Выставки в Риге. Январь-2016. Часть первая

371

Праздники позади — музеи и галереи встрепенулись и потихоньку стали представлять новые экспозиции. Пойдете в «Арсенал» — вас снесет потоком буйной фантазии Петериса Сидарса, заглянете в «Даугаву» — познакомитесь с совсем еще юной художницей Мадарой Нейкеной, в Tattoo Art Gallery попадете в ребячливый мир Аллы Королевой, а в галере CUB станете ребенком сами: вас ждут авторские медведи, сосчитать поголовье которых не смог даже автор.

 

DSC05198ii-opt

В галерее банка Rietumu (Рига, улица Весетас, 7) открылась персональная выставка Людмилы Перец «Банковский мостик», которая продлится до 15 января. Лето 2014 года художница провела в Санкт-Петербурге, в результате появилась петербургская серия пейзажей, а на одном из них — знаменитый висячий «Банковский мостик». Автор считает, что выставка —  это «своеобразный мост между художником и зрителем, образом и воплощением, учеником и учителем, прошлыми и новыми исканиями». И что живопись —  «одно из проявлений выражения любви, любви как созидания».

Людмила Перец — признанный колорист. В ее полотнах свет играет, как ребенок, готовый растормошить все вокруг себя — чтобы улыбнулось. Чтобы цвета где-то стали тихо и медленно менять полутона, а где-то отважились на резкий скачок с одного крупного мазка на другой. Блики, отсветы, живой огонек сигареты… арбузные семечки — синие, зеленые, желтые… подсолнухи с мякотью цвета ночного неба… полоска незакрашенного подмалевка, явившего себя в самый неожиданный для зрителя момент… Людмила очарована тем, что видит. А мы очарованы тем, как это увидела она.

 

DSC04728_opt

В Латвийском музее фотографии (Старая Рига, улица Марсталю, 8) до 17 января будет демонстрировать себя «Уличная фотография» в понимании семи молодых участников выставки. Несмотря на возраст, люди они опытные и представление о том, как развивается в мире стрит-фотография, имеют. А фотография эта везде разная — как страны, города, улицы и люди, которые по ним ходят. И, кажется, точнее других способна отразить менталитет.

Выставка работ в этом жанре в музее — первая, выводы делать рано, но пока кажется, что латвийские фотографы более деликатны и готовы снимать незнакомцев только издали — чтобы не смущать. Наш «стрит» оказался мягким, щадящим и ни в коем случае не агрессивным. Это не только наш первый «стрит», это еще и «стрит» в понимании молодых людей, а они, как известно, канонов придерживаться не расположены и всегда готовы идти собственным путем. «Меня меньше всего интересует точная документация городской среды», — признается Лаура Аппена и просто снимает рижское предместье себе на память — словно ведет заодно с городом личный дневник.

 

DSC06134-_opt

В галерее «Māksla XO» (улица Элизабетес, 14) до 19 января вас ждет персональная выставка Артура Берзиньша «Изобразительные работы». Название и незатейливое, и многозначительное одновременно — экспонатами под стать. Вам кажется, что вы видите рисунок «простым» карандашом на тонком картоне? Нет, это графика — цветные карандаши и уголь — на отгрунтованном холсте, покрывающем доску. Вам кажется, что вы видите пейзажные зарисовки? Здесь тоже все сложнее, чем кажется: деревья перемежаются схематическими изображениям деревьев, устройство пейзажа комментируется схемой местности, куст раскладывается на составляющие: стволы, ветви, листва — или это один и тот же куст, каким его хочется изобразить зимой, весной, летом?.. Художник начинает рассказывать нам, по какому принципу существуют деревья  — хвойные, лиственные, сломанные, а после, словно невзначай, подводит к рассуждениям об устройстве мира и его восприятии. Цитирует Платона, Канта или — по Вингенштейну, которого тоже постоянно цитирует, — рассматривает язык и мир как зеркальную пару. Один и тот же пейзаж у него дается в варианте четком и размытом. Или, отраженный в воде, двоится дважды. Почему? Ответ ищите у австрийского философа Людвига Витгенштейна: «О чем невозможно говорить, о том следует молчать».

