — Вильгельма Пурвита и Йохана Валтера. Помимо нашего музея экспонаты представили Санкт-Петербургский Государственный музей театрального и музыкального искусства, Литовский художественный музей, Фонд Александра Васильева и минский «Белгазпромбанк».

 

DSC00848--opt

До 28 августа людям сознательным, любознательным и со вкусом придется подниматься на четвертый этаж обновленного здания Латвийского Национального художественного музея (центр Риги, улица Кр.Валдемара, 10). Высоко, под ногами стеклянный пол, но делать нечего: там обосновалось «Серебро/золото» великого Бориса Берзиньша (1930—2002). Художник завещал свои работы музею, и открыть здание после реконструкции именно его работами — значит в чем-то пойти на ответный жест: до конца лета мы подарили ему чудесные залы с дощатыми стенами под самой крышей.

Для выставки отобрано свыше полусотни произведений, созданных художником после 1959 года: масляная живопись, коллажи, композиции с применением серебряных и золотых пластин, рисунки шариковой ручкой. Борис Берзиньш — профессор Латвийской Академии художеств, почетный член Латвийской Академии наук, кавалер ордена Трех звезд, пожизненный стипендиат Государственного фонда капитала культуры и лауреат премии Спидолы этого фонда за вклад в искусство — говорил: «Меня не интересует пространство, меня интересует форма». И работал с формой увлеченно — можете спорить, но мы настаиваем, — как никто. Искал, находил цветовую гамму Рембрандта и выписывал кистью прямо по центру работы: Rembrandt. Сочетал дерево с мешковиной, процарапывал и «морщил» краски, встраивал в изображения даты и слова: каждый сюжет требовал открытий, и он их делал одно за другим.

 

DSC03157-_opt

В Доме Менцендорфа (Старая Рига, улица Грециниеку, 18) до 31 августа будет открыта выставка рабочей одежды XIX—XX веков, привезенной к нам из Вендама (Нидерланды), и из собрания Музея истории Риги и мореходства. Самое трогательное в этой истории — в том, что музей отважился на подобную экспозицию именно сейчас и пошел на создание некоторого противовеса роскошным одеждам из Фонда Александра Васильева, красующимся неподалеку — в Музее декоративного искусства и дизайна. Тамошней парче да вышивке бисером противостоит штопаный-перештопаный ситчик да штаны крестьянина, ставшие штанишками после стирки и дождей. В чем шили чужие наряды портнихи? В чем шагали по шпалам путевые обходчики? В чем люди добывали торф, ловили рыбу, слесарили, пекли торты не для себя? Каналы они рыли в нижнем белье, чтобы не украсить пятнами пиджак: он единственный, он «на выход». Фасоны робы были свободны от модных поветрий и подчинялись другим правилам: если рубаха спереди короче, чем сзади, значит, ее владелец часто нагибается, и нужно, чтобы не оголялась спина.

Музей, располагающий одной из самых крупных коллекций рабочий одежды в Нидерландах, привез и ее, и фотографии людей, которые ее носили. Старинные лица, каких больше не встретишь — внимательные, неулыбчивые, — напряженные позы, и чуть ли не у каждого третьего на руках дворняжка, член коллектива. А что представил Музей истории Риги и мореходства? Выставил несколько костюмов, но главное — развеселил. В числе наших экспонатов — девичья школьная форма 1959 года с алым галстучком. Учеба — тоже труд, и нелегкий.

 

DSC01466--opt

В галерее «Даугава»  (Тихий центр, улица Аусекля, 1) пейзажистка Даце Лиела сосредоточилась на «Море» и только на нем. Выставка продлится до 1 сентября.

Когда на море смотришь с одной и той же точки в разные дни и часы — видишь не воду и не небо над ней: видишь состояния стихий и понимаешь, как разнообразны их отношения. Луна тянет по воде свои дорожки, дождь долбит по ней узорным мелким горошком… Море в непогоду, море почти ночью, горизонт чуть выше, чуть ниже — вы сравниваете увиденное там и здесь, и чем больше вариантов, тем лучше понимаете: море — вечное, потому что — по большому счету — всегда одно и то же. А настроением его наделили вы.

 

DSC02588-_opt

В «Пегасе (центр Риги, улица Рупниецибас, 18) — «Летняя выставка», и продлится она до конца сезона. В числе прочих авторов (Дита Лусе и Антра Ивдра) — Зане Лусе: всего семь работ, нежных, минорных, философичных. Приходите посмотреть, как ловит рыбу мальчик, стоя по щиколотку в воде голубого земного шарика: поймал, пожалел, вот-вот отпустит. Или как бродят по полям грустные джентльмены в костюмах и при шляпах: они за столбами с колючей проволокой, их кто-то пасет.

 

DSC02063-_opt

В Рижском центре югендстиля (центр Риги, улица Алберта, 12) выставка предметов из фондов музея «Ретроспектива II» будет открыта до 11 сентября.

