Красота требует денег. Или работы

1387
Wikimedia

Две ассоциации индустрии красоты требуют у государства увеличить пособие по простою хотя бы до 1 200 евро в месяц или дать им возможность возобновить работу. Альтернатива – Конституционный суд.

Представители индустрии красоты не раз делали намеки политикам, что простой для них невыносим; на прошлой неделе пообещали пойти в Конституционный суд, а сейчас выступили с требованиями к правительству, выполнение которых, вероятно, удержит их от подачи иска в ближайшее время.

Самый предпочтительный сценарий для них – возобновление работы, против которого до сих пор выступал министр здравоохранения Даниэль Павлютс. Но если он решительно невозможен, отрасль, как пишет портал Delfi, требует от государства дать больше денег: увеличить пособия по простою до 1 200 евро и добавить по 100 евро на каждого ребенка.

По расчетам Латвийской ассоциации специалистов индустрии красоты и Латвийской ассоциации косметологов, это минимум, необходимый, чтобы занятые в отрасли могли как-то содержать себя и семью и покрывать связанные с хозяйственной деятельностью расходы. (В отличие от других простаивающих сфер бизнеса, в этой индустрии много самозанятых, которые не могут получить субсидии на текущие расходы).

Портал поясняет, что поскольку большинство занятых в отрасли – плательщики патентов, им в основном доступно минимальное пособие по простою, то есть 500 евро. Почти все они – женщины, многие – одинокие мамы, и невозможность работать (и зачастую еще и необходимость платить за аренду простаивающих кабинетов) поставила их на грань нищеты и/или загнала в долги.

По словам юриста Виктории Яркиной (она взялась подготовить документы для суда), запрет на услуги красоты не обоснован логически и, судя по «ковидной» статистике, не достиг цели снижения заболеваемости. Возможно, из-за того, что часть мастеров все-таки работает, но подпольно и без соблюдения требований эпидемиологической безопасности. Также она отметила неравные условия на рынке: в медицинских центрах косметологи по-прежнему могут работать, в собственных кабинетах – нет.

Юрист полагает, что у иска в Конституционном суде есть очень неплохие шансы на успех.