Выставки в Риге. Ноябрь-2016. Часть первая

385

Зимой людей тянет на блестки: они рифмуются со снегом. Пойдем в ювелирную галерею PUTTI — не ошибемся: там камешки для любой погоды. И не забудем о визите в Pegazs: там картины Александра Кабина, монохромные, как рижский ноябрь.

dsc06399-_opt

Figaro ART, кукольная галерея-новосел (Старая Рига, улица  Вагнера, 14), до 10 ноября будет доказывать, что специализацию на куклах она давно переросла, и представлять авторские шали и шляпки, изготовленные в технике мокрого валяния. Но мы не о них — мы об украшениях из бронзы, обрамляющей полудрагоценные камни и эмали.

Рижский мастер Анатолий Назаренко начинал с горячей эмали — дымил на кухне своей многоэтажки и радовался пейзажам, которые разливались по бронзовым пластинам: цветы, травы, деревья. Эмаль плавилась, иногда, как хотела, меняла цвета; краски проникали одна в другую, создавали рельефы и по-своему играли на свету. Чтобы стать частью украшения, изображение должно было обрести оправу, и в момент, когда Анатолия пригласили выставиться в Рижском центре югендстиля, стало ясно, в каком ключе решать задачу. Браслеты, серьги, колье, медальоны, иногда настольные миниатюры, взятые в крошечную раму на подставке: изделия Анатолия самобытны и продолжают жить по югендстильным правилам — имеют плавные линии, цветочные орнаменты и крупные завитки.

 

dsc06131-_opt

В Латвийском музее фотографии (Старая Рига, улица Марсталю, 8, выставка будет открыта до 13 ноября) Элизабете Ранцене показывает, как можно перейти «Через границы». Можно, как сама Элизабете, быть латышкой, учиться в Париже, Эдинбурге и получить степень магистра менеджера по культуре в Университете королевы Маргарет. Дипломная работа 2013 года стала началом серии: автор снимает интернациональные пары и подписывает как «Томас и Серена, Шотландия/Австралия», «Янис и Иоанна, Латвия/Польша» и так далее — 16 кадров и весь мир. Поначалу ее герои одевались в народные костюмы и позировали на нейтральном фоне, позже Элизабете стала снимать людей у них дома, и вот тут началось самое интересное. Среда, в которой обитают муж из одной страны и жена из другой, собирается осторожно, и это в определенном смысле выхолащивает интерьер: новое как результат смешения культур рождается ох как не сразу. Мы наконец увидели, как глобализация оформляет сама себя: она скуповата на выдумку — предпочитает предметы функциональные, нейтральные и довольствуется минимумом.

Работу над проектом Элизабете оставлять не намерена: вскоре у молодых пар станут рождаться дети, и фотограф найдет способ расказать еще и о них.

 

dsc07106-_opt

Галерея PUTTI (Старая Рига, улица Пиетавас, 5) до 14 ноября показывает коллекцию современных украшений эстонских ювелиров. Их групповая выставка получила название «Воздушный замок», так же переводится и название группы художников õhuLoss. Здесь все — о тенях, миражах и туманных образах, трактуемых как хотите. Шесть художников, входящих в объединение, делают вещи, способные не просто украсить человека, но и снабдить его облик подтекстом. Ничего из этих вещиц не может быть надето просто так, чтобы дополнить гардероб. Такие украшения сами выбирают владельцев — людей, способных оценить мысль художника в первую очередь и приняться подбирать камень под цвет глаз — уже во вторую. На выставке если что и блестит, то минимально, а драгоценные металлы изображают металлы гораздо менее благородные: красота — не в броской роскоши, а в роскоши потаенной, так что пусть серебро напоминает лист белой бумаги или будет прикрыто патиной. Здесь серебро сочетается с палочками ванили, янтарь — с катышками белого мрамора, хрусталь — с отвердевшими кусочками хлеба, а ландыш из кости — с пластиной мятого и ржавого на вид железа: эстонские ювелиры не считают караты — они создают маленькие скульптуры, которые вы могли бы всегда носить с собой.

