Выставки в Риге. Март-2016. Часть первая

Время хорошее — и весна, и выставки одна другой лучше: Элита Патмалниеце зовет в полет, Сигита Даугуле — на сафари, Артур Ринькис и Ивета Вайводе — в Никуда. Противиться не надо.

DSC07787-_opt

В той галерее «Даугава», которая в Тихом Центре, на улице Аусекля, 1, до 12 марта поклонников творчества Майи Табаки ждет выставка ее новых работ «Южные сады» — картины созданы в основном в прошлом году, но есть по одной из  2005, 2009 и 2014 годов. Много солнца, совсем немного архитектуры и интерьеров, животные, растения — и все декоративно, все на грани фантазии и реальности и отвечает самым причудливым представлениям об изобилии юга.

 

DSC05904-_opt

До 13 марта обязательно нужно выбраться на персональную выставку Петериса Сидарса «Ощутимое движение» в выставочном зале «Арсенал» (Старая Рига, улица Торня, 1). Человек, готовый превратить в предметы искусства все, что видит, Петерис Сидарс заполнил ими два огромных зала на первом этаже «Арсенала». По образованию он художник по текстилю, но делает все — и панно, и инсталляции, и картины, и скульптурные объекты. Потому что его фантазию заводит с четверти оборота тоже все — от спичек, которые он может сложить во взрывоопасную гору и назвать «Цитаделью», от одноразовых вилок, которые он навеки скрепит друг с другом и превратит в панно, до пятен на одежде, обложке журнала, картонной упаковке, темном и светлом фоне: он эти пятна нарисует, дорисует, разнообразит, дополнит брызгами, потеками, выстроит в ряды. Чтобы вглядывались и понимали: любования в этой жизни достойна любая случайность, обретшая форму.

Первый зал до закутков заполнила композиция художника «Поток» — бесконечно длинная и широкая и ламинированная лента с массивами красок, перетекающих друг в друга. Пленка покачивается, извивается, цвета совмещаются — то эти, то совсем другие — и включают в изображение людей, пришедших на выставку. Они тоже — часть жизненного потока, и потому хороши.

 

DSC07795-_opt

В галерее Māksla XO (центр Риги, улица Элизабетес, 14) до 15 марта будут открыты сразу две выставки, объединенные тем, что явно противопоставлены друг другу: «Сад» одного автора  — Кристапа Зариньша, светлый, цветущий, цветастый, и «Черные картины» 13 латвийских художников. Черненькая тема черна не по содержанию, а по форме. Авторы запрятали, укутали в почти отсутствие цвета и света все что можно — пейзажи, лица, силуэты, огоньки, которые порой лишь угадываются, лишь намекают о себе, да и то если посмотреть на картину под определенным углом. Здесь все помещено не во тьму, а в тайну, может быть, даже отослает к черному квадрату Малевича, где есть все и одновременно нет ничего, или просто рассказывает о чем-то, пользуясь минимумом средств. Эти художники именно такие и есть — сосредоточенные и умеющие уйти в себя.

 

DSC07777--opt

В галерее «Даугава» — той, что в Старой Риге, на улице Алксная, 10/12, — до 19 марта продлится время персональной выставки Освальда Звейсалниекса «Испания». «Певец родного края» — Латгалии, на сей раз он предлагает нам путешествие по теплым и солнечным местам. В картинах, написанных в период с 2010 по 2015 год, Испания предстает как страна очень яркая — и очень близкая: ее пейзажи с пейзажами латвийскими роднит цветовая гамма художника. Там он обнаружил те же краски, что и в прохладном родном краю, и здесь в самый раз еще раз поговорить о щедрой палитре мастера: его глаз готов радоваться всему и везде. «Живописцу так же, как музыканту или литератору, необходимо ощутить определенную творческую раскованность, обострить восприятие», — уверен он, и мы можем видеть, как он понимает творческую свободу. По Звейсалниексу, она дает право играть всеми цветами сразу, по-детски жадно используя краски и не оставляя в запасе ничего. Он дарит нам максимум того, что может, он сердечен, его палитра насыщенна и приучена передавать не столько состояние природы, сколько ощущения, которые она рождает в человеке. А вглядеться в любой из участков любой работы Звейсалниекса — значит обнаружить, как непрост этот мир и лад между цветами: мазки толкаются, вибрируют, проникают друг в друга, один сквозь другой просвечивают. И в результате являют полутона, которые рождаются отнюдь не только путем смешения на палитре. В результате рождается Испания, которую при желании можно увидеть везде.