 

DSC06072-_opt (1)Галерея «Бастейс» (Старая Рига, улица Алксная, 7) до 27 января будет представлять групповую выставку «Художники года»: здесь понемножку всех, кто верен этой галерее и кому верна она. Полюбуйтесь чудесным настроенческими пейзажами Ирены Лусе. «Сосудом синего хрусталя» Хелены Хейнрихсоне: ваза в форме тюльпана заключила в свои глубины и сами тюльпаны, и воспоминания о людях, их подаривших. Там, как в сказочном шаре для гаданий, — события, пейзажи и возможность выхода в счастье. Поищите карандашные портреты нафантазированных Леонардом Лагановскисом «Венских стульев», многочисленные ножки которых растут неизвестно откуда и заканчиваются неизвестно где. И фарфор Скуи-Брейден — скульптуры, вазы, блюда, сервизы, расписанные обильно, затейливо и выдающие в авторах, Ингуне Скуе и Мелиссе Брейден, художников, всегда готовых подробно рассказать о себе. Напомним: в музее «Рижская Биржа» только что закрылась экспозиция «Утраченное и обретенное», где художницы представляли вазы, вдохновленные старинными экспонатами музейной коллекции фарфора.

 

DSC05353ii_opt

В Художественном пространстве театра «Дайлес» (центр Риги, улица Бривибас, 75), а говоря проще в фойе на втором этаже до 23 января можно посмотреть выставку «Картина года»: там вас ждут и картина-победитель, и другие работы других латвийских профессиональных художников, которые они написали в 2015-м. Конкурс состоялся уже в 22-й раз и, как всегда, проходил с соблюдением особых правил игры, с участием только картин текущего года — и только по одной от каждого автора.

22 года назад Агия Суна решила поддерживать художников, лишенных возможности выставляться, и они понесли к ней работы, которые считали лучшими на данный момент. Собранные в одном помещении, картины давали объективное представление о состоянии нашего изобразительного искусства. В прошлом году выставка перебралась из галереи ASūna на просторы театра — расширила аудиторию и сделала ее более демократичной. По традиции лучшую из представленных на конкурс работ определяет не жюри, а один-единственный эксперт. На сей раз экспертом стала наш классик и юбиляр Джемма Скулме. Она выбрала «Сарай» Зигурда Поликова. Есть еще одна номинация — приз зрительских симпатий: любой посетитель может прийти и проголосовать за понравившуюся картину.

 

DSC04899i_opt

До 24 января рижский  центр современного искусства kim? (центр Риги, улица Маскавас, 12/1) предлагает нам сразу три выставки: на первом этаже показывают «Выход в заикание и туманность», а в двух залах второго «Палиндром» и «Зубные скобы Поли Стайрин». Второй этаж хорош особенно: художников, работающих в Америке, — Донну Хуанки родом из Боливии и Эзру Вубе из Эфиопии, — нам представляет нью-йоркский Art in General.

Девушки-модели от Донны Хуанки, то и дело торжественно уходящие за стекло, — это вроде как мы сами… мы как картины. Расписные тела, молчание и минимум движений сближают искусство с жизнью и доказывают, что грань между ними еле уловима и что в принципе ее быть просто не должно. Эзра Вубе представил анимацию, самую разную и на целых четырех экранах, а к ним две серии фотографий, элегантно, находчиво и ненавязчиво — просто очень красиво совмещающих в каждом отпечатке благодарную память о родине и прозу эмигрантского бытия.

 

DSC05797ii_opt

Галерея CUB (бульвар Зигрфида Анны Мейеровица, 6) до конца января будет радовать рижан новогодней, рождественской и просто уютной в зимнюю стужу выставкой «Майя и медведи». Мишек, которых хватило на несколько залов новой галереи, сшила Майя Остер, художница из Москвы. О таких вы не мечтали даже в детстве — чтобы не только просились на ручки, на подушку и под бочок, а чтобы вели самостоятельную жизнь — фотографировались, пили чай, делали уроки, катали в коляске своих малышей… Фетровые, пестрые, меховые, гладенькие и даже (на память) из чьей-то пижамки сшитые, они свисают с люстр и переполнят чемоданы, ловят живую рыбку и не отрываясь смотрят фильм режиссера Шишкина «Утро в сосновом лесу». Экспозиция выстроена мастерски — с интригой и настолько умелым приглашением в путешествие, что миновать похода в детство шансов просто нет.

