Выставки в Риге. Июнь-2016. Часть вторая

Лето, можно погулять и пороскошествовать — походить не только по огромным выставочным залам, но и по маленьким, уютным, готовым преподнести сюрпризы.

 

DSC01017-_opt

В галерее CUB (центр Риги, проспект З.А.Мейеровица, 6) гостят картины автора из Германии Екатерины Ежковой. Она петербурженка — просто живет не там, где родилась. А к нам привезла серию портретов, сделанных на основе старинной, еще дореволюционной групповой фотографии: российская школа для девочек — потерянных, серьезных, в шапочках, фартучках… Художника такая фотография не зацепить не могла: она держала перед собой «эту картиночку маленькую, никаким проектором не пользовалась» — просто смотрела и переносила на холст образы, которые приходилось домысливать, уж очень на снимке лица были нерезки и невелики. Екатерина додумывала характеры, судьбы, цвет глаз — на черно-белом снимке его быть не могло — и писала детей не такими, какими они были, а такими, какими она хотела их видеть.

 

DSC08876-_opt

В художественной галерее Pop — up (центр Риги, улица Дзирнаву, 67, шестой этаж торгового центра Galleria Riga) появился белый и чистый уголок, который галерея отвела под постоянную экспозицию графика и книжного иллюстратора Мариса Субача. Здесь он проиллюстрировал сам себя, и его серия «Белая комната» превратила небольшую часть галереи в действительно белую комнату — ничем лишним не перегруженную и просторную. Художник ее, словно на память, зарисовывает тоненьким фломастером и тут же комментирует: «Я и туманная мысль о Боге». Буквы и даты становятся частью графики — лист и на нем почти детские линейные рисунки, лаконичные обозначения идеи. Ангелы, домики, крестики, звездочки или совсем ничего, кроме человечка: «Я наедине с пустотой». Или так: кто-то маленький идет по воде аки посуху — под ним рыболовный крючок, над ним — свободные рыбы, которым ничто не грозит. В «Белую комнату» галереи теперь придется заходить то и дело: рисунки Мариса будут сменять друг друга быстро и постоянно.

 

DSC01696_opt

А Tattoo Art Gallery (Стабу, 46/48) представляет Оскара Берзиньша (1940). Художник окончил отделение графики Латвийской академии художеств, иллюстрировал книги, работал в издательствах «Лиесма» и «Звайгзне», сочинял плакаты и параллельно писал акварели — нежные, строгие, неожиданные, с характером. В них есть мысль и радость находки, умение быть сдержанным, цельным, немногословным, щедрым, парадоксальным…

 

DSC01049--opt

В Латвийском музее фотографии (Старая Рига, улица Марсталю, 8) до 26 июня будет открыта выставка работ известного шведского фотографа JH Энгстрема — JHE.

Спасибо «Фотомесяцу-2016» — благодаря ему мы увидели снимки из серии JHE, которые раньше никогда не публиковались и когда-то не вошли в альбом «Пытаясь танцевать» 2004 года издания: книга стала началом международной карьеры автора. Энгстрем умеет снимать одиночество, причем одиночество самодостаточных людей, не обеспокоенных тем, что никого нет рядом. Им хорошо наедине с собой — с камерой они, как правило, не общаются, мысль о возможном наблюдателе в голову не берут. Мы видим почти всегда нерезкие кадры, вроде как не совсем понятным образом возникшие в жизни человека, которого «некому снимать». За ним не подсматривали, не фотографировали скрытой камерой: его словно запечатлело само пространство — прочертило по кадрам царапинами и скосило три четверти лица.

