Главная / Культура и отдых / Выставки в Риге. Июнь-2018. Часть вторая
DSC06788-_opt

Выставки в Риге. Июнь-2018. Часть вторая

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Спасибо 6-й Рижской международной триеннале текстильного искусства, сделавшей наш город богаче на четыре великолепные выставки! Гобелены, сотканные на французских исторических мануфактурах, ищите в Музее декоративного искусства и дизайна. Изделия современных художников со всего мира, работающих с текстилем, — в «Арсенале». Гобелены Эгила Розенбергса — на «голубятне» Латвийского Национального художественного музея. И тоненькие, подробные, на первый взгляд — неброские, а на второй — незабываемые работы Иевы Крумини в «Апсиде».

DSC04491-_opt

Художественный салон «Мукусалас» (ближнее Задвинье, улица Мукусалас, 42) вот-вот закроется выставка «Язык», с помощью которого искусство будет общаться с посетителями лишь до 22 июня.

Коллекция у меценатов Зузансов богатейшая — они периодически что-то выставляют в «Мукусалас», и потому запомнить адрес салона просто необходимо. На сей раз экспонаты объединила тема общения — письма, строки, слова и даже буквы. Стоило герою пастели Валдемара Ирбе взять в руки газету — и вот он в «Языке». Или Гунтару Сиетиньшу представить комок бумаги и назвать свою графическую работу «Письмом»… Или барышням на «Улице в Париже» Романа Суты совместиться с текстами на афишной тумбе… Или паре танцовщиков кисти Юриса Димитерса вдруг озаботиться вопросом: «Ты утюг выключил?», не прерывая балетного па… Коллективную шутку под названием «Язык» поддержали 25 авторов, среди которых Аусеклис Баушкениекс, Борис Берзиньш, Кристап Гелзис, Франческа Кирке, что называется, классики и современники. В составе современников замечены Илья и Эмилия Кабаковы: листы их альбома для раскраски любовно разложены по витринам — а все почему? Потому что зайчиков и их морковку объединяют буквы-палочки…

DSC03472-_optНа четвертом этаже главного здания Латвийского Национального художественного музея (центр Риги, площадь Я.Розенталя, 1) до 22 июня будет открыта выставка работ Ливии Эндзелины (1927—2008). Выставку назвали «Тайна», а автора картин — самой загадочной личностью в искусстве Латвии ХХ столетия.

Вы знаете ее холсты — два из них стали частью постоянной экспозиции музея в его постремонтную эру: «Мамина блузка» и «Натюрморт с видом Старой Риги». Она писала в основном «мертвую натуру» и обрела известность именно благодаря ей. Брала реальные предметы — взлохмаченные фолианты, часы, пчелиные соты, — компоновала, но показывала не только их. Художница не зацикливалась лишь на композиции, линиях, ритме и перекличке красок: у нее все выходило за рамки чисто изобразительных задач и работало на смысл. Создавая вполне реалистичные, если говорить о технике, картины, делая корочку хлеба шершавой и даже объемной, она вникала в глубинную суть вещей и придавала им значение символов.

Вы увидите портреты кисти Эндзелины, в том числе самоцитаты, — «Майю» 1966 года, девочку в красном платочке, и «Майю» 1973 года: платочек стал синим, девочка так и не повзрослела. В экспозиции объединены работы из собраний Латвийского Национального художественного музея, Музея Союза художников Латвии, Литовского художественного музея и частных коллекций. Выстроенные определенным образом, они позволяют еще и сравнивать ценность полотен. Две картины, расположенные рядом, — одна из закромов нашего Национального музея, другая из запасов семьи Зузансов — побуждают нас ждать открытия «Зузеума» с еще большим нетерпением. Потому что «Натюрморт с орехами» (1966) хорош, но «Натюрморт с белыми часами» (1985) — ничуть не хуже.