 

DSC08086--opt

До 23 марта в художественной галерее Putti (Старая Рига, улица Марсталю, 16) можно полевитировать на фоне работ Элиты Патмалниеце. Ее персональной выставке «Левитация» дала название одна работа: маленькие домишки, а над ними, во все небо, женщина, которой тесны и город, и быт. Вполне себе восьмимартовское послание миру: мы существа мудреные, сложносоставные — во лбу один глаз, над правой коленкой три, а в сердце бьется слово «любовь». Летающая дама перекочевала в принты, украсила собой одежды на манекенах, платки, полотенца, блюда, и все это здесь можно купить. В витринах почти солдатиками выстроились фаянсовые на вид ананасы со съемными крышечками, все друг на друга не похожи и все расписаны Элитой — сочные, с сердечками в неожиданных местах. Четыре абстрактных пейзажа — «Море», «Луг» и две «Ночи», — одна «Девушка» и много радости для любителей прикоснуться к чужой удаче. Возьмите кисть, обмакните в любую баночку с краской — они стоят под копией «Левитации» во всю стену, — и добавьте что-нибудь от себя к чудному миру Элиты Патмалниеце. Она знает: «Рисуя, можно войти в медитативное состояние, которое позволяет подняться над буднями, открыть для себя новые горизонты и очистить сознание».

 

DSC07397-_opt

В Рижском Художественном пространстве (Старая Рига, улица Кунгу, 3) до 27 марта будет открыта выставка современного искусства «Затерянное в архиве», настолько неоднородная, что идти туда просто необходимо каждому, потому что каждый неизбежно найдет там что-то интересное для себя.

Архивная тема беспокоит мир, потому что в принципе это тема отношений прошлого с настоящим: что выбрасывать, что хранить, а если хранить, то зачем? Былое должно быть приспособлено под нужды сегодняшнего дня — именно этим авторы выставки и занимались. 27 художников из Колумбии, Литвы, Нидерландов, Пакистана, Польши, России (Дагестан), Финляндии, Эстонии и Латвии, воспользовавшись архивными материалами — а такие есть не только в государственных учреждениях, но и на чердаках, и на антресолях, — общими усилиями интерпретировали тему сохранности того, что когда-то сделал человек, как тему смысла его жизни. Среди очень много прочего обязательно отыщите закуток, где показывают видео Таус Махашевой из Махачкалы. Свой короткий фильм она сняла в горах. Канатоходец (Расул Абакаров, танцовщик в пятом поколении) занимается тем, что переносит картины дагестанских художников через пропасть с одной вершины на другую. Туда, где стоит стеллаж, как в музейном хранилище, открытый дождям, снегам и ветрам. Кто-то отдает творчеству жизнь. Кто-то рискует жизнью, чтобы обеспечить картинам защиту. А со стороны видишь, что в итоге бессмысленным оказывается даже это — смертельный риск во имя искусства и искусство само по себе.

 

DSC08125--opt

В галерее Pop up (центр Риги, улица Дзирнаву, 67, 6-й этаж торгового центра Galleria Riga) до 30 марта вас ждут работы Яны Нестеровичи. На выставке Wonderland представлена страна чудес, какой она видится художнице, —  с цветами повсюду, хоть у енота в прическе, и животными там, где вы их еще не встречали. Это не страна мечты — стремиться туда никто не собирается, потому что ее попросту не может быть. Художница ее сочиняет, наполняет вполне реальными деталями и персонажами, но компонует так, чтобы из обычных слов выстраивалась сказка. Из ее ванн вырастают шары и вылетают бабочки, рыбы-гости плавают над тортами — их пригласили на чай. Надо отдать должное чувству меры художницы: мазки в своих картинах она не приглаживает, лаком не заливает, работы этюдного толка выставлять не стесняется. Так что чай рыбкам достается без лишнего сахара.

 

DSC07999--opt

А в галерее «Бастейс» (Старая Рига, улица Алксная, 7) объявлено «Сафари» Сигиты Даугуле. До 2 апреля здесь коты будут глотать мышей, а кролики — пугать всех без разбору алыми очами в ночи. Название, конечно, шутливое: не в охоте дело. Сигита обладает чудесным чувством юмора и злоупотребляет им, совершая отвлекающие маневры. Пусть по ее полотнам бредут друг за другом буфетные слоники мал мала меньше: это не вызов мещанскому вкусу. Пусть по ним бегают человечки — один к одному те, которых вы сами когда-то нарисовали осколком кирпича на асфальте: это не перчатка, брошенная адептам натурализма. Сигита играет в эти типа неумелые фигурки как автор, которому есть что сказать про другое, а сказать нужно весело — чтобы запомнилось.