 

DSC02016-opt1

Галерея декоративно-прикладного искусства «Апсида» (Старая Рига, улица Скарню, 10/20) представляет двух художниц, Ксению Дмитриеву и Елену Вернидубову: выставка «Игрушки больших девочек» будет открыта до 29 июня. Ксения Дмитриева — педагог, модельер, член Московского союза художников и член Ассоциации мастеров лоскутного шитья России. Елена Вернидубова — народный мастер России, руководитель Семейного центра мастерства и ремесел при Никольском кафедральном соборе города Камышина. Городской лоскутный стиль представлен у нас всего одним экспонатом — чудесным сарафаном в алых розах. А остальное — игра в старину, фантазии на темы льняного костюма, украшенного тесьмой, чередованием фрагментов цветных тканей и крошечными куколками. В канун Лиго этой маленькой российской выставке у нас особенно хорошо.

 

DSC01466--opt

В галерее «Даугава»  (Тихий центр, улица Аусекля, 1) пейзажистка Даце Лиела сосредоточилась на «Море» и только на нем. Выставка продлится до 2 июля.

Когда на море смотришь с одной и той же точки в разные дни и часы — видишь не воду и не небо над ней: видишь состояния стихий и понимаешь, как разнообразны их отношения. Луна тянет по воде свои дорожки, дождь долбит по ней узорным мелким горошком… Море в непогоду, море почти ночью, горизонт чуть выше, чуть ниже — вы сравниваете увиденное, и чем больше вариантов, тем лучше понимаете: оно вечное, потому что — по большому счету — всегда одно и то же. А настроением его наделили вы.

 

DSC09436-_opt

Побывать на выставке стекла в большом зале Музея декоративного искусства и дизайна (Старая Рига, улица Скарню, 10/20) и не подняться выше, не заглянуть в вестибюли второго и третьего этажей, значит совершить ошибку. До 3 июля там будет открыта экспозиция, посвященная керамисту Вилису Васариньшу: в этом году исполняется 110 лет со дня его рождения.

Вазы, подсвечники, блюда, сервизы, декоративная пластика, выполненные в фарфоре, фаянсе, глине, каменной массе… Вилис Васариньш прожил 39 лет, но успел соединить в своих работах многое. Основой для его творческих поисков (в частности — состава глазури, которую он изготовлял по оригинальным рецептам) стала традиционная латгальская керамика. Ар-деко, национальный романтизм вошли в стиль его росписей, годы учебы на живописном отделении нашей Академии художеств определили их уровень, опыт работы сценографа и декоратора в Национальной опере и Национальном театре внести в эти росписи элемент праздничной игры в правду. А сотрудничество с Кузнецовским фарфоро-фаянсовым заводом позволило поставить осуществление идей на поток: например, в 1937 году по рисункам художника был изготовлен сервиз из 240 предметов.

Он приспосабливал под посуду чистые геометрические формы — треугольники, круги — и доказывал, что это красиво. Он проектировал мебель, делал наброски будущих изделий из серебра, был ассистентом Рудольфа Пельше и изобрел вместе с ним новый состав каменной массы, а в 1937 году на парижской выставке «Искусство и техника в современной жизни» получил серебряную награду за роспись по керамике. На выставке — предметы и эскизы из коллекций Латвийского Национального художественного музея, Музея истории Риги и мореходства, Национального Исторического музея, Латвийской Университетской академической библиотеки и из частного собрания Петра Авена.

 

jakobsons-opt

В галерее «Максла ХО» (центр Риги, улица Элизабетес, 14) до 5 июля вас ждет персональная выставка Атиса Якобсонса «Частоты». Она (слово автору) «о медленном уходе, превращении в прозрачное, несущественное… о потере контроля, страхе быть забытым… об одиночестве и неизменности всего». И вообще — «что остается, если отбросить то, что кажется важным?». Выставка занятная это понятно. 32 работы без названия, холст/масло, 2014—2016 год, еле угадываемые портреты людей, которые чуть показались, чуть приблизились к нам из своей реальности и вновь ушли в свое никуда… Игра с четкостью изображения всегда выливается в размышления о том, что существенно и должно быть резким, а что не очень: это вопрос доминанты, вопрос акцента. Атис Якобсонс дал на него философский ответ: в этой жизни важно все — и не важно ничего.

 

DSC01910о_opt

Время «Выставки — выставки?» в галерее Латвийского Союза художников (центр Риги, набережная 11 Ноября, 35) продлится до 10 июля.  Izstāde — izstāde? объединила живописные работы, написанные в 70—80-е годы прошлого века и вошедшие в собрание Музея Союза художников Латвии. Среди прочих — «Натюрморт с подсолнухами» Виты Мерцы, тихо переходящий в пейзаж с дымком на заднем плане и забором (или скатертью в клеточку) на переднем. Две картины Лаймы Эглите — изысканно-минорная «У окна» и другая, с распятым на операционном столе человеком в снопе света, посланного свыше, за готовой отлететь душой. «Бабушка» Дайны Риньке с воспоминаниями о времени, когда деревянные лошадки еще были красными и большими: ее кресло, в любой момент готовое опустеть, ее руки с вязанием, а самой бабушки уже почти нет, чуть отвернется — и исчезнет профиль.

Путешествие в творческое прошлое известных мастеров, многие из которых творить продолжают, оказалось делом занимательным. Выяснилось, что голубоватые туманы Лиги Пурмале, расслаивающие ее пейзажи на бесконечное множество планов, в 1985 году еще могли быть оранжевато-алыми, беспокойными. А фееричная сегодня цветовая гамма Освальда Звейсалниекса — темной, напряженной, даже трагичной. В восьмидесятые годы его кисть еще не озорничала, не оставляла после себя следов выпуклых, очевидных, зато сюжеты были выписаны подробно и читались без труда.

 

DSC02040-_opt

Галерея «Бастейс» (Старая Рига, улица Алксная, 7) до 10 июля будет показывать «Иллюминацию» Хелены Хейнрихсоне — черепушки в праздничных отсветах и с вживленными в картины украшениями: камешки, стеклышки, бусинки, резные деревянные кудри. В Мексике День мертвых справляют как праздник и скелеты в парадных одеждах служат доказательством того, что счастье в загробной жизни существует: там у них свои балы. «Бастейс» — не Мексика, здесь упаковывают в щадящие и не совсем серьезные обертки мысли о смерти. Когда под кожей нарисованной невесты угадывается череп — это о том, что все пройдет: и любовь, и красота, и жизнь, и неприятности.

 

DSC00689--opt

До 24 июля в обновленном главном здании Латвийского Национального музея (центр Риги, улица Кр.Валдемара, 10) будем знакомиться с самой масштабной в биографии этого художника выставкой: «Миервалдис Полис. Иллюзия как реальность». Миервалдис Полис (1948) считается одним из самых ярких представителей современно искусства Латвии: когда-то его постмодернистская живопись и перформансы были символами эстетических и социально-политических перемен. В экспозиции представлено около двух сотен его произведений — картины, рисунки, коллажи из музеев, галерей, школ, банков, из Госканцелярии и Рижской думы, из частных собраний и личной коллекции автора. Некоторые из портретов никогда раньше не экспонировались.

Он был одним из первых представителей фотореализма в СССР, сочетал документальность исполнения с фантазийностью образов и смыслов, создавал оптическую иллюзию материальности и объемности, и сегодня вы проверяете, глядя снизу, сбоку, не прикреплена ли фотография скотчем к картине, или картина — это и фотография, и скотч? Он культивирует реалистичную манеру, пишет машину, совмещая ее с портретом дома (фотографы называют это двойной экспозицией), имитирует снимки, «цитирует» их, помещая в центр живописного холста, «подписывает», ставя под изображениями отпечатки пальцев… И все время подшучивает — над доверчивым потребителем своего искусства, но прежде всего — над самим собой. Над добровольно взятой на себя ролью придворного (ну хорошо — «приправительственного») художника. Над желанием любого творческого человека прозвучать в веках — вклинивает собственные изображения в полотна великих, воздвигает себе нерукотворные памятники (я из мрамора, я из бронзы), снимает с лица «прижизненные маски»… Он дурачится не переставая. Он просит не принимать его всерьез.

 

DSC00338--opt

В 120-й день рождения Романа Суты Музей театра Эдуарда Смильгиса (Рига, улица Э.Смильгя, 37/39) начал подробно знакомить посетителей с художником как сценографом — и будет знакомить вплоть до 28 июля. Эскизы костюмов и декораций, фотографии постановок дополнены интерактивными объектами, без которых сейчас не согласен обходиться ни один музей. Можно присесть к столу и пособирать эскизы из кубиков (каждая сторона отвечает за свой спектакль),  а можно подойти к волшебному экспонату, сделанному Иваром Новиком, — сфотографированной ракушке зала нашей Оперы с «прорубленным» в глубину пространством сцены, — нажать на кнопку, поменять расписанный задник и подвигать фигурками из балета Стравинского «Пульчинелла».

 

DSC01667-opt

В Рижском Музее фарфора (Старая Рига, улица Калею, 9/11) до  7 августа  можно увидеть фарфор Беатрисе Карклини (1933). Многолетний работник художественной лаборатории Рижского фарфоро-фаянсового завода, она во многом определила стиль его продукции. Экспозицию под названием «Индустриальный романтизм» составили предметы, растиражированные на заводском конвейере; штучные, сделанные по спецзаказу и расписанные вручную; и новые авторские изделия 2012—2016 годов. Вазы, сервизы, предметы декора, тарелки: вроде бы, все как всегда. Но какие же они, оказывается, разные, эти в прошлом анонимные авторы продукции нашего фарфорового завода, и как по-разному украшали наш быт! Семье художницы особенно повезло — этим людям до сих пор служит сервиз 1979 года «Поэма о цветах». Пьют пахучий чай и наблюдают, как расцветают на внутренних стенках чашек луга.

 

DSC02000--opt

Стены церкви Св. Петра (Старая Рига, улица Скарню, 19) до 7 августа будут украшать больше четырех десятков пейзажей и натюрмортов Гундеги Ранцане, которые она написала за последние три года, и некоторые из тех, которые прежде не выставляла. Только подумаешь, что пейзажи ей удаются больше, чем натюрморты, как обнаружишь замечательный букет лука — головки и перья при них: пышный, тяжелый, словно положенный пианисткой на крышку рояля в перерыве между ноктюрном и прелюдом. Красота повседневности должна занимать художника, и тем не менее занят ею далеко не каждый. А Гундега готова блуждать по зарослям борщевика (растение семейства зонтичных: некоторые его виды идут на силос), как по дремучему лесу из сказки. «Краски, запахи, вкусы, звуки, ощущения рождают во мне такое обилие эмоций, что появляется необходимость рассказать об этом не только словами», — говорит художница. А если честно — могла бы и не говорить.

 

DSC02110-_opt

На втором этаже культурного центра «Ильгюциемс» (Рига, улица Лидоню, 27) до 7 августа вас ждет персональная выставка работ Юриса Германиса «Оглядываясь», приуроченная к 75-летию художника. Акты, пейзажи, натюрморты, портреты людей известных и неизвестных, режиссеров и трубочистов: художник он разный. Писал много и, будучи профессионалом, за 50 лет не мог не встретиться с удачей. Его картины хранят музеи, в числе которых Латвийский Национальный художественный музей и Музей Союза художников Латвии. Тогда почему «Ильгюциемс», спросите вы? Да потому что здесь Ю.Германис руководит народной студией живописи Grīva без малого 20 лет. Сплошные юбилеи у человека.

 

DSC00848--opt

До 28 августа людям сознательным, любознательным и со вкусом придется подниматься на четвертый этаж обновленного здания Латвийского Национального художественного музея (центр Риги, улица Кр.Валдемара, 10). Высоко, под ногами стеклянный пол, но делать нечего: там обосновалось «Серебро/золото» великого Бориса Берзиньша (1930—2002). Художник завещал свои работы музею, и открыть здание после реконструкции именно его работами — значит в чем-то пойти на ответный жест: до конца лета мы подарили ему чудесные залы с дощатыми стенами под самой крышей.

Для выставки отобрано свыше полусотни произведений, созданных художником после 1959 года: масляная живопись, коллажи, композиции с применением серебряных и золотых пластин, рисунки шариковой ручкой. Борис Берзиньш — профессор Латвийской Академии художеств, почетный член Латвийской Академии наук, кавалер ордена Трех звезд, пожизненный стипендиат Государственного фонда капитала культуры и лауреат премии Спидолы этого фонда за вклад в искусство — говорил: «Меня не интересует пространство, меня интересует форма». И работал с формой увлеченно — можете спорить, но мы настаиваем, — как никто. Искал, находил цветовую гамму Рембрандта и выписывал кистью прямо по центру работы: Rembrandt. Сочетал дерево с мешковиной, процарапывал и «морщил» краски, встраивал в изображения даты и слова: каждый сюжет требовал открытий, и он их делал одно за другим.

 

DSC02069--opt

В Рижском центре югендстиля (центр Риги, улица Алберта, 12) открылась выставка предметов из фондов музея «Ретроспектива II» и будет работать до 11 сентября.

«Ретроспектива II» — потому что в прошлом году уже была своя «Ретроспектива» и вызвала большой интерес. Традицию решили продолжить — в этом году и в это же время музей опять показывает лучшее, чем обладает, демонстрирует поступления последнего года и отреставрированные предметы, которые наконец обрели презентабельный вид. У каждой вещи — своя история: какие-то были принесены в дар, какие-то пришлось разыскивать и покупать. Музей, начинавшийся в 2008 году с нуля, теперь распоряжается более чем шестью тысячами единиц хранения, и примерно половина из них появилась здесь благодаря деятельному участию рижан.

 

DSC01380--opt

В галерее Putti (Старая Рига, улица Марсталю, 16) до 15 сентября продлится  выставка современных авторских ювелирных изделий «Разговор с облаком». В числе латвийских художников, участвующих в экспозиции, — Марис Шустыньш, автор украшений, роскошных не столько по материалам, сколько по манере исполнения.  А материалы-то как раз разные — титановый фон, на котором могут возникнуть  золото и серебро, но делать они это не обязаны. С камнями и друг с другом металлы могут сливаться в гармонии, а могут контрастировать, чтобы у каждой детали украшения были свое лицо и свой голос.

Марис учился в нашей Академии художеств на отделении металлодизайна и выработал собственный — романтический стиль. Причем даже романтичность эта у него имеет особое лицо: она у него беспокойная, разговорчивая, всегда готовая распространиться вширь. Он роскошествует по-мужски широко и безудержно: за одним камушком идет другой, за другим третий, и все различны по форме, величине, цвету, степени прозрачности. Мастер словно не может остановиться — на то у него и «Звездный дождь».  Глядя на все это, желание можно загадать только одно: чтобы денег хватило поймать звездочку.

 

DSC00165-_opt

До 1 октября в Музее романа Суты и Александры Бельцовой (центр Риги, улица Элизабетес, 57а, кв. 26) нас ждет выставка «Роман Сута и Янис Пласе: земля «Зеленой вороны». В год 120-летия художника нас решили познакомить с одним из первых в Латвии (1925—1939 гг.) творческих объединений молодых художников, музыкантов, актеров, поэтов и писателей, симпатизировавших авангардистскому течению в искусстве. «Зеленая ворона» сближала людей, тенденции, школы, направления. В работе литературной секции принимали участие Александр Чак, Анна Саксе, а художественной секцией объединения, в которую входило около шести десятков членов, руководил Янис Пласе. Из того, что можно увидеть на выставке, мы все же выделим живопись и графику Суты и Пласе. И попытаемся понять, в какой мере время определяет почерк художника и в какой позволяет ему быть не похожим на ближайших соратников и друзей.