Выставки в Риге. Июнь-2016. Часть первая

218

Вот выставки и перестали наступать друг другу на пятки. Летом они ведут себя по-другому соблюдают дистанцию и сохраняют степенный темп.

DSC01417-_opt

В галерее «Бастейс» (Старая Рига, улица Алксная, 7) Юрис Утанс приглашает на выставку «Бежать?». Сомневаться осталось недолго:  4 июня эту экспозицию сменит следующая.

Художник пишет спортсменов на старте, а решать, стоит ли им соревноваться в таком виде — имея птичьи, рыбьи, собачьи головы — полагается нам. Мы смущаемся и понимаем, что соревнования зайдут в тупик: это лебедь, рак и щука, кому назначено летать, а кому плавать. Догадываемся, что картины — о людях, наделенных разными талантами, о невозможности договориться, да и вообще — сколотить творческий коллектив, когда каждый не похож на другого. Изображая собак, художник накладывает на полотно шерстинки — как красочные мазки. Так что не только бегуны разные — автор тоже отличен от других.

 

DSC01055--optВ галерее «Даугава» (Старая Рига, улица Алксная, 10/12) вот-вот, 4 июня,  закончатся «Дни птиц». В этой галерее умеют выстраивать тематические выставки, чтобы привлечь сразу с десяток художников, а иногда и больше. На сей раз в экспозиции представлены Илзе Авотыня, Бирута Делле, Рудите Дреймане, Лаймдота Юнкара, Анна Лайцане, Леонид Мауриньш, Майя Табака, Айя Зариня, Вия Зариня, Каспар Зариньш, Вия Малдупе, Илзе Раудыня, Алберт Паулиньш, акварели Инны Шабловской из совсем живой серии «38 попугаев», скульптуры Бруно Страутыньша, — вот и считайте.  Оказывается, все они хоть когда-то писали птичек. И все расписывали — потому что участникам выставки выдали по белой фигурке и каждый «оперил» ее на свой манер.

 

DSC01017-_opt

В галерее CUB (центр Риги, проспект З.А.Мейеровица, 6) гостят картины автора из Германии Екатерины Ежковой. Она петербурженка — просто живет не там, где родилась. А к нам привезла серию портретов, сделанных на основе старинной, еще дореволюционной групповой фотографии: российская школа для девочек — потерянных, серьезных, в шапочках, фартучках… Художника такая фотография не зацепить не могла: она держала перед собой «эту картиночку маленькую, никаким проектором не пользовалась» — просто смотрела и переносила на холст образы, которые приходилось домысливать, уж очень на снимке лица были нерезки и невелики. Екатерина додумывала характеры, судьбы, цвет глаз — на черно-белом снимке его быть не могло — и писала детей не такими, какими они были, а такими, какими она хотела их видеть.

 

DSC08876-_opt

В художественной галерее Pop — up (центр Риги, улица Дзирнаву, 67, шестой этаж торгового центра Galleria Riga) появился белый и чистый уголок, который галерея отвела под постоянную экспозицию графика и книжного иллюстратора Мариса Субача. Здесь он проиллюстрировал сам себя, и его серия «Белая комната» превратила небольшую часть галереи в действительно белую комнату — ничем лишним не перегруженную и просторную. Художник ее, словно на память, зарисовывает тоненьким фломастером и тут же комментирует: «Я и туманная мысль о Боге». Буквы и даты становятся частью графики — лист и на нем почти детские линейные рисунки, лаконичные обозначения идеи. Ангелы, домики, крестики, звездочки или совсем ничего, кроме человечка: «Я наедине с пустотой». Или так: кто-то маленький идет по воде аки посуху — под ним рыболовный крючок, над ним — свободные рыбы, которым ничто не грозит. В «Белую комнату» галереи теперь придется заходить то и дело: рисунки Мариса будут сменять друг друга быстро и постоянно.