В ее полотнах, на наш взгляд, главное — не главные герои, не большеглазые кроты, а земля, из которой они вышли, фон — сложносочиненный, с потеками, кракелюрами, сочетанием матовых участков с гладкими и «окончательных» тонов с «предварительными», взятыми для разгона. Считается, что в полотнах художницы присутствуют цвета, подсмотренные у стареньких домов Задвинья. Это когда коричневое идет поверх зеленого, даже не пытаясь полностью скрыть «подложку», — сопровождаемый красками ход времени, спор старого с новым и наоборот. А «Сафари» — ну что сафари! Не будь такого названия — мы могли бы и не оценить, с каким умным и ироничным художником имеем дело.

 

DSC08172-_opt

До 3 апреля идите в Дом Менцендорфа (Старая Рига, улица Грециниеку, 18) — не прогадаете: там вас ждут «Миражи времени» Тамары и Александры Чудновских. Мать и дочь придумали выставку красивую, к тому же в интерьеры «жилища зажиточного рижанина XVII—XVIII веков» она вписалась как родная. Помещения трех этажей музей оживили авторские куклы Тамары и фотографии Александры, в которых она стилизовала время под упомянутые века. Оба автора работали с портретами — мама делала объемными образы со старых фотографий и картин, а дочка занималась театрализацией сегодняшнего дня, фотографируя современников в одеждах, прическах и даже мушках «под старину». Снимки отпечатывались в основном на холсте, дописывались масляным красками, вставлялись в багетные рамы… И роднились с фоном стенных росписей музея до такой степени, что не очень понятно, как после 3 апреля эти стены будут обходиться без них.

 

 

DSC07514--opt

В Рижском музее фарфора (Старая Рига, улица Калею, 9/11) до 3 апреля будет открыта персональная выставка Даце Блумы «Игра букв на фарфоре» — красочные графические композиции из блюд, каждое из которых украшено не цветочками — единицами письменной речи или даже их фрагментами. Правильно расставив предметы, вы получите букву — а при желании разберете ее на части, что позволит залюбоваться игрой линий и даже мысленно не произносить ни звука. Художница упорно рассматривает алфавит и до сих пор уверена, что знает о нем далеко не все, — предлагает вглядеться в шарм всех этих гласных-согласных и увидеть в них не носителей информации, а самостоятельные художественные образы. Она утверждает их красоту и право каждого на самостоятельную жизнь.

Даце Блума работает с фарфором начиная с 80-х годов прошлого века. С 1983-го по 1994-й создавала дизайн посуды для Рижской фарфоровой фабрики: на выставке можно увидеть некоторые предметы того периода из собрания музея. Ее почерку присущи лаконичность, даже минимализм (сказались годы учебы в Эстонской академии художеств), и именно это позволяет ей не отвлекаться от линий, которые делают неповторимыми шрифты. «Мой любимый белый лист — фарфоровая поверхность»: да-да, Даце сочинитель. Характеров, отношений, зависимостей, и это все о буквах. Которые было бы нелогично периодически не складывать в слова, афоризмы и оформлять уже их. «Это буквы, которым фарфор помог войти в помещение».

DSC07857-_opt

Музей декоративного искусства и дизайна (Старая Рига, улица Скарню, 10/20) приглашает в «Путешествие в Никуда»: путешествие можно совершить до 10 апреля. Совместная выставка двух художников, дизайнера Артура Ринькиса (1942) и фотографа Иветы Вайводе (1979), — это инсталляции, бегущие по экранам мудреные строки, фотографии, видео, анимация. Попав в броско оформленное Никуда, которое, казалось бы, оформлению не подлежит, вы убедитесь, что Нигде — место чудаковатое, но реальное. «В середине Никуда»: так называется сад кинетического искусства, разбитый Артуром Ринькисом на его собственной земле в окрестностях Сабиле. В 2013 году сказочное место посетила Ивета, и с тех пор оно стало вымышленной лабораторией отношений между художниками, их придуманным садом. Они принялись сочинять, как могли бы относиться друг к другу, и в какой-то момент превратились в героев собственных историй и видеофильмов — образы стали жить отдельной жизнью, писать друг другу письма и получили совсем другие имена.