 

dsc06217-_opt

«Юта Риндиня. Ваза»: так называется выставка, которую нужно посетить в «Даугаве» (центр Риги, улица Аусекля, 1) до 19 ноября. Вазы художница делает мощные, тяжелые, формы им придает строгие, что помогает увидеть и оценить роспись. Наклонитесь к напольной вазе, войдите с ней в контакт — и поймете, что она не только красива по тону и цветовым переливам: она покажет вам или стебелек, или чью-то ногу, чей-то клюв, руку, профиль, и вся эта бесконечность откроется вам в паре-тройке абрисов и линий. Юта Риндиня умеет вместить в каждый предмет рассказы о многом сразу, и вот вы уже готовы ходить возле каждой вазы долгими кругами, отдаляться, приближаться, замечать маленького кота, а после, взглянув на работу сверху, находить в узоре кота большого.

Лошадей, собак, ангелов верхом на зубастых рыбинах Юта Риндиня может спрятать, а может показать — все будет зависеть от точки зрения на предмет. Ее герои будут превращаться один в другого, зверье станет частью огромного цветка, цветочная мелочь сложатся в диковинную птицу, а мазки разноцветной глазури — в пейзаж цветущего луга. Художница называет себя импровизатором, и легко себе представить, как все эти линии когда-то цеплялись друг за друга, приводили с собой все новые и новые образы, а замечательная Юта Риндиня, прямо как мы сейчас, зачарованно шла у них на поводу.

 

dsc05916-_opt

Стены главного зала Церкви Св. Петра (Старая Рига, улица Скарню, 19)  до 20 ноября будут отданы работам Яниса Стрейча и его друзей, которых много, и в одной только Латвии они не умещаются: в списке авторов замечены фамилии литовские, грузинские, русские…

80-летний кинорежиссер, снявший 22 игровых фильма, кавалер ордена Трех звезд, обладатель премии Ватикана Beato Aneliko, человек, вошедший в сотню выдающихся латвийцев ХХ века, — еще и художник с более чем 10-летним стажем. И друг всех художников — по крайней мере тех 63, которым предоставил возможность выставиться вместе с ним в грандиозном зале церкви. «Стрейч и друзья» — это живопись, графика, скульптура. Это звонкие имена — Инта Добрая, Янис Анманис, Язеп Пигознис, Алексей Наумов, Джемма Скулме, Освальд Звейсалниекс, Гунар Кроллис, Анна Хейнрихсоне, Петерис Постажс, Элита Патмалниеце, Дайлис Рожлапа. Это цикл пастелей самого Стрейча и даже компания кукол от Владлены в «средневековых» костюмах — и готические своды собора им к лицу.

 

dsc05094-_opt

До 20 ноября Латвийский Национальный художественный музей (центр Риги, улица Кр. Валдемара, 10) представляет персональную выставку американца латвийского происхождения Раймонда Стапранса «Пять картин». Будущий художник (его назовут отцом абстрактого реализма)  и драматург (его пьесы поставят и в латвийских театрах, и в американских) родился в Риге в 1926 году, в 1947 году семья эмигрировала в Америку, где молодой человек получил степень магистра изобразительных искусств и начал работать в гильдии «Береговая зона» — в компании с художниками, стоявшими в авангарде американской живописи. Р.Стапранс занялся исследованием «архитектуры» предметов быта с помощью взрывного цвета и плоскостных композиций, создавая «напряжение между воображением и абстракцией», при этом его произведения оставались четкими, конкретными, детальными, тщательно прорисованными и даже «отполированными, как драгоценные камни». В этом году художнику исполняется 90 лет, но он по-прежнему занимается живописью каждый день. Музей пригласил его показать работы последних пяти лет: пять картин — четыре пейзажа и один натюрморт — в Латвии будут демонстрироваться впервые, а после вернутся в США.

 

dsc06846-_opt

До 27 ноября на 4-м этаже главного здания Латвийского Национального художественного музея (центр Риги, улица Кр. Валдемара, 10) можно увидеть работу первого лауреата Балтийской премии молодых художников, которая отныне будет вручаться ежегодно. Инициаторами премии, обладателя которой определяет международное жюри, стали Платформа современного искусства NOAR, Фонд Латвийского музея современного искусства в содружестве с академиями художеств Латвии, Литвы и Эстонии.