 

DSC04768i-opt

До 31 января в Рижском музее фарфора (Старая Рига, улица Калею, 9/11) можно увидеть персональную выставку Латвите Медниеце 1924 года рождения, ставшую конспектом долгой творческой жизни. Выставка называется просто: «Работы». Обобщить их каким-то другим названием было бы сложно: очень разные, они рождались в самое разное время и словно вышли из разных рук. Время меняло почерк, отсылало то к одним материалам, то к другим — и они всегда становились любимыми. Художница  была, наверное, единственным керамистом, совмещавшим в одной фигурке шамот и фарфор. Работала в мелкой пластике, очень любила составлять композиции, например, из мифологических образов и даже создавала из фарфора абстракции. Или делала фарфоровых девушек, пользуясь приемами, принятыми в обращении с глиной: скатывала тоненькие колбаски и собирала из них ручки с пальчиками… Трудилась художником на Рижском фарфоровом заводе, сочиняла узоры для посуды, а после расписывала блюда и украшала вазы.

На выставке представлены предметы из Рижского Музея фарфора, Музея Декоративного искусства и дизайна и из коллекции Латвийского Союза художников.

 

DSC02719-i_opt

В Музей фарфора (Старая Рига, улица Калею, 9/11) стоит сходить уже хотя бы потому, что там есть стенд, посвященный творчеству Мартыньша Заурса (1915—1998). В юности он посещал студию графики и рисунка Романа Суты, а позже, став скульптором и художником, активно работал в мелкой пластике и создавал изделия из фарфора не столько декоративные, сколько шутливые. Будучи человеком веселым и рисковым, он предпочитал не следовать законам серийного производства. Сделанные им фигурки, как правило, оставались экспериментальными образцами, поскольку для массового воспроизведения были сложны: композиции — слишком многофигурные, роспись — слишком сложная, чтобы выйти в тираж. В числе прочих героев вас ждут его чертенята о трех головах: вполне допустимые для ремесленных изделий в керамике, в нежном фарфоре они смотрятся как еще одна шутка мастера, которую стоит оценить.

 

NRerihs_Lidzcietiba-m-opt

До 31 января в залах первого этажа «Рижской Биржи» (Старая Рига, Домская площадь, 6) можно посмотреть работы Николая Рериха и его латвийских современников из собрания Латвийского Национального художественного музея Латвии. На выставке под названием «Николай Рерих и Латвия. Живопись, графика, фотографии, документы» вам покажут новый документальный фильм — почти одноименный («Рерих и Латвия»), а после пригласят на целый букет сопутствующих мероприятий. На лекции, встречи, беседы со специалистами, на семинар, концерт, Дни семьи и даже на творческие мастерские для детей.

Основу экспозиции составила латвийская коллекция работ Николая Рериха, присланная им в Ригу из Западных Гималаев в 30-е годы прошлого века. А поскольку выставка посвящена связи художника с землей его предков, представлены здесь и подтверждающие эти связи архивные документы. Вы увидите и портреты художника, и работы его младшего сына Святослава, и узнаете, как выглядела их латвийская родня: представители рода Рерихов жили на территории Латвии начиная с XVIII века. Но главное, на наш взгляд, в другом. В петербургский период своей жизни Николай Рерих общался со многими нашим земляками, во время учебы в Санкт-Петербургской академии художеств дружил с Вильгельмом Пурвитисом, Янисом Розенталсом, Йоханом Валтерсом. А латвийские художники более молодого поколения так и вовсе занимались под его началом в школе Императорского общества поощрения художеств в Санкт-Петербурге: он вел там класс композиции. Устроители выставки совместили полотна знаменитых латвийских художников с работами Николая Рериха, чем отлично проиллюстрировали время.

 

DSC06177-_opt (1)

До 5 февраля в Tattoo Art Gallery (Рига, улица Стабу, 46/48) можно посмотреть работы латвийской художницы Аллы Королевой. Ее многоцветная, озорная, по-невзрослому непосредственная живопись не просто изображает жизнь в городе — показывает, как тесно мы связаны друг с другом и с местом, в котором живем. Кварталы врастают в рисунок одежд узорными шашечками, а люди, представленные кто в профиль, кто анфас, обмениваются судьбами, переплетаются интересами — глядь, а чья-то щека уже совместилась с чьим-то посторонним ухом. Сводя человеческое множество к минимальному составу, художница предпочитает остановиться на троице: в треугольнике отношения простыми быть просто не могут. Три дамы надевают общее платье, трое мужчин сидят за столом и говорят на тему «Ты меня уважаешь?». Люди, дома, машины, деревья собираются в мозаичный «кубик Рубика», в котором что-то увидено сверху, что-то сбоку, что-то снизу — и все одновременно. Все слоится, срастается из фрагментов, рассыпается и вновь монтируется в новые конструкции. Художница фантазирует на темы нашей жизни и доказывает, что с нами не соскучишься, ведь мы непредсказуемы.