А.Ринькис — энтузиаст стимпанка (или паропанка, если вам так удобнее), благодаря чему выставка-спектакль выглядит как призыв возвратиться к истокам — к природе и машинам того периода, когда они еще не портили пейзажей. Назад, к эпохе парового двигателя, призывают стимпанковцы и предлагают альтернативный вариант развития цивилизации, стилизуя его под эпоху викторианской Англии и раннего капитализма. А латвийский художник Артур Ринькис предлагает сыграть на гитаре с часовыми винтиками во чреве, усесться в авто — все в шкурах, рогах и механических печатных машинках — и на часок съездить в их с Иветой Никуда.

DSC07972-_opt

До 10 апреля Латвийский музей фотографии (Старая Рига, улица Марсталю, 8) будет представлять рижанам серию «Исчезновение» литовского мастера Витаутаса Плеткуса. Он любит снимать места почти безлюдные, потому что людям здесь делать уже нечего: покинутые дома, канувшие в советскую историю заводы. Природа поглощает то, что когда-то построил человек, и вот именно это состояние объектов, в которых прошлое еще дает о себе знать, но уже поросло буйным сорняком и стало бесполезным, фотографа манит. Состояние тревоги автору не передается, трагизма в происходящем он не видит — лишь красоту разрушения, лишь воплощенный покой. Его снимки даже не иллюстрируют тщету человеческих усилий — он понимает упадок как своеобразное волшебство. Прошлое длит свое существование в настоящем на собственной, уже почти угасшей скорости, и В.Плеткус фотографирует это несоответствие, эту фантастику реальной действительности, этот не столько грустный, сколько чудесный сдвиг.

 

DSC07070--optДо 10 апреля идите в Художественное пространство театра «Дайлес» (центр Риги, улица Бривибас, 75, фойе на втором этаже) — на красивую выставку «Театр Байбы Пузиной». Красавица Байба (1944—1999 гг.) десять лет проработала в рижском Доме моделей, снималась для журнала «Ригас модес», работала в театре художницей по костюмам — вот они, фотографии, эскизы в рамах, готовые платья на манекенах. Вот то, в котором Вия Артмане играла Елизавету Английскую, — жемчужно-серое, переливчатое, с бусинами и воротником, высоко стоящим на проволочном каркасе. Присмотритесь — красоты от него не убудет даже тогда, когда вы поймете, из какой мишуры порой происходит театральная роскошь. А вот акварельные, карандашные варианты сценических нарядов — Байба «надевала» костюмы на персонажей, которых придумывала сама. Ее шаржевые характеристики можно принять за подсказку режиссерам, актерам, теперь нам. Теперь мы знаем: дама серо-синем была неприятной во всех отношениях, а дама в сиреневом ее не интересовала и потому осталась безликой. Коллеги запомнили ее смех из глубины безлюдного зала: она любила сидеть на репетициях. А они любили ее — и любят до сих, как видите. Не в каждом театре так умеют.

DSC07750-_opt

До 17 апреля в художественном музее «Рижская Биржа» (Старая Рига, Домская площадь, 6) всех ждет выставка, которую нельзя пропустит ни под каким предлогом: «Искусство аборигенов и папуасов». К ритуальным маскам или символическим фигурам предков вы можете относиться как угодно — с интересом или с вежливой опаской, можете стремиться на выставку с целью узнать новое или пощекотать нервы: она превзойдет любые ожидания. И сделает главное: даст понять, насколько более цельно и гармонично, в отличие от нас, воспринимают мир коренные жители Австралии и Новой Гвинеи. Человек у них никогда не бывает одиноким, и в этом его сила: он часть прошлого и часть будущего, часть мира, в котором плавают в небе рыбы и животные красиво едят друг друга. Он часть природы, которая защитит, если попросишь. Человек существует в их мире не просто одновременно, а наравне с птицами, насекомыми, растениями: все для художников интересны, равновелики  и, какую работу ни возьми, все представлены во взаимосвязи. Изображение руки в любой момент может графически перетечь в стебель речного растения или затеять перекличку с крылом невиданной птицы. Именно что невиданной: аборигены и папуасы не копируют действительность — они ее стилизуют и всегда занимаются только изображением своего представления о ней. Представить как реальность они могут и то, что было, и то, чего, по сути, быть не может. Мистическое и достоверное в этом искусстве питают друг друга и выглядят так, что одно от другого не отличишь. Потому что искусство, как капля росы, должно собирать все наши представления о Вселенной в небольшой точке.

DSC07155--opt

Музей Романа Суты и Александры Бельцовой (центр Риги, улица Элизабетес, 57a, кв. 26) подготовил выставку «Роман Сута и Сигисмунд Видберг. Творческий диалог двух мастеров», которая продлится до 23 апреля и даст начало мероприятиям, посвященным 120-летию со дня рождения Романа Суты.