«Ретроспектива II» — потому что в прошлом году уже была своя «Ретроспектива» и вызвала большой интерес. Традицию решили продолжить — в этом году и в этом же время музей опять показывает лучшее, чем обладает, демонстрирует поступления последнего года и отреставрированные предметы, которые наконец обрели презентабельный вид. У каждой вещи — своя история: какие-то были принесены в дар, какие-то пришлось разыскивать и покупать. Музей, начинавшийся в 2008 году с нуля, теперь распоряжается более чем шестью тысячами единиц хранения, и примерно половина из них появилась здесь благодаря деятельному участию рижан.

 

DSC01392--opt

Галерея Putti (Старая Рига, улица Марсталю, 16), представляющая творчество ювелиров, обновила экспозицию и дала ей название «Выставка современных украшений. Разговор с облаком». До 15 сентября искать общий язык с облаком будут в основном мастера из Латвии. В числе художников, участвующих в экспозиции, — Марис Шустыньш, автор украшений, роскошных не столько по материалам, сколько по манере исполнения.  А материалы-то как раз разные — титановый фон, на котором могут возникнуть  золото и серебро, но делать они это не обязаны. С камнями и друг с другом металлы могут сливаться в гармонии, а могут контрастировать, чтобы у каждой детали украшения были свое лицо и свой голос.

Марис учился в нашей Академии художеств на отделении металлодизайна и выработал собственный — романтический стиль. Причем даже романтичность эта у него имеет особое лицо: она у него беспокойная, разговорчивая, всегда готовая распространиться вширь. Он роскошествует по-мужски широко и безудержно: за одним камушком идет другой, за другим третий, и все различны по форме, величине, цвету, степени прозрачности. Мастер словно не может остановиться — на то его недавняя коллекция и называлась «Звездный дождь». Глядя на все это, желание можно загадать только одно: чтобы денег хватило поймать звездочку.

 

DSC00165-_opt

До 1 октября в Музее романа Суты и Александры Бельцовой (центр Риги, улица Элизабетес, 57а, кв. 26) нас ждет выставка «Роман Сута и Янис Пласе: земля «Зеленой вороны». В год 120-летия художника нас решили познакомить с одним из первых в Латвии (1925—1939 гг.) творческих объединений молодых художников, музыкантов, актеров, поэтов и писателей, симпатизировавших авангардистскому течению в искусстве. «Зеленая ворона» сближала людей, тенденции, школы, направления. В работе литературной секции принимали участие Александр Чак, Анна Саксе, а художественной секцией объединения, в которую входило около шести десятков членов, руководил Янис Пласе. Из того, что можно увидеть на выставке, мы все же выделим живопись и графику Суты и Пласе. И попытаемся понять, в какой мере время определяет почерк художника и в какой позволяет ему быть не похожим на ближайших соратников и друзей.

 

DSC03041--opt

В Музее декоративного искусства и дизайна (Старая Рига, улица Скарню, 10/20) с помощью моды укротили природу. Причем средствами достаточно мощными: в Ригу на выставку «Прирученная природа. XVIIIXX века» прибыли и пробудут здесь до 16 октября 85 костюмов и 512 аксессуаров из собрания Александра Васильева. В дизайне всех этих вещей, созданных за три века, присутствуют мотивы флоры и фауны. Тема природы объединила предметы самые разные, в результате с кринолинами соседствует футуристический наряд, изображающий айсберг.

Выставка красива, изобильна, многогранна, но не пестра: из 250 платьев, привезенных в Ригу, выставили меньше сотни. «Это вопрос обзора манекенов и восприятия человеческим глазом на одной выставке такого количества артефактов», — говорит Александр Васильев, сумевший вовремя остановиться и предъявить зрителю лишь часть своих богатств. Он восполнил «изъятое» звуками живой природы — ревом хищников, птичьими разговорами. И дополнил тенями растений: их заставляют колебаться на экранах таинственные ветра.

 

DSC08876-_opt

В художественной галерее Pop — up (центр Риги, улица Дзирнаву, 67, шестой этаж торгового центра Galleria Riga) есть белый и чистый уголок, который галерея отвела под постоянную экспозицию графика и книжного иллюстратора Мариса Субача. Здесь он проиллюстрировал сам себя, и его серия «Белая комната» превратила небольшую часть галереи в действительно белую комнату — ничем лишним не перегруженную и просторную. Художник ее, словно на память, зарисовывает тоненьким фломастером и тут же комментирует: «Я и туманная мысль о Боге». Буквы и даты становятся частью графики — лист и на нем почти детские линейные рисунки, лаконичные обозначения идеи. Ангелы, домики, крестики, звездочки или совсем ничего, кроме человечка: «Я наедине с пустотой». Или так: кто-то маленький идет по воде аки посуху — под ним рыболовный крючок, над ним — свободные рыбы, которым ничто не грозит. В «Белую комнату» галереи теперь придется заходить то и дело: рисунки Мариса будут сменять друг друга быстро и постоянно.