 

DSC04641i_opt

Художественная галерея Putti (Старая Рига, улица Марсталю, 16) предпочла предъявить краткий свод того, что предлагала зрителям раньше. До 5 февраля здесь продлится выставка «Дыхание зимы». Putti представляет искусство ювелиров-новаторов, подчас даже концептуалистов, воплощающих самые смелые идеи и достигающих результата, не всегда применимого для похода, например, в оперу.

Валдиса Броже, получившего «Большого Кристапа» в номинации «Лучший художник анимационного кино», галерея представляла совсем недавно. От крошечной мебели из кукольного фильм «Время идет» остались кровать героя, книжная полка да сам герой, свесивший с витрины суставчатые ножки (серебро и бивень мамонта). На большом экране продолжают показывать мультфильм, а в салоне — ювелирные изделия Валдиса, кольца, которые можно надеть на несколько пальцев сразу. От выставки «Современное прошлое» остались работы венгерских художниц Реки Лерниц и Флоры Ваги: первая обучалась ювелирному искусству в Будапеште, вторая во Флоренции и Лондоне, первая раскладывает жемчуг по пластмассовым вагончикам, вторая выставляет в наших витринах скрученную в украшение стружку.

Галерея держит марку и представляет свои площади только ювелирам-профессионалам — и латвийским мастерам, и эстонским, и литовским, и болгарским, и английским, и австралийским, и японским, и итальянским, и тайваньским… Бутылочные донышки на цепочках. Серьги-лампочки, серьги — кисточки из натурального волоса. Колье из пробковых срезов. Впаянные друг в друга кольца разных размеров и разной высоты: чтобы не приходилось комбинировать «одиночные» изделия, вам предлагают уже готовый ансамбль. Консервные банки с жемчужной икрой — и изделия вполне носибельные. Улыбчивая рыбка Гунтиса Лаудерса заставит вас, глядя в зеркало, улыбнуться и броши, и себе.

 

DSC06109-_opt

Галерея «Даугава» (Тихий центр, улица Аусекля, 1) до 6 февраля будет представлять рижанам три новых имени — молодых художников, выпускников Латвийской Академии художеств Мадару Нейкену, Дагне Вентиню и Эдгара Сопранса: на выставку под названием «Где-то» они представили работ последнего года. Мадара Нейкена работает маслом, но пишет так, словно это акварель или даже графика, — использует для изображения лишь часть холста. Некоторые детали пейзажа — неровного по краям — могут отбрасывать тени на не заполненное изображением поле, представляя тем самым не только пейзаж, но и момент работы над ним. Работу «Дома» она написала, обрезав изображение машины так, словно для продолжения нет места. А работу «I» — так, словно увидела пляж против солнца и сквозь ресницы, оставив лишь контрастные детали, истончив (четкие контуры растаяли на свету) и лишь обозначив их присутствие: главное — не название, утратившее последнюю точку над «i», не частности и не детали. Главное — что они сопровождали день, который того и гляди расплавится от зноя.

 

DSC04914ii_opt

Рижский музей югендстиля (улица Альберта, 12) подготовил к Рождеству сразу две выставки «Финское Рождество» и «Сад снов». «Финское Рождество» — это Рождество, оформленное и обставленное в национальных традициях: на елке — бумажные гирлянды, под елкой — характерные соломенные и деревянные игрушки, рядом на полке — традиционные открытки. А «Сад снов» — это уже наши фантазии на темы югендстиля, обилие деталей, туго упакованных в единый и ладный клубок. Современные художники этот клубок не распутывают и вполне могут представить как елочный шарик, расписанный и украшенный по законам жанра. Новогодние шары Тамары и Александры Чудновских — авторские и штучные: в прошлом году серия, посвященная ар-деко, побывала на московском международной выставке в Гостином дворе. А сегодня вы увидите серию, посвященную югендстильной — стильной Риге, с росписью, обрамляющей изображения фрагментов архитектурного декора.