В этом году победителем стал Юхан Сометс (1975) из Эстонии — получил две тысячи евро после уплаты налогов и право на эту выставку в главном музее нашей страны. Его интерактивная инсталляция «Комната художника» аскетична. По белым стенам тянутся тонкие полосы желтого и белого цветов: все! Но, прикоснувшись одновременно к алюминию и меди, вы устроите себе красоту сами и извлечете звуки из динамиков, которых поначалу даже не заметили. В зале может стоять гул, если вы там не одни, а может — тишина, если посетители к полоскам прикасаться перестали. На мгновение дотронувшись до бело-желтого нотного стана, вы услышите стаккато собственного изготовления. Можете организовать легато и неотрывно вести руки вдоль заданных линий: вы исполните свою музыку, и ее услышат.

Юхан использовал технологии, «выросшие» вместе с большей частью посетителей. Как утверждают организаторы выставки, дизайн звука восходит к аналоговым синтезаторам 1970-х, эстетика программирования — к восьмидесятым, использованный в инсталляции язык программирования — к девяностым, задействованный здесь компьютер — к началу двухтысячных. Так что если вам покажется, что вы сочинили свою протяжную мелодию здесь и сейчас, будете не совсем правы: это позволила сделать техника, созданная в течение полувека.  Современное искусство — как верхушка айсберга: ищите под водой долгий опыт человечества.

 

dsc06826-_opt

В Латвийской академии художеств (центр Риги, бульвар Калпака, 13) до 27 ноября стоит посетить выставку дипломных работ девяти выпускников-магистрантов 2016 года. Между отделениями живописи, графики, скульптуры и керамики границы четкие, а вот между работами их студентов, — уже нет: искусство все чаще вбирает в себя то, что было создано на соседних территориях. Выставка «Нечеткие границы» позволит вам погулять по этим нейтральным полосам — покрутить ручку, чтобы задействовать шестеренки и расчленить тем сам несколько скульптурных портретов на черты лица, а потом собрать их в новой комбинации. Или пройтись вдоль черных колонн с врезанными в них белыми рисунками — о Венерах, рижской ведьме и проблемах цивилизации.

severetnikov_opt

Галерея Art Studio No.1 (центр Риги, улица Авоту, 32) до 28 ноября будет показывать пейзажи Андрея Северетникова, который живет на севере Латвии на хуторе у границы с Эстонией и пишет с натуры, которая всегда под рукой. Главное дождаться нужного освещения, которое меняет краски, делает их менее определенными и добавляет загадки знакомым местам. Искусствовед Светлана Ивановна Хаенко, светлая ей память, писала о художнике: «Андрей Северетников — реалист, никогда не разочаровывающий своих зрителей. Его произведения пленяют, исподволь заставляя проникнуться изображенным мотивом, вне зависимости от того, пейзаж это, натюрморт или фигуративная экспозиция. Их хочется рассматривать. Ощущение бессознательного отклика художника на увиденное, его способность продлить на холсте свои переживания приносят редкое по нынешним временам удовлетворение и чувство тихой радости».

 

dsc05418-_opt

Еще долго, вплоть до 11 декабря, театр «Дайлес» (центр Риги, улица Бривибас, 75) будет радовать зрителей и посетителей персональной выставкой Элиты Патмалниеце «Одна такая Элита». Хотите — приходите в театр только «на Элиту» (главное — не раньше чем за час до спектакля), и театр — фантастический, фонтанирующий придумками, изобилующий мелочами и неожиданными сюжетными ходами, она вам точно обеспечит. Вы увидите, может быть, лучшее из всего, что делает эта художница, дизайнер и просто удивительный человек, — ее вышитые картины. Художник ослепительно-яркий и, кажется, способный дарить радость и только радость, она представила рядом с вышитыми несколько живописных полотен, несколько костюмов, выкрасила и украсила стены, снабдила строгое доселе пространство скамьями с яркой обивкой… Дай ей волю и время — преобразила бы все! «Любое помещение, куда входит Элита, в мгновение ока становится ее помещением. Элита — это энергия. Эмоции. Цвета. Ее холст — это всё и все. Сама Элита — тоже холст. Пульсирующий, искрящийся, отражающий, захватывающий. Слово «выставка» для нее — слишком узкое, поскольку то, что она делает, нельзя уместить в рамки и отнести к какому-то конкретному жанру. Элита — это комета. Она такая одна», — говорит о ней эксперт моды Уна Мейстаре. И дает нам ключ к пониманию феномена по имени Элита (фамилию можно не называть): этот человек не взрослеет.