 

DSC00942-_opt

До 5 июня кукольная галерея Figaro Art, недавно оставшаяся без помещения, будет показывать в Pop — up (центр Риги, улица Дзирнаву, 67, шестой этаж торгового центра Galleria Riga) выставку кукол, ювелирных украшений и картин к ним «Времена года». Холст/масло Георгия Зерницкого с образами, которые так и просятся быть воплощенными в кукле. Живописные, акварельные и графические работы Оскара Берзиньша, Зои Голубевой, Веры Бондарь… Эмали Анатолия Назаренко в бронзовой кованой оправе. Мишки, крошечные зайки в руках у кукол — и сами куклы от постоянных авторов Figaro Art, в числе которых Ольга Гудис, Анна Потехина, Кристина Вербицкая, Виолетта Озун. От Виолетты Озун — образ из картины Ореста Кипренского, когда-то пленивший художницу выражением тихой печали, кротости.  «Давно хотела «оживить» портрет кисти Кипренского, то есть изобразить его в кукольном варианте, но не решалась — задача казалась трудновыполнимой. Но потом поняла, что время пришло. Конечно, не все получилось повторить точь-в-точь — что-то выглядит немного по-другому в силу объективных причин, что-то я изменила сознательно. Например, сделала героиню более изящной и хрупкой, чем на портрете», — признается художница, которой удаются портретные куклы, легко узнаваемые именно благодаря «выражению тихой печали и кротости».


DSC09902-_opt

В Художественном пространстве (Старая Рига, улица Кунгу, 3) в рамках Рижской фотобиеннале — 2016 до 12 июня будет открыта выставка «Рестарт» с участием двух десятков авторов, представляющих 15 стран.

Говорить, насколько разной стала сейчас фотография, вряд ли стоит. Сами знаете: коллажи, инсталляции, проекции, отпечатки, изображения где угодно, хоть на молотках, хоть на ножницах. Приходите — там Улдис Бриедис с красивейшей черно-белой серией 1975 года «Рига — Владивосток»; Изабель Венцель, фиксирующая движения собственного тела; Камилл Лаурелли с яркими и страшными работами во весь экран: дети смеются и играют в войну, а пистолеты-то настоящие… И Яна Романова из Санкт-Петербурга с книгой-объектом — растянутой гармошкой из семейных фотографий, в которой она объединила всю свою многочисленную российско-грузинскую родню. И «усадила» за нескончаемый обеденный стол с семейной фотолетописью по центру.

 

DSC01396-_opt

В галерее Putti (Старая Рига, улица Марсталю, 16) до 13 июня Марис Шустыньш будет демонстрировать свой «Звездный дождь». Дождь у него — из ювелирных украшений, роскошных не столько по материалам, сколько по манере исполнения.  А материалы-то как раз разные — титановый фон, на котором могут возникнуть  золото и серебро, но делать они это не обязаны. С камнями и друг с другом металлы могут сливаться в гармонии, а могут контрастировать, чтобы у каждой детали украшения были свое лицо и свой голос.

Марис учился в нашей Академии художеств на отделении металлодизайна и выработал собственный — романтический стиль. Причем даже романтичность эта у него имеет особое лицо: она у него беспокойная, разговорчивая, всегда готовая распространиться вширь. Он роскошествует по-мужски широко и безудержно: за одним камушком идет другой, за другим третий, и все различны по форме, величине, цвету, степени прозрачности. Мастер словно не может остановиться — на то у него и «Звездный дождь».  Глядя на все это, желание можно загадать только одно: чтобы денег хватило поймать звездочку.

 

DSC01496-_opt

Рижский фотомесяц оккупировал многие территории.  Музей истории Латвийской железной дороги (проще говоря — Железнодорожный музей, Рига, бульвар Узварас, 2/4) исключением не стал и до 16 июня приглашает на выставку фотографий, сделанных мастерами из Белоруссии,  Латвии, Литвы, Норвегии, России, Украины, Финляндии.