Тамара Чудновская, знаток истории кукол и человек, который их коллекционирует, обшивает и выставляет, стала куратором выставки и не только представила фигурки, сделанные своими руками, но и пригласила поучаствовать друзей-кукольников. В итоге тему югендстиля принялась разрабатывать международная группа художников: Тамара и Александра Чудновские, Виолетта Озун, Элита Шмединя и Анатолий Назаренко из Латвии, Бируте Бернотиене-Валл из Литвы, Анастасия Фомина из России и Кристина Вербицкая из Эстонии. Мы увидим и кукол, и ювелирные украшения, и эмали Анатолия Назаренко, получившие достойные металлические оправы. Кристина Вербицкая, всегда активно наделявшая своих кукло-мишек стеклянными фрагментами, смогла обыграть витражные мотивы. А Виолетта Озун, сделавшая нескольких барышень именно для этой выставки — нежных, стройных, музыкальных и скромно одетых по моде, — дала понять, какими представляет себе девушек того времени. Это было время гармоничных людей.

Посетить выставку можно до 12 февраля.

 

DSC05307ii_opt

До 28 февраля галерея «Биркенфелдс» (Рига, Тихий центр, улица Рупниецибас, 3) будет представлять Юриса Звирбулиса — его «Миниатюры из слоновой кости II и другие работы». История работ такая. Наводя порядок в мастерской, художник наткнулся на конверт с тонкими пластинами слоновой кости внутри: когда-то они были белыми клавишами рояля. Материал ценный и редкий, происхождение у пластин благородное — пришла мысль их расписать и превратить в художественные миниатюры, где-то нанести краску, а где-то процарапать ее слой насквозь, вот вам и чей-то белый контур. Художник расположил миниатюры на пустом поле и начал расписывать еще и это поле. Клавиша стала символом веры, идеи, стала картиной в полупустынном зале музея, маленькой, как золотник. А золотые линии вокруг обозначили жизнь.

 

DSC05894-_opt

В выставочном зале «Арсенал» (Старая Рига, улица Торня, 1) до 13 марта обязательно нужно выбраться на персональную выставку Петериса Сидарса «Ощутимое движение». Человек, готовый превратить в предметы искусства все, что видит, Петерис Сидарс заполнил ими два огромных зала на первом этаже «Арсенала». По образованию он художник по текстилю, но делает все — и панно, и инсталляции, и картины, и скульптурные объекты. Потому что его фантазию заводит с четверти оборота тоже все — от спичек, которые он может сложить во взрывоопасную гору и назвать «Цитаделью», от одноразовых вилок, которые он навеки скрепит друг с другом и превратит в панно, до пятен на одежде, обложке журнала, картонной упаковке, темном и светлом фоне: он эти пятна нарисует, дорисует, разнообразит, дополнит брызгами, потеками, выстроит в ряды. Чтобы вглядывались и понимали: любования в этой жизни достойна любая случайность, обретшая форму.

Первый зал до закутков заполнила композиция художника «Поток» — бесконечно длинная и широкая и ламинированная лента с массивами красок, перетекающих друг в друга. Пленка покачивается, извивается, цвета совмещаются — то эти, то совсем другие — и включают в изображение людей, пришедших на выставку. Они тоже — часть жизненного потока, и потому хороши.

 

DSC06061-_opt (1)

Тем, кто любит, чтобы «как в жизни», рижский Дом Менцендорфа (Старая Рига, улица Грецениеку, 18)  подготовил уже традиционную для зимы выставку восковых фигур: они вписываются в старинные стены как родные. Нынешняя «Мировая история в восковых фигурах» — это около четырех десятков работ, десять из которых приехали в Ригу, чтобы порадовать детей и явить им анимационных и киногероев «как живых». Взрослые обижены не будут — улыбнутся Моне Лизе, какой они могла быть, когда позировала Леонардо да Винчи, увидят Дали за работой, а с ним и Геродота, и Петра Первого, и Людвига Баварского, и Марию Кюри рядом с Эйнштейном, и Наполеона с Чингисханом вместо Магомета… Над созданием каждого такого персонажа работает от восьми до 12 мастеров: это плоды коллективного авторства, но существуют в единственном экземпляре. Куратор проекта  Армен Арутюнян — единственный, кто занимается восковыми фигурами в странах Балтии и Скандинавии, — привез экспонаты из Санкт-Петербурга, Голландии и Эстонии. Копии великих и знаменитых будут гостить у нас до 1 апреля.