DSC05686-_opt

Церковь Св. Петра (Старая Рига, площадь Реформации, 1) отдана под «Санкт-петербургские белые ночи», которые дождались рижских белых ночей и продержатся здесь до 24 июня. На международной выставке представлено 45 графических копий изображений Петербурга XVIII—XX веков — высокохудожественных работ, ставших документом своего времени и четко демонстрирующих присутствие информационной составляющей в искусстве. Это не просто офорты, передающие настроение города, его гармонию и особый свет, который совсем не обязательно отражать в цвете. Это свидетельства истории, повествующие, например, о том, как в 1770 году в город транспортировался гигантский «гром-камень» — будущее основание «Медного всадника» Фальконе: на офорте Якоба ван дер Шлея вокруг гранитного валуна роятся людишки, а вдали виднеется густой еловый лес.

Вы скажете: виды на Адмиралтейство и Сенатскую площадь, какими они были в 20-е годы XIX века, хороши сами по себе — от художника требовалось лишь зафиксировать увиденное. А мы поспорим: от художника зависели и ракурс, и выбор деталей, от него зависело, будем ли мы любоваться его городом или просто считывать, что там было и как… Петербургом Анны Остроумовой-Лебедевой — любоваться будем!

DSC06017-_opt

В галерее MĀKSLA ХО (центр Риги, улица Элизабетес, 14) две выставки — «Покрытия» Винеты Каулачи и «Что такое это время?» Паулиса Лиепы. Женская живопись и мужская графика разнесены по двум разным помещениям. У Винеты — закаты, тишина, романтика (есть даже «Иллюзия»), забранные в спокойные квадраты холстов, у Паулиса — нервные и дробные крестики, стрелочки, треугольники, отбрасывающие тени. И жить им в общей галерее до 26 июня.

DSC06092-_opt

Если кто-то, направившись в Музей декоративного искусства и дизайна, не сделает двух шагов в сторону и не завернет в Конвента сета — в «Апсиду», филиал музея, — он накажет себя. Галерея «Апсида» (Старая Рига, улица Скарню, 10/20) до 28 июня предлагает выставку, ради которой стоит идти и ехать откуда угодно, — «Преодоление гравитации» Иевы Крумини, 17 полиэтиленовых миниатюр от руководителя кафедры текстиля Латвийской Академии художеств, которые она сделала за последние полгода.

Материал смущать не должен — он должен вызывать уважение и интерес. Дело в том, что при создании своих гобеленов Иева пользуется отходами из пластмассы — покрывает их «фальшивым золотом», расцвечивает, наделяет смыслом, изяществом и щемящей красотой. Подтекст «вторсырья» укрывает и надежно защищает вновь созданная художественная ценность произведений — и ценным кажется все.

DSC05864-_opt

Галерея «Бастейс» (Старая Рига, улица Алксная, 7) верна любимым художникам и с Франческой Кирке не расстается. Нынешний «Трансформ» художницы — уже знакомая нам трансформация «старого» искусства на новый лад, внесение в классику китчевого сора и сиюминутных знаков — смайликов, например. Франческа воссоздает фон в манере былых мастеров — чуть погасшие краски, любовно выписанные детали — и пускает бегать по «старинной» поверхности мультяшных утят. В принципе, это дает возможность «сравнить век нынешний и век минувший», трудозатраты художников прошлого и настоящего, глубину и нюансированность их мыслей и эмоций. Франческа стыкует два мира, классику и современность, и мы — пусть чисто зрительно — обнаруживаем их взаимное отторжение.

DSC03949-_opt

«Винная студия» (центр Риги, улица Стабу, 30) до конца июня предлагает выпить по бокалу на фоне картин Илвиты Дидрихсоне. Ее «Беседы сквозь цветы» сродни даже не закуске, а сладкому десерту: растения, птицы, персонажи восточных сказок, и все нарядное, очень ясное на вкус. Уверены: сквозь такие «цветы и плоды» беседовать за столом действительно удобно.