Когда художников много, видишь общие тенденции. Искусство фотографа идет навстречу привычке обывателя снимать все подряд. Профессионал тоже согласен снимать все подряд, только вот в качестве картинки уступать не согласен. Словно сговорившись, все — и волшебники, и те, кто ими быть никогда не научится — доказывают, что чести быть увековеченным может быть удостоено что угодно: вполне философский подход. Мы за — смотрим, идем и вдруг останавливаемся. Игорь Савченко из Белоруссии привез серию «Алфавит жестов», ради которой ехать на выставку «Территория» стоит даже в случае, если вы живете по ту сторону Каменного моста. Игорь работает с любительскими снимками 30—50-х годов — обычными, альбомными, ничего там диковинного нет — и находит в них что-то очень искреннее, подспудное, «не для протокола». Берет, рассматривает и выхватывает суть, которая, как оказалось, покоится в жестах. Срезав ненужное, отвлекающее, убрав улыбчивые лица, он оставляет и увеличивает руки, которые выдают отношения. Руки непристроенные, руки смущенные, руки робкие, смелые и в последнюю очередь — красивые… Оказывается, можно не снимать все подряд и даже не снимать вовсе — работать с тем, что сделали до тебя другие. И быть автором, которого не забыть.

DSC00472-_opt

До 19 июня на Рижской «Бирже» (Старая Рига, Домская площадь, 6) нас ждут полотна Николая Богданова-Бельского (1868—1945) — более полусотни портретов, натюрмортов, пейзажей, жанровых картин из коллекции Латвийского Национального художественного музея, из собрания семьи художника, проживающей в Германии, и из частных коллекций. Внебрачный сын батрачки, он сумел стать одним из самых популярных  и «продаваемых» русских авторов. Учился в иконописной мастерской Троице-Сергиевой лавры, Московском училище живописи, ваяния и зодчества, в Императорской Академии художеств — его учителями были Репин, Маковский, Поленов, Прянишников. В 1895 году написал «Будущего инока», которого позже перекупила императрица Мария Федоровна. 35 лет от роду получил звание академика и сделал свою фамилию двойной — добавил «Бельский» в честь родного уезда Смоленской губернии. В 1921 году переехал в Латвию, прожил у нас 23 года и даже был награжден за вклад в культуру Латвии орденом Трех звезд. Скончался в Берлине в 1945 году, где и осели многие его картины. Работы из немецкой коллекции экспонируются у нас впервые.
DSC00131-_opt

В главном выставочном зале Музея декоративного искусства и дизайна (Старая Рига, улица Скарню, 10/20) до 19 июня продлится персональная выставка дизайнера и художника по стеклу Артиса Ниманиса — Fragile. Как этот человек понимает стекло и как умеет с ним договориться! Причем лишь изредка требует, чтобы оно служило человеку для утилитарных целей и становилось, например, блюдом, прозрачным лишь местами — чтобы на скатерти под люстрой заиграли ветвистые тени. Автор видит в стекле материал, одаренный бескрайним набором возможностей  и потому интересный сам по себе. Скульптуры к конкретным образам не отсылают, ни на что и ни на кого не намекают — они показывают себя, причем так, чтобы вы, как зачарованный, топтались возле каждого объекта и заглядывали в глубины: здесь стекло преломляет свет, здесь отражает, здесь впитывает, как самая прекрасная из губок, а здесь бьет лучом в глаза. От материала, символизирующего воду, автор добился того, чтобы в нем можно было увидеть и землю, и воздух, и огонь, полыхающий с помощью подсветки. В круглом отразилось прямоугольное, в небольшом изгибе — панорама выставочного зала, и стекло стало всем сразу.

 

DSC01049--opt

В Латвийском музее фотографии (Старая Рига, улица Марсталю, 8) до 26 июня будет открыта выставка работ известного шведского фотографа JH Энгстрема — JHE.