Согласитесь: с Романом Сутой (1896—1944 гг.), выдающимся представителем классического модернизма, мы знакомы ближе, чем с Сигисмундом Видбергом (1890—1970 гг.). Тем не менее оба состояли в одной «Рижской группе художников» и одновременно вышли из нее, оба основали знаменитую мастерскую по росписи фарфора «Балтарс», оба участвовали в становлении Рижского общества графиков, оба преподавали рисунок в Рижской народной высшей школе и были сценографами в Рижской опере, оба сочиняли карикатуры для журнала «Хо-хо» и даже в какой-то момент жили в одном и том же доме. И оба навсегда покинули Латвию во время Второй мировой войны: их объединяло творчество и время. А поскольку время было действительно одно, почему бы не проследить, как по-разному его интерпретировали два художника? Разные по стилю, их рисунки дополнили друг друга в том смысле, что показали, как воспринималась эпоха, сразу с двух ракурсов, и это только придало экспозиции объема, значимости и объективности.

На выставке представлены их работы тушью, скрепленные определенными темами, что помогает увидеть, насколько непохожими были эти люди. Один был джентльменом без сучка и задоринки, другого даже сегодня можно назвать хулиганом. Один экспериментировал, спешил, то и дело становился непохожим на себя прежнего, другой выписывал подробности. Видберг оформляет свою мыль более манерно: он придумщик и поэт. А Сута называет вещи своими именами и обходится без штриховки: он пишет кистью, размашисто и уверенно, он другой. У Видберга — образы, у Суты — люди. У Видберга — выписанность, четкость, продуманность и обилие деталей, работающих на общую красоту рисунка. У Суты детали жизненны и больше работают на смысл. Кажется, хулиганы в этом мире все-таки побеждают.

В экспозиции представлены работы из собрания музея Романа Суты и Александры Бельцовой, Латвийского Национального художественного музея и частных коллекций.

DSC08152--opt

До 29 мая (с двухнедельным перерывом — с 14 марта по 1 апреля) на втором этаже «Арсенала» (Старая Рига, улица Торня, 1) будет открыта выставка работ Илмара Блумбергса «Все время идет снег». Художник умер 11 февраля этого года, выставка открылась через две недели, и расторопностью это не назовешь. Чем более крупной личностью был человек, тем большая дань его памяти с нас причитается. Об Илмаре Блумбергсе говорят: такие, как он, рождаются раз в столетие. Он писал о Любви, Смерти и Боге, что позволяло ему лучше понимать жизнь как процесс, которому нет конца. Цикл из 35 работ «Все время идет снег» тоже по-своему бесконечен. Художник создавал эту серию целых 20 лет и отразил в ней историю Латвии со времен сталинизма до момента обретения независимости. Получилась историческая сага, основанная на личном опыте: отец Илмара был легионером, в 1949 году его сослали, в 1950-м не освободили, и мать с маленьким Илмаром отправилась к нему в Сибирь. Фрагменты воспоминаний художник встраивает в изображения, словно действуя исподтишка. Издали видишь полотна, по колориту и изысканной строгости напоминающие японские гравюры, а приблизившись, замечаешь фотографии и документы, ставшие частью работ, надписи, мелочи, которые помогают вам перестать просто любоваться увиденным. Кажется, здесь все выходит за пределы красоты: кровь, страдания, унижения… И тем не менее остается щемяще-красивым — как призыв к прощению, как завещание.

 

DSC01042--opt

В Культурном центре «Ильгюциемс» (Рига, улица Лидоню, 27) стоит увидеть  удивительный экспонат — «Рижский квилт дружбы», созданный 120 лоскутницами из 14 стран мира. Коллективная работа участниц Международного фестиваля «Рижская текстильная мозаика» из Африки, Бельгии, Великобритании, Германии, Израиля, Казахстана, Латвии, Литвы, России, США, Украины, Финляндии, Франции и Эстонии рождалась так: художницы привезли в Ригу или прислали по почте 150 мини-квилтов заданного размера. Блоки были сшиты в масштабное панно размером 7,50 м на 1,80 м и сложились в гигантский квилт, занявший стену парадного лестничного пролета: получилось «одеяло», собранное с миру по лоскутку. Для справки: квилты представляют собой многоцветные картины из кусочков ткани, состыкованных в портреты, пейзажи, сказочные картинки или подробные рассказы о мудреных цветовых переходах от светло-сиреневого в легких разводах к кремово-белому в цветок.