DSC06032-_opt

Выставка Мадары Нейкены «Быть» открыта в галерее «Даугава» (центр Риги, улица Аусекля, 1) до 7 июля: картины художницы, хоть и незнакомые (они были написаны в последние два года), можно узнать по почерку. Главное, что в них видишь, — запечатленное счастье. От выхода к морю, солнцу, мечте. От того, что отпуск еще кажется бесконечным, ведь ты готов прочувствовать каждое его мгновение — позволить ослепить себя солнечному пейзажу и увидеть его в целом, в главном, не отвлекаясь на частности. В полотна Мадары попадает именно счастье, а подробности, способные его омрачить, остаются вне рамы.

На сей раз наряду с летней темой художница осваивала тему зимы. Ведь по большому счету снег в горах слепит не меньше приморского зноя и дает то же ощущение безбрежности пространства впереди. Интересно, что решать зимние пейзажи автору пришлось все же по-другому — передавать состояние покоя, стабильности, привязанности к точке, в которой стоишь и которую покидать не решаешься: оказалось, что зима одинаково выигрышно смотрится уже не отовсюду. К гамме добавились сероватые оттенки, небо стало более ощутимым и плотным… И это на фоне того, что картины остались все такими же слепяще-белыми — практически по всему полю. Просто белизна бывает разной в разные времена года.

DSC06788-_opt

Походами в Центр современного искусства Kim? (улица Спорта, 2), занятый ответами на вопрос «Что есть искусство?», манкировать не стоит. Там занятно. Нынешняя экспозиция состоит из свежих работ семи авторов — имеет графичное название MMXVIII и продержится до 15 июля.

Как полагается концептуальному искусству, основной акцент здесь переместился на идею — мастерство исполнения прилагается и вполне может выдать зрелищный результат, но не должно. Ходить по выставке нужно с гидом, который расскажет вам, что вот этот пейзаж написан тональным кремом, это портрет — карандашом для глаз; что этот натюрморт состоит из вазы, отлитой из мыла, яблока, разрумяненного губной помадой, а вот это яркое пятно — из стружек отслужившего свое маникюра.

Главное — не пропустить работы Марты Дудыни-Озолини, которая присвоила определенным цифрам определенные цвета, а значит — согласно дате рождения — каждому из нас по неповторимой «снежинке». Портреты мгновений, датированных конкретным годом и часом, незавершенные «мандалы», символизирующие людей, о которых мы знаем не все… Идея красивая. И воплощение она получила себе под стать.

DSC06834-_opt

Латвийский музей фотографии (Старая Рига, улица Марсталю, 8) до 15 июля представляет «Невозвращение» Аниты Лицис-Рыбак — кадры мягкие, теплые, сделанные с нежностью к краю, куда ее семья выехала из Латвии в 1981 году. В свое время Колыма и ее диковинная природа, стали неотделимы от личной истории 12-летней девочки, за чем мы вольны считывать или не считывать историю семьи, историю народа. Экспозиция лишена подтекста, которого можно было бы от нее ожидать: «Разве «другие» — это действительно «другие»? Или все же нас объединяет гораздо большее, чем мы это осознаем?».

Помимо личных вещей, карт и карточек из семейных альбомов вы увидите две серии снимков «Дети сибирского ГУЛага» (2010—2018) и «Исчезающий путь» (2014—2018) от Аниты Лицис-Рыбак — фотографа, дизайнера, профессионального архитектора и художницы, ныне живущей в Барселоне.

DSC05894-_opt

В «Ное» (плавучая галерея NOASS, ближнее Задвинье, дамба AB, 2) до 21 июля нас ждут три выставки. Галерея эта занятна сама по себе, и посещение «Ноя» сулит приключение в любом случае. Художникам приходится осваивать необычные помещения, обыгрывать эту необычность, выставлять свои работы в тесноте и темноте. Но они от этого не в проигрыше: залы «Ноя» помогают им не меньше, чем нам, поскольку обладают свойством утрировать эффекты.