 

dsc06814-_opt

В галерее Pegazs (центр Риги, улица Рупниецибас, 18) гостят работы Александра Кабина (1978), российского художника из Северодвинска. Его «12+» — это серия из 12 работ, которая, судя по присутствию в названии «плюса», будет иметь продолжение. А пока — цифра красивая, многозначная, символ цикличности и высшая точка на часовом циферблате.

Картины запрятаны в густую дымку, но вглядевшись, вы определитесь со временем и местом более точно: это сумерки, это почти всегда снежно и неуютно, это нечетко и далеко. Это воспоминания художника о чем-то для других, казалось бы, незначительном — обрывки неполной тишины, запахи, тепло батарей, случайные картинки прошлого, из которых складывается личная история. Отдаленное сходство с любительскими фотографиями (сбита резкость, проблемы с выдержкой) ничему не мешает: в воспоминаниях действительно не бывает лишнего — только главное, без подробностей. А если запомнились подробности, значит, главные (крупные, но нечеткие) — уже они: в прошлом все складывается на чудной манер. «Черно-белые кадры» обретают у художника серовато-синеватую тональность, словно фотографии, отпечатанные виражным способом на очень мягкой бумаге, погасившей все намеки на контраст. Монохромные картины Александра фиксируют ощущения и чувства — благодарности, нежности, ностальгии, даже тоски. Они конфликтуют с тем, что вне их: с сегодняшним днем и белым полем, которым художник обеспечивает каждую работу. Воспоминания хранятся в этом поле, как в коконе, подрагивают в нем и останавливаются, не всегда ровные по краю.

«12+» будет открыта до 12.12, то есть до 12 декабря.

 

dsc06522-_opt

Художественный музей «Рижская Биржа» (Старая Рига, Домская площадь, 6) приглашает на выставку «Шелковый путь. Искусство Древнего Китая», беспрецедентную по количеству привезенных в Латвию предметов. Около сотни артефактов — изделия из золота, серебра, бронзы, керамики, фарфора, нефрита, аметиста, текстиля, которые будет показывать «Биржа» вплоть до 8 января, — произведены в период начиная с 1046 года до нашей эры и заканчивая временем правления династии Мин, а это 1368—1644 годы нашей эры. В местах, по которым пролегал Велкий шелковый путь, делали предметы практически вечные. Бронзовые сосуды с тончайшей резьбой или золотые, инкрустированные рубинами. Гребни из рога, зеркала из бронзы, в которые сегодня смотреться бесполезно. Посуду из белого фарфора с синей росписью — чем не «гжельское» сочетание цветов? Ткани из шелка, который ценился дороже золота: в Китае его начали изготавливать 5 тысяч лет назад. И декоративные элементы зданий с надписью «Бесконечное счастье». На эту же тему — бесконечного счастья — раскинула в витрине рукава хлопковая рубаха, сотканная VIII веке до нашей эры, и истлевать не собирается.

 

dsc06695-_opt

Большой зал Музея декоративного искусства и дизайна (Старая Рига, улица Скарню, 10/20) до 15 января будет занимать выставка «Семидесятые. Целесообразность красоты». В 2013 году здесь подобная тема уже поднималась — давалась общая картина развития латвийского прикладного искусства и дизайна в 1960-е годы, и вот настал черед следующего десятилетия.

В семидесятые прикладники шли навстречу живописцам и скульпторам — их работы становились все более «картинными», эмоциональными, самоценными и все менее утилитарными. Гобелены переставали вжиматься в стены, становились объемными, многоплановыми, многозначными. Материалы использовались демократичные (веревки, сизаль, леска), техники множились, в одной и той же работе могли сочетаться вышивка, аппликация, участки тканые, связанные спицами и крючком. Керамика двигалась в том же направлении — становилась садовой (в СССР она считалась особенностью нашей национальной школы), украшала интерьеры, предметы выставлялись «мобильными группами», что предполагало некоторую игру, свободу и различные варианты их расстановки. В семидесятые латвийская керамика и текстиль уже умели говорить на языке мирового искусства и не отставали от его тенденций. Абсолютно «непыльными» эти работы выглядят и по сей день. Под занавес предлагаем подборку фотографий с выставки.