Дарья Бескина: «Задача – привозить в Ригу хороших музейных русских художников»

696

CUB – рижская галерея потомственных москвичей Дарьи Бескиной и Александра Чернова – вырос и перестал быть «Кубиком». Переехал в новые, более просторные помещения на границе центра и Старой Риги, но сохранил самобытность. Как говорит Дарья, здесь по-прежнему будут выставляться отличные русские художники. И по-прежнему совершенно бесплатно для посетителей.

Хозяева галереи CUB привозили к нам работы авторов, которые до этого в Риге никто не видел, и с каждой новой выставкой обретали новых друзей. Однажды стало понятно, что завсегдатаи в галерее на улице Аусекля просто не умещаются, и вот она уже прописалась по другому адресу: бульвар Зигфрида Анны Мейеровица, 6, открыв новые помещения выставкой «Майя и медведи».

Новоселье «Кубика» стало темой нашей беседы с Дарьей Бескиной.

– «Куб – галерея со своим лицом, ни на какую другую не похожая. С преданными посетителями, которым по большому счету уже все равно, что вы будете показывать: они придут.

– «Куб» начинался как место для своих, только для знакомых, куда приходили те, кого мы знаем. По звонку. А потому все вдруг раз – и стало по-другому. Так что если концепция и была, то она очень быстро поменялась. Выставки проходили каждый месяц, и на каждую приходили новые люди, становились нашими друзьями и приводили своих друзей, народу стало так много, что от изначальной камерности ничего не осталось. Это очень здорово, конечно, но быть галереей по звонку стало невозможно.

Саша Чернов, мой муж, говорил о старом «Кубике»: «Это у нас с тобой художественный бутик». Так ведь и было: приходили люди – я каждому все рассказывала, для каждого проводила индивидуальную экскурсию. А потом вдруг проявился такой огромный интерес…

Переломным моментом, который заставил думать о переезде, стала такая история. Позвонила мне дама и сказала, что она инвалид, долго ехала на троллейбусе, потом на трамвае, добралась к нам, а двери закрыты. Я долго извинялась и говорила, что везде пишу – мол, нужно предварительно договариваться, а потом поняла: что значит «везде»? В интернете пишу, на фейсбуке, но не все люди пользуются фейсбуком. И если сарафанное радио начинает действовать, человек просто не знает, что нужно заглядывать еще и на фейсбук. Так что концепция закрытости больше не работала.

И поэтому мы решили, что нам нужна галерея, которая будет открыта для посетителей без всяких предварительных звонков и иметь неизменные часы работы. Был зал на 60 квадратных метров, теперь это почти 140 метров. Здесь все будет «по-кубовски» и дальше – просто появился сотрудник, знающий языки, который встречает у входа, телефон официальный, брошюры про «Куб», сайт, сувениры какие-то, книги, альбомы. Ну какие сувениры – не магнитики, конечно. Это будут книги и альбомы о художниках, которые у нас выставлялись, «Художественный журнал», открытки от Григория Остера или майки от Валеры Чтака. Привезем прекрасные книжки про Дмитрия Крымова из московского Бахрушинского музея: их всех мы представляли в первом маленьком «Кубике». Плюс будет зона, куда мы поставим книги, принесенные друзьями: таких книжек замечательных уже скопилось невероятное количество – каталоги Ромы Коровина, несколько выпусков «Орбиты»…

Все копится – еще и еще, в прежнем пространстве мы просто лопнули бы. А здесь я хочу сделать что-то вроде библиотеки, где можно посидеть, выпить кофе – бесплатно – и все это богатство посмотреть. Это будет такое не совсем выставочное пространство – как в любом маленьком музее.

– Теперь люди станут приходить к вам, например, еще и потому что замерзли: «Зайду к Даше, выпью кофе».

– Но это внешние такие вещи. Не будет меняться концепция выставок. Правда, сейчас мы имеем возможность сделать постоянную экспозицию, а это важно. Потому что раньше все, что оставалось после выставок, мы спускали в подвал, и больше никто никогда этого не увидел бы. Теперь мы сделаем несколько залов, где все можно будет посмотреть.

– То есть уже и запасники у вас есть – как в музее. Можно ли сказать так: прежняя галерея была настолько успешна, что позволила вам переехать в новое помещение?

– У нас ведь не очень коммерческие выставки были. Мы не берем ни копейки за вход и не будем брать, у нас бесплатная галерея. Поэтому говорить: да, у нас так хорошо пошли дела, что в результате мы переехали в новое помещение, просто смешно. Мы в Москве сделали несколько художественных проектов – мы ведь и там занимаемся арт-бизнесом, – благодаря чему и совершили переезд в Риге. Я была бы рада, если бы за восемь месяцев работы галереи CUB в Риге мы смогли купить новое помещение, но это утопия.

Строим мост

– А в Москве что-то похожее на «Куб» могло бы быть? Или это как раз больше московская идея, чем рижская?

– Честно говоря, когда был еще старый «Кубик», я равнялась на московскую галерею «Роза Азора». Это такая небольшая по площади галерея, которая делает потрясающие проекты и имеет самую изысканную московскую публику.

А вообще мы строим мост между Москвой и Ригой. Задача изначально была такая – привозить сюда хороших музейных русских художников.

[box type=»shadow» ]Меньше чем за год существования галереи рижане увидели произведения замечательных российских авторов, которые раньше здесь посмотреть просто не могли: Александр Лабас, Олег Кулик, Андрей Бартенев, Айдан Салахова, Сергей Шутов, Виноградов и Дубосарский, Меер Аксельрод, Валерий Чтак, Майя Остер, работы актеров и художников московского театра «Мастерская Дмитрия Крымова»: список неполный. [/box]

– Это остается главной задачей?

– Да, конечно, остается. Но мы уже планируем выставлять местных авторов. Следующий проект – латвийский художник Роман Коровин, который в прошлом году представлял Латвию на Венецианской биеннале.

Еще очень важно, что раньше в этих помещениях много лет была художественная галерея «21». Хочется надеяться, что к нам станут приходить посетители той галереи. Ну никак не удается нам заиметь латышскую публику! Жалко, привозишь ведь такие вещи хорошие, хочешь познакомить. Надеюсь договориться с директором галереи Калнциемского квартала и делать выставки у них. Я абсолютно без ревности отнесусь к тому, что это будет не в «Кубе».

Еще мы хотим, поскольку позволяет пространство, открыть детские курсы по типу тех, что существуют при Пушкинском музее в Москве. Они называются КЮИ, «Клуб юного искусствоведа». Никакого рисования и лепки – только история искусства от первобытного до наших дней, просмотр мировых шедевров на проекторе, дискуссии и размышления. Здесь, кажется, таких курсов нет.

– У нас учат что-то делать, но не дают ребятишкам системных теоретических знаний. Как будет у вас?

– А к нам будут – точно! – приезжать московские друзья-искусствоведы, чтобы рассказывать местным детям о том, чем они занимаются, о своих профессиональных темах – там, я не знаю, о французском искусстве, например. Это будут лектории и мастер-классы – полчаса теоретических и полчаса практических, точнее – дискуссионных занятий. Еще можно включить проектор и формате 3D просто путешествовать по музеям, а детей это привлекает. Мы планируем все делать с Наташей Евсеевой из рижского Музея Бельцовой и Суты, которая станет вести лекции на латышском языке, а я – на русском.

Но предварительно все же устрою собеседование, чуть-чуть, потому что очень хочется, чтобы сюда приходили люди действительно заинтересованные, а не такие, кто просто намерен отдать ребенка – пусть куда-нибудь ходит. У меня есть опыт работы с детьми – в Москве я преподавала в частной гимназии «Мировую художественную культуру» и знаю, что такое дети, которые совершенно не заинтересованы в таких вещах.

Курсы будут платными, но не очень дорогими: мы хотим установить общерижскую, среднюю цену. И давать введение в историю искусств для школьников от 7 до, я думаю, 14 лет. Посмотрим – может быть, захотят заниматься и взрослые люди. Мне с детьми очень интересно. Со взрослыми – не знаю, никогда не пробовала. Я их боюсь.

Все это будет происходить, конечно, не в Пушкинском музее, что уж говорить. Но все равно вокруг будет искусство. Вот ты приходишь на занятия, а вокруг тебя хорошие картины. Хотя, бывают и провокационные выставки, но ребенок должен понимать, что искусство бывает разным.

«Только в Риге такое возможно»

– И все же как «птичку жалко» – старый покинутый «Кубик»…

– Потому что столько в него вложено – до мозолей – всего. Потолок там был низкий, картины бликовали, представить весь спектр работ художника было очень сложно из-за маленького пространства, приходилось выбирать самое-самое. Но в этом был какой-то шарм!

Зато теперь людям больше не придется в поисках галереи лезть на чердак, когда нужно спускаться в подвал, как в старом «Кубе»: там нельзя было сделать вывеску, и половина людей почему-то шли наверх. А Аля кричала снизу: «Вы не туда пошли!». Междусобойчик такой, очень милый. Все это чудно, но как-то по-школьному. А здесь будет все серьезно.

Там мы были ограничены в экспозиционной фантазии, потому что могли делать развеску только по периметру. А здесь можно так играться! Брать замечательные наброски Лабаса и по витринам их раскладывать. Кроссовку Чтака на картоне повесить во всю стену. Это как после Москвы – задыхаешься, приезжаешь и здесь дышишь-дышишь-дышишь. Ну жалко, конечно, тот «Кубик», маленький. Ну, вырос.

– За восемь месяцев вырос. Рывок!

– Только в Риге такое возможно. Я не ожидала. Здесь по-другому течет время. В Москве эти восемь месяцев нужно было бы умножить на 2, на 3 даже. Здесь люди все быстрее друг другу сообщают.

[box type=»shadow» ]Дарья Бескина. Родилась в 1980 году в Москве. В 2003 году окончила отделение истории искусств исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова. В 2001-м и 2003 году работала ассистентом куратора Русского Павильона на Венецианской Биеннале. Состояла в редакционной коллегии «Художественного Журнала» (Москва). В 2004 году была координатором выставки «Москва – Берлин». Участвовала в организации многих российских и зарубежных выставок. В настоящее время живет и работает в Риге.[/box]