Черно-белый «Мираж» Сандры Крастыни привиделся ей и нам на фоне плиток, которыми она облицевала сырые стены. А в нерезких фотографиях, на которых всегда можно увидеть то, чего не ожидаешь, — обнаружила образы, позже нанесенные на кафель в технике надглазурной росписи. Сандра Крастыня окончила отделение монументальной живописи Латвийской Академии художеств, мы запомнили ее по «Цивилистам», которых она выставляла в 2016 году в «Арсенале», и еще благодаря тому факту, что работы художницы — в числе прочих музеев — хранит московская Третьяковская галерея.

Участники группы «Орбита» представили четыре инсталляции. Четыре поэта (Артур Пунте, Владимир Светлов, Сергей Тимофеев, Александр Заполь) отвечают на вопрос: «Откуда берутся стихи?», и делают это каждый в своей комнате с иллюминатором. Александр Заполь утверждает: они берутся из организации хаоса — и представляет объект с разрезанными на бумажные ленты строками. Владимир Светлов уверен, что стихи берутся из норы, из ощущения выхода на вдохновенный простор: композиция, оформляющая это утверждение, зовет нас из трюма к свету, растениям и живой земле. Артур Пунте вместе со скрипичных дел мастером Ингаром Ранцевичем продолжают спор: «Из пульсации!», и им вторит струнно-акустическое устройство. А Сергей Тимофеев уверен: «Из окна». В его комнате стоит механизм с переключателем — можно заказать любого из авторов и даже отрегулировать язык, на котором они прочтут вам стихи, написанные у окна. И последнее: выставку оформили Илва Клявиня и Арнис Ваташс.

Теперь о третьей выставке — светлой, ясной, красивой, не загнанной в трюм, о «Рисунках» Рамуса (художника и поэта Михаила Куличкова, 1955—2010): их увидеть необходимо. Об авторе: родился во Владивостоке, окончил Лиепайское училище прикладного искусства, входил в рижскую группу художников «Свободное искусство», писал картины, графику, стихи, болел индийской темой, завещал развеять свой прах над Гангом, и это наконец случилось — через восемь лет после смерти Рамуса.

DSC04637-_opt

Роскошный стиль дождался роскошной выставки. Большой зал художественного музея «Рижская биржа» (Старая Рига, Домская площадь, 6) до 5 августа отведен под «Стиль модерн. Начало. Влияние. Своеобразие». Название утяжеленное — как предупреждение: вас приглашают не только глаз порадовать, но и разобраться, где и как формировалась вся эта красота, заполонившая мир в конце XIX — начале XX века.

А съехалась к нам эта красота из музеев Парижа, Лондона, Брюсселя, Нориджа, Каунаса — живопись, графика, скульптура, предметы мебели, образцы прикладного и ювелирного искусства. Латвию представляют картины Розенталя и Валтерса, авторская керамика, ильгюциемское стекло: наша часть экспозиции сформирована усилиями шести местных музеев, одной библиотеки и двух частных коллекционеров. Не обошлось и без русского искусства — майолики Врубеля, посуды Кузнецовской фабрики и изделий марки «К.Фаберже. Одесса».

Национальные школы придавали модерну собственные акценты, и экспозиция дает нам представление о самых ярких проявлениях стиля пусть не в планетарном, зато в общеевропейском измерении.

DSC06758-_opt

Белизна Купольного зала — самого верхнего этажа главного здания Латвийского Национального художественного музея (центр Риги, площадь Яна Розенталя, 1) — до 26 августа расцветилась гобеленами Эгила Розенбергса. Выставка «Трансфигурация» посвящена теме технологий, за которыми не угнаться: угловатые «индустриальные пейзажи» Розенбергса, его «лабиринты» или «карты городов» — кто что в них видит! — вдохновлены микросхемами, в которых художник обнаружил «ускользающую красоту». И остановил мгновение, вплетя в ткань своих работ пленки от видеокассет с записями французской киноклассики, причем одну так и назвал — «Последнее танго в Париже». Время меняет носители информации — и вот ими стали десять настенных ковров Розенбергса из полиэстера, полипропилена, нейлона и акрила, мерцающих на свету.