Спасибо «Фотомесяцу-2016» — благодаря ему мы увидели снимки из серии JHE, которые раньше никогда не публиковались и когда-то не вошли в альбом «Пытаясь танцевать» 2004 года издания: книга стала началом международной карьеры автора. Энгстрем умеет снимать одиночество, причем одиночество самодостаточных людей, не обеспокоенных тем, что никого нет рядом. Им хорошо наедине с собой — с камерой они, как правило, не общаются, мысль о возможном наблюдателе в голову не берут. Мы видим почти всегда нерезкие кадры, вроде как не совсем понятным образом возникшие в жизни человека, которого «некому снимать». За ним не подсматривали, не фотографировали скрытой камерой: его словно запечатлело само пространство — прочертило по кадрам царапинами и скосило три четверти лица.

DSC01466--opt

В галерее «Даугава»  (Тихий центр, улица Аусекля, 1) пейзажистка Даце Лиела сосредоточилась на «Море» и только на нем. Выставка продлится до 2 июля.

Когда на море смотришь с одной и той же точки в разные дни и часы — видишь не воду и не небо над ней: видишь состояния стихий и понимаешь, как разнообразны их отношения. Луна тянет по воде свои дорожки, дождь долбит по ней узорным мелким горошком… Море в непогоду, море почти ночью, горизонт чуть выше, чуть ниже — вы сравниваете увиденное, и чем больше вариантов, тем лучше понимаете: оно вечное, потому что — по большому счету — всегда одно и то же. А настроением его наделили вы.

 

DSC09436-_opt

Побывать на выставке стекла в большом зале Музея декоративного искусства и дизайна (Старая Рига, улица Скарню, 10/20) и не подняться выше, не заглянуть в вестибюли второго и третьего этажей, значит совершить ошибку. До 3 июля там будет открыта экспозиция, посвященная керамисту Вилису Васариньшу: в этом году исполняется 110 лет со дня его рождения.

Вазы, подсвечники, блюда, сервизы, декоративная пластика, выполненные в фарфоре, фаянсе, глине, каменной массе… Вилис Васариньш прожил 39 лет, но успел соединить в своих работах многое. Основой для его творческих поисков (в частности — состава глазури, которую он изготовлял по оригинальным рецептам) стала традиционная латгальская керамика. Ар-деко, национальный романтизм вошли в стиль его росписей, годы учебы на живописном отделении нашей Академии художеств определили их уровень, опыт работы сценографа и декоратора в Национальной опере и Национальном театре внести в эти росписи элемент праздничной игры в правду. А сотрудничество с Кузнецовским фарфоро-фаянсовым заводом позволило поставить осуществление идей на поток: например, в 1937 году по рисункам художника был изготовлен сервиз из 240 предметов.

Он приспосабливал под посуду чистые геометрические формы — треугольники, круги — и доказывал, что это красиво. Он проектировал мебель, делал наброски будущих изделий из серебра, был ассистентом Рудольфа Пельше и изобрел вместе с ним новый состав каменной массы, а в 1937 году на парижской выставке «Искусство и техника в современной жизни» получил серебряную награду за роспись по керамике. На выставке — предметы и эскизы из коллекций Латвийского Национального художественного музея, Музея истории Риги и мореходства, Национального Исторического музея, Латвийской Университетской академической библиотеки и из частного собрания Петра Авена.

 

DSC08897-_opt

В Рижском музее фарфора (Старая Рига, улица Калею, 9/11) до 5 июля будет открыта персональная выставка Инесе Маргевичи «Велосипедистка и сад». Фарфор — материал полупрозрачный, полупризрачный — художница обратила в блюда, шары, фигурки и расписала их материалу под стать. Получился сад в нежнейшем цвету, изысканно-монохромном и лишь кое-где тронутом золотом, серебром или дополнительным тоном. Скульптурные фигурки девочек-балерин врастают в этот же сад — их платьица расписаны, в их прическах распустились цветы, — нарисованные велосипедистки перемахивают с блюда на блюдо, бабочки, как живые, демонстрируют зрителю крылья… В Музее фарфора сейчас, как в раю.

 

DSC00759-_opt

До 24 июля в обновленном главном здании Латвийского Национального музея (центр Риги, улица Кр.Валдемара, 10) будем знакомиться с самой масштабной в биографии этого художника выставкой: «Миервалдис Полис. Иллюзия как реальность». Миервалдис Полис (1948) считается одним из самых ярких представителей современно искусства Латвии: когда-то его постмодернистская живопись и перформансы были символами эстетических и социально-политических перемен. В экспозиции представлено около двух сотен его произведений — картины, рисунки, коллажи из музеев, галерей, школ, банков, из Госканцелярии и Рижской думы, из частных собраний и личной коллекции автора. Некоторые из портретов никогда раньше не экспонировались.

Он был одним из первых представителей фотореализма в СССР, сочетал документальность исполнения с фантазийностью образов и смыслов, создавал оптическую иллюзию материальности и объемности, и сегодня вы проверяете, глядя снизу, сбоку, не прикреплена ли фотография скотчем к картине, или картина — это и фотография, и скотч? Он культивирует реалистичную манеру, пишет машину, совмещая ее с портретом дома (фотографы называют это двойной экспозицией), имитирует снимки, «цитирует» их, помещая в центр живописного холста, «подписывает», ставя под изображениями отпечатки пальцев… И все время подшучивает — над доверчивым потребителем своего искусства, но прежде всего — над самим собой. Над добровольно взятой на себя ролью придворного (ну хорошо — «приправительственного») художника. Над желанием любого творческого человека прозвучать в веках — вклинивает собственные изображения в полотна великих, воздвигает себе нерукотворные памятники (я из мрамора, я из бронзы), снимает с лица «прижизненные маски»… Он дурачится не переставая. Он просит не принимать его всерьез.

 

DSC00338--opt

В 120-й день рождения Романа Суты Музей театра Эдуарда Смильгиса (Рига, улица Э.Смильгя, 37/39) начал подробно знакомить посетителей с художником как сценографом — и будет знакомить вплоть до 28 июля. Эскизы костюмов и декораций, фотографии постановок дополнены интерактивными объектами, без которых сейчас не согласен обходиться ни один музей. Можно присесть к столу и пособирать эскизы из кубиков (каждая сторона отвечает за свой спектакль),  а можно подойти к волшебному экспонату, сделанному Иваром Новиком, — сфотографированной ракушке зала нашей Оперы с «прорубленным» в глубину пространством сцены, — нажать на кнопку, поменять расписанный задник и подвигать фигурками из балета Стравинского «Пульчинелла».

 

DSC00825-_opt

До 28 августа людям сознательным, любознательным и со вкусом придется подниматься на четвертый этаж обновленного здания Латвийского Национального художественного музея (центр Риги, улица Кр.Валдемара, 10). Высоко, под ногами стеклянный пол, но делать нечего: там обосновалось «Серебро/золото» великого Бориса Берзиньша (1930—2002). Художник завещал свои работы музею, и открыть здание после реконструкции именно его работами — значит в чем-то пойти на ответный жест: до конца лета мы подарили ему чудесные залы с дощатыми стенами под самой крышей.

Для выставки отобрано свыше полусотни произведений, созданных художником после 1959 года: масляная живопись, коллажи, композиции с применением серебряных и золотых пластин, рисунки шариковой ручкой. Борис Берзиньш — профессор Латвийской Академии художеств, почетный член Латвийской Академии наук, кавалер ордена Трех звезд, пожизненный стипендиат Государственного фонда капитала культуры и лауреат премии Спидолы этого фонда за вклад в искусство — говорил: «Меня не интересует пространство, меня интересует форма». И работал с формой увлеченно — можете спорить, но мы настаиваем, — как никто. Искал, находил цветовую гамму Рембрандта и выписывал кистью прямо по центру работы: Rembrandt. Сочетал дерево с мешковиной, процарапывал и «морщил» краски, встраивал в изображения даты и слова: каждый сюжет требовал открытий, и он их делал одно за другим.

 

 

DSC09106-_opt

Галерея Art Expo Riga (центр Риги, бульвар Райниса, 7) порадует поклонников направления, в котором работал Дали, сразу двумя выставками: «Библейские темы» с оригинальными работами Сальвадора Дали и Джорджо де Кирико и «Божественная комедия» — сотня ксилографий, которыми Дали проиллюстрировал Данте.

Часть «Божественной комедии» была приобретена в конце прошлого года у Марины Влади, и сегодня мы видим именно ее. Дали работал над серией девять лет — получил заказ с 700-летию Данте. Заказ отменили, но художник упорно продолжал делать по одному рисунку к каждой тысяче строк поэмы, в итоге получился один из лучших вариантов графического оформления «Божественной комедии» и, может быть, самая грандиозная, прочувствованная, осмысленная работа в области книжной иллюстрации вообще. Позже и акварели (такие разные — практически каждая решена в своем ключе!), и все права на них были выкуплены, в течение 55 месяцев делались доски, изготавливались ксилографии и вышли в 4 685 экземплярах: переизданий, по крайней мере легальных, не было.

Теперь о «Библейских темах». Близкий к сюрреалистам итальянский художник Джорджо Де Кирико представлен серией «Апокалипсис» 1944-го года, которую в 1977 году он сделал цветной, а Дали — серией «Отче наш», в которой проиллюстрировал молитву. Первые 60 экземпляров автор лично подписал шариковой ручкой, и в Риге сейчас — именно они, с автографами. А еще —  барельефы, три серии медалей, произведения, так и не поступившие в массовое производство… и сертификаты аутентичности к ним.

 

DSC00169--opt

До 1 октября в Музее романа Суты и Александры Бельцовой (центр Риги, улица Элизабетес, 57а, кв. 26) нас ждет выставка «Роман Сута и Янис Пласе: земля «Зеленой вороны». В год 120-летия художника нас решили познакомить с одним из первых в Латвии (1925—1939 гг.) творческих объединений молодых художников, музыкантов, актеров, поэтов и писателей, симпатизировавших авангардистскому течению в искусстве. «Зеленая ворона» сближала людей, тенденции, школы, направления. В работе литературной секции принимали участие Александр Чак, Анна Саксе, а художественной секцией объединения, в которую входило около шести десятков членов, руководил Янис Пласе. Из того, что можно увидеть на выставке, мы все же выделим живопись и графику Суты и Пласе. И попытаемся понять, в какой мере время определяет почерк художника и в какой позволяет ему быть не похожим на ближайших соратников и друзей.

 

DSC01042--opt

В Культурном центре «Ильгюциемс» (Рига, улица Лидоню, 27) стоит увидеть  непростой экспонат — «Рижский квилт дружбы», созданный 120 лоскутницами из 14 стран мира. Коллективная работа участниц Международного фестиваля «Рижская текстильная мозаика» из Африки, Бельгии, Великобритании, Германии, Израиля, Казахстана, Латвии, Литвы, России, США, Украины, Финляндии, Франции и Эстонии рождалась так: художницы привезли в Ригу или прислали по почте 150 мини-квилтов заданного размера. Блоки были сшиты в масштабное панно размером 7,50 м на 1,80 м и сложились в гигантский квилт, занявший стену парадного лестничного пролета: получилось «одеяло», собранное с миру по лоскутку. Для справки: квилты представляют собой многоцветные картины из кусочков ткани, состыкованных в портреты, пейзажи, сказочные картинки или подробные рассказы о мудреных цветовых переходах от светло-сиреневого в легких разводах к кремово-белому в цветок.