DSC05843-_opt

В художественной галерее Putti (Старая Рига, улица Пейтавас, 5) до 31 августа будет открыта выставка современных украшений «Полет пушинки одуванчика во Вселенной». Сплетенные в цепь крупные агатовые кольца Пии Грох из Австрии (и как она это сделала?). Чучело голубя с золотым клювом от французского ювелира-концептуалиста Бенджамина Лигнеля. Броши-жуки от Марты Маттссон из Швеции — когда-то живые насекомые, которых она залила лаком и смолами, облагородила серебром и камешками. Эмалированные значки от Джоанны Гарнер из Англии — всего две надписи черным по белому, способные при одновременном употреблении оживить любой дресс-код: слово «Да» и слово «Нет»…

В общем, вы поняли: в «Путти» вам заскучать не удастся. А вот удастся ли найти украшение, соответствующее его главному назначению — украшать? Разноцветные рыбки-броши от Софии Бьоркман из Швеции, от руки «нарисованные» в поликарбонате в технике 3D, вам в помощь!

DSC06870-_opt

В зале «Арсенал» (Старая Рига, улица Торня, 1) — выставка, на посещение которой не грех отвести полдня. «Идентичность» стала частью мероприятий 6-й рижской Международной триеннале текстильного искусства и до 16 сентября будет отвечать за «международность» происходящего, представляя работы 84 авторов из 26 стран.

Здесь вы поймете, как многосложно это понятие — «текстиль», как легко выдать себя за нить любому материалу, имеющему хоть сколько-нибудь вытянутую структуру. Любую форму здесь можно посчитать плетеной, вязаной, валяной, вышитой — а она, например, вырезана из кожи или металла. Вы можете принять за фотографию на ткани подогнанные друг к другу тончайшие стежки, тем не менее изображение не «накатывалось» на материал и встраивалось в него изначально.

А что привычные гобелены? Ну что привычные гобелены… Они лишь разбавляют многообразие объектов — объемных, плоскостных, разбросанных по полам и стенам. И в шестой раз с помощью триеннале внушают: ковер — это не только «ценная нить», но и многое, многое другое.

DSC06143-_opt

Музей декоративного искусства и дизайна (Старая Рига, улица Скарню, 10) до 30 сентября будет радовать посетителей современными гобеленами из коллекции французских мануфактур. Сохраняя стойкие традиции (старейшая из мастерских была основана в Париже в 1601 году), три мануфактуры и две мастерские по сей день активно работают под эгидой Министерства культуры Франции и принадлежат государству — вместе с собранием из 200 тысяч предметов, созданных в период с XVII века до наших дней.

Художники предлагают ткачам и красильщикам свои эскизы — и эскизы становятся произведениями текстильного искусства. В Ригу приехали 15 гобеленов, сотканных по наброскам и фотографиям Анри Матисса, Хуана Миро, Ле Карбюзье, ОРЛАН и других выдающихся авторов: вы можете увидеть когда-то небольшие рисунки, превратившиеся в крупногабаритные работы, и разглядеть произведения ткачей не только «с лица», но и с изнанки.

DSC03146-_opt

В одном из залов галереи Союза художников Латвии ищите выставку «Новые поступления».

Осмотреть дары 28 художников, пополнившие собрание союза начиная с 2011 года, можно не только здесь, но и в творческом квартале «Комбинат MĀKSLA» по улице Гауяс, 1, 3, 5, 9, и в филиале Музея СХЛ «Бикери» по адресу: улица Бикерниеку, 140. А в доме на набережной вам покажут произведения последних лет, причем многие из них вы видели здесь совсем недавно. Так что вас ждут добрые знакомые — картины Владимира Козина, Ансиса Бутнорса, Мариса Упзарса, текстиль Инесе Якоби, слепок пня, возведенный Ансисом Добычиным в ранг скульптуры… А с ними — работы Айи Зарини, классика, и Мариса Чачки, главного человека в Даугавпилсском арт-центре Марка Ротко